Путин отводит войска от сухопутной границы, но ведет себя смелее на воде.

В прошлом месяце украинцы вздохнули с облегчением, когда президент России Владимир Путин сказал, что отведет большую часть из ста тысяч военнослужащих, перемещенных к российско-украинской границе. Облегчение украинцев разделили США, НАТО и вся Европа.

Но вздыхать с облегчением не стоит никому: Путин не из тех, кто будет отступать. Итак, где же нам ждать следующей провокации? Вероятнее всего, на водах Черного моря.

В 2014 году Россия вторглась на Украину и оторвала у неё стратегически важный полуостров Крым. Это был самый масштабный захват территории у суверенного государства в этом веке. С того момента Россия финансировала, тренировала, предоставляла оружие и военных советников сепаратистским силам в регионе Донбасс на юго-востоке Украины.

Недавнее наращивание сил, вероятно, было посланием Западу о том, насколько неумолим Путин в давлении на Украину. Говорило оно и о глубоком неприятии вступления Украины в Организацию Северо-Атлантического договора. Кроме того, этот шаг отвлек внимание от преследования лидера оппозиции Алексея Навального и хорошо повлиял на поддержку Путина в России, ведь в момент аннексии Крыма его рейтинг одобрения резко вырос. И, наконец, это наращивание сил оказалось достаточно эффективной тренировкой для российских военных на случай, если Путин решит рискнуть и перейти границу.

Хотя недооценивать способность Путина удивлять своих геополитических противников не стоит, текущий момент не кажется подходящим для полномасштабного наземного вторжения. Путин уже и так много тратит на зарубежные авантюры. Восстановление Сирии обойдется совсем не дешево. Поддерживать украинских сепаратистов тоже дорого. Кроме того, Путин отличается тягой к новому дорогому вооружению (милитаризация космического пространства, например). При этом страна всё ещё находится под значительными санкциями со стороны Запада.

Вместо этого Путин может решить обратиться к морю и укрепить контроль над водами Черного моря. 

Я полдюжины раз проходил через узкий турецкий пролив Босфор, позволяющий попасть в эту значительную акваторию, и меня каждый раз поражала её стратегическая важность. Черное море, размером с треть Мексиканского залива, омывает берега Болгарии, Грузии, Румынии, России, Турции и Украины. Смесь языков, культур, членств в альянсах и экономических размеров этих стран поражает также, как и долгая история. Если верить древним грекам, Ясон и аргонавты путешествовали по этим водам, и, по мнению некоторых ученых и исследователей Библии, Ноев Ковчег тоже.

Из перечисленных стран три являются членами НАТО (Турция, Румыния и Болгария), а две страны — Украина и Грузия — близкие партнеры альянса (Россия оккупировала часть территории их обеих). Как и Южно-Китайское море, Черное море — потенциальная морская горячая точка. Более того, согласно недавнему исследованию Атлантического совета, этот регион, вероятнее всего, станет богатым источником углеводородов, что только усугубит напряженность.

Россия стремилась заполучить Крым в основном из-за его прекрасных портов — тут базировался украинский флот, когда я посещал регион, будучи командующим НАТО — и управления морскими путями между Россией и Украиной. Образцом того, что может спровоцировать морской конфликт, могут послужить события конца 2018 года. Тогда российский ВМФ и береговая охрана задержали три украинских военных корабля, когда те пытались войти в Черное море через Керченский пролив, узкий проход, разделяющий Россию и полуостров Крым.

Уровень напряжения вернулся. В середине апреля Пентагон объявил, что отправит два ракетных эсминца в Черное море, заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков назвал это решение «сугубо провокационным». Хотя США резко отказались от развертывания кораблей, Кремль закрыл прибрежные районы Крыма от иностранных военных кораблей.

Когда в 2014 году Россия вторглась на Украину, военные Путина воспользовались колдовским зельем из тактик и процедур, среди которых были наступательная кибервойна, специальные силы без знаков отличия (так называемые зеленые человечки), тайные атаки на транспортные узлы, пропаганда в социальных сетях и молниеносные традиционные удары. Нет сомнений, у Путина есть и морская версия этой методички.

Наступление, вероятно, будет состоять из нескольких элементов, среди которых быстрые патрульные катера с крылатыми ракетами класса «поверхность-поверхность» и крылатыми ракетами для поражения наземных целей; вертолеты для доставки специальных сил, размещенные на десантных кораблях; подлодки для атаки украинских военных и гражданских целей; кибератаки для парализации украинского командования и контроля; высадки десанта на ключевые стратегические перекрестки позади украинского фронта. Русские подавят украинцев, а НАТО, даже если захочет, не сможет прибыть достаточно быстро.

Среди задач будет нейтрализовать военно-морские силы Украины, получить полный контроль над северной частью Черного моря, отрезать украинские военные силы от каналов обеспечения и получить господство над землей, которая может соединить Россию с Крымом. (Сейчас их разделяет значительный кусок украинской территории.) 

США и НАТО будут решительно возражать. (Госсекретарь Энтони Блинкен на этой неделе позвонит в Киев, чтобы ободрить его.) Однако Украина не подпадает под гарантию безопасности НАТО «нападение на одного — нападение на всех».

Как известно, во время Американской революции Пол Ревир (Paul Revere) использовал фонари на Старой Северной церкви в Бостоне, чтобы сигнализировать о наступлении британцев: «один — по земле, два — по реке». Если Путин решит двинуться на Украину, можно рассчитывать на два фонаря. 

Джеймс Ставридис — адмирал ВМС США в отставке, бывший верховный главнокомандующий силами НАТО в Европе, почетный декан Школы права и дипломатии имени Флетчера при Университете Тафтса. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.