Журналисты hromadske провели два дня на Львовском форуме по безопасности, чтобы понять, каким будет новое украинское оружие и почему у украинской частной оборонной промышленности есть реальный шанс стать одной из лучших в мире.

Украинский «Байрактар»

«Я убежден, что будущее — за высокотехнологичными дронами. В ближайшие десятилетия мы увидим рост числа роботизированных систем, которые будут самостоятельно определять цель, отслеживать ее и наносить удары. А человек будет управлять этими системами из комфортных офисов», — прогнозирует Гусев.

И действительно, значительная часть разработок украинских компаний, которые приехали в этом году на Львовский форум по безопасности, касается именно военных дронов и роботизации.

«В этом году военно-морские силы получат пять „Байрактаров". Нам нужно в десятки раз больше, но это тоже не панацея, так как у „Байрактара" есть проблемы при использовании в определенных условиях. В Азербайджане была безоблачная погода. В Украине это совсем не так, и испытания показали проблемы с этим. Поэтому есть перспектива развития нашего беспилотника „Сокол", который, возможно, покажет лучшие характеристики для наших условий», — предполагает командующий подготовки Командования сухопутных войск Вооруженных сил Украины Александр Павлюк.

Компания «Скаэтон» с началом войны перепрофилировалась на «оборонку» и производит беспилотники. Ее основатель Александр Степура рассказывает, что турецкая компания разрабатывала «Байрактар» 20 лет, в Украине же на разработку его аналога уйдет значительно меньше времени.

«Украина строила одни из лучших в мире самолетов. Нам надо 2-3 года, и мы сделаем эти системы», — уверяет он.

Согласен с ним и гендиректор конструкторского бюро «Луч» Олег Коростелев.

«У нас есть промышленность, которая выпускает все составляющие: двигатели, инерциальные системы, радиолокаторы, — перечисляет Коростелев. — На основе этого можно спокойно укомплектовать современный беспилотный летательный аппарат. Говорить, что Украина не способна спроектировать дозвуковой аппарат — это просто смешно!»

И хотя украинского «Байрактара» пока нет, инновационные дроны украинского производства уже есть.

«Чтобы контролировать свои территории, нужно иметь информацию об их состоянии. Эту функцию могут выполнить только крылатые системы малого класса (до 25 кг). Такие самолеты должны летать очень долго, чтобы покрывать большие территории. Техника должна быть очень надежной, чтобы не падать на головы людям. Наш самолет может летать более 24 часов и нести на себе различные сенсоры», — рекламирует свою продукцию основатель «Скаэтона».

Следующие шаги — автоматизация взлета-посадки и создание системы распознавания.

«Они сами будут находить объекты или аномальные явления, которые заказчик хочет видеть», — говорит Степура.

Удар «Грома»

«Наша компания производит беспилотный комплекс разведки и корректировки огня. Это наш флагман. Десятки комплексов уже работают в Вооруженных силах», — рассказывает директор «Атлон Авиа» Артем Вьюнник.

Именно этот опыт стал толчком для разработки высокоточного средства поражения «Гром», испытания которого должны состояться в конце 2021 года.

«„Гром" — не классическое высокоточное оружие. Фактически, это летательный аппарат, который несет на себе боевую часть, имеет головку самонаведения, и наделен всеми свойствами как самолета, так и высокоточной ракеты», — говорит Вьюнник.

Сложность разработки оружия не подпадает под классические критерии — не только в инновационности, но и в бюрократических препонах.

«Подписание совместного решения и разработка тактико-технического задания на „Гром" начались в июне 2020-го, а завершились в июле 2021-го. Все это можно делать гораздо быстрее. Кроме того, процедуры разработки авиационной техники и высокоточных средств поражения отличаются и даже вступают между собой в конфликт. Но я думаю, что это технические проблемы, и мы их преодолеем», — убежден Вьюнник.

Следующим проектом, который компания собирается реализовывать, станет доставка беспилотного комплекса в район цели внутри ракеты.

