Все чаще звучат заявления обеспокоенности со стороны экспертов и представителей власти, относительно того, что оккупированный Россией украинский полуостров Крым может стать территорией, где будет размещено ядерное оружие. Если это так, то Крым автоматически превращает Украину в страну, на территории которой (хотя и неконтролируемой Киевом) базируется военный ядерный потенциал, от которого наше государство отказалось еще в начале 1990-х годов. Ситуация во многих аспектах, в том числе с точки зрения геополитической безопасности, крайне неоднозначна и опасна. Тем более учитывая милитаристские настроения Кремля и тот факт, что Крым де-факто является военным плацдармом с радиусом досягаемости ракет к Брюсселю и Ближнему Востоку.

Вице-премьер-министр Украины — министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексей Резников, который находится с рабочим визитом в Соединенных Штатах Америки, заявил: «Россия уже де-факто оккупировала Азовское море и тотально изменила баланс в Черном, полностью его милитаризировала. Мы особенно обеспокоены действиями РФ, которые направлены на подготовку Крыма к развертыванию там ядерного оружия».

В свою очередь в комментарии «Дню» бывший министр обороны Украины Андрей Загороднюк сказал: «Угроза реальная. У независимой экспертной сети есть немало вторичных доказательств того, что РФ завезла туда ядерное оружие. РФ будет постоянно угрожать применением ядерного оружия. Сейчас его применение маловероятно, ведь последствия в этом случае для РФ будут очень негативными. Но угрожать, повторяю, будут. Благодаря этому Россия будет препятствовать переговорам и международным усилиям по возвращению Крыма. Также может угрожать в случае попытки усилить присутствие сил и средств НАТО в Черноморском регионе. Или в случае получения Украиной ПДЧ. Нам и Западу надо быть готовыми и не поддаваться на эти провокации. Реакция Запада — это санкции и экономическое и политическое давление. Да, Крым — это Украина, и расположение ядерного оружия на этой территории — незаконно. Но нам надо еще доказать, что ядерное оружие там есть. Считаю, что рано или поздно у нас будут прямые доказательства этого».

«С 2014 года после оккупации Крыма фактически ничего не мешает России размещать на полуострове ядерное оружие, — говорит в комментарии «Дню» бывший представитель президента в АР Крым Борис Бабин. — Для этого она имеет носители — ракетные комплексы, которые находятся в Крыму и пригодны для применения ядерных боеголовок, военно-морские корабли, на которых также есть соответствующие носители для использования ядерных боеголовок. Также там сохранились еще советские комплексы для хранения ядерного оружия, которое было предназначено для вооружения Черноморского флота, и таким образом за эти семь лет ничего не мешало России возобновить их деятельность. Кроме того, развитие так называемого Крымского моста и в первую очередь железнодорожного перехода позволяет России перебрасывать на полуостров собственное ядерное оружие, потому что оно традиционно в России транспортируется по железной дороге. Логистически есть все предпосылки для размещения там ядерного оружия.

Второй вопрос: действительно ли оно есть сейчас в Крыму? Здесь мы имеем очень много разных мнений, заявлений, позиций. Но это все, с юридической точки зрения, не имеет никакого веса. Ведь на данный момент фактических доказательств этого не предоставлено. И сама РФ никаких заявлений по этому поводу не делала. Причем, тут есть интересная вещь, что такие современные ядерные страны как США и Великобритания имеют в своем арсенале достаточно средств определения наличия ядерных зарядов на данной территории. То есть они могут это мониторить. Может ли этот вопрос также мониторить Киев, я не знаю. Но юридически можно говорить то, что Российская Федерация никогда не отрицала того, что в Крыму может быть ядерное оружие.

Никаких гарантий нераспространения на Крым собственной ядерной политики Россия не давала. В их военной стратегии никаких исключений относительно Крыма не делается. Кроме того, РФ не пускает в Крым миссию МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии — прим. ред.) и тем самым образует в Крыму „серую" зону, в которой можно хранить что-либо и в любом измерении. Причем, еще до оккупации Крыма в Севастопольском