Ракеты как визитная карточка

Одна из мощнейших составляющих украинской оборонки — ракетостроение.

«Ракеты — это то, что Украина может делать практически самостоятельно. Ракеты — это то, чего боятся в России. Если бы мы имели 10 дивизионов ракетных комплексов „Нептун" в ВМС, то российские корабли не ходили бы так нагло, как сегодня. Первый дивизион этих ракетных комплексов мы, дай бог, получим в середине следующего года. А „Луч" и „Артем" могут производить по три дивизиона. Если бы мы сосредоточились, то за три года было бы защищено море», — убежден директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак.

По его словам, стоимость нового бронетранспортера для армии — около 32 миллионов гривен. При этом один маленький наземный роботизированный комплекс, если на него поставить противотанковые ракеты, которые производит «Луч», будет стоить на порядок дешевле — 3,2-4 миллиона.

«То есть за цену одного БТРа можно получить подразделение ударных боевых роботов. Будет ли противник тратить на такие маленькие роботы очень ценное оружие? Есть надежда, что нет. То же с самолетами — один истребитель F-16 обойдется в 40-55 миллионов долларов. А если вложить деньги в „Сокол-300", то мы когда-нибудь выйдем на возможность использования беспилотной авиации вместо пилотируемой», — говорит эксперт.

Большие перспективы в ракетостроении видит и основатель «Украинского милитарного портала» Тарас Чмут.

«Украина производит качественную ракетную технику, которая продается. Давайте аккумулировать деньги, вкладывать, развивать. Та же „Ольха" — давайте разворачивать это в большие системы. В разведывательные ударные комплексы. Объединять „Ольху" с украинским беспилотником, который будет искать цель и корректировать огонь», — говорит Чмут.

Многопрофильный «Скорпион»

«У нас есть не только денежная мотивация, но и гражданская. Особенно сильно нас мотивирует лидер страны-агрессора. Поэтому мы очень заинтересованы в успехе наших решений», — говорит директор запорожской компании «Инфоком» Эдуард Троценко.

Эта частная компания специализируется на беспилотных роботизированных платформах.

«Мы разработали систему малых роботов, которые могут доставлять груз до 150 кг. Их можно использовать для диверсий, перевозки боеприпасов, одежды, провианта. Можно транспортировать раненых. Это направление является перспективным, так как он бюджетное и имеет двойное назначение. Например, „Скорпион" мы тестировали для сельского хозяйства — сняли с него турель, подключили плуг и смогли обрабатывать землю», — рассказывает Троценко.

Еще одно гражданское назначение «Скорпиона» — тушение пожаров.

Частный сектор — основа «оборонки»

«Ряд наших продуктов по своим характеристикам — лучшие в мире. Это и бронетехника — БТР-4, танк „Оплот". Это и ракетные системы производства конструкторского бюро „Луч". Это и самолетостроение, и радарные системы», — перечисляет директор государственного концерна «Укроборонпром» Юрий Гусев.

Но особенного прогресса за годы российско-украинской войны достигла именно частная «оборонка».

«Инфоком», «Скаэтон», «Атлон Авиа» и многие другие украинские частные компании, работающие на оборонку, появились или активизировались после начала российской агрессии. Они не столько конкурируют с крупными государственными игроками, сколько заполняют те ниши, куда гиганты не дотягиваются.

Это не является чем-то уникальным. Едва ли не все лучшие виды вооружения разработал именно частный сектор. Например, израильский «Железный купол», турецкий «Байрактар», американский «Джавелин».

«Частные производители быстрые, гибкие, более адаптивные, и они с 2014 года показывают огромную динамику развития, — рассказывает Тарас Чмут. — Частные предприятия, которые появились в 2014-2016 годах, уже вышли на азиатские, африканские рынки. Начинают выходить на европейские».

«Мы, украинцы, там нужны, — убежден основатель частного «Научно-производственного объединения „Практика" Олег Высоцкий. — Покупатели нам говорят: „Украина отличается от немцев чем? Даже не ценой. Немцы испытывают в лабораториях. А вы — в боях"».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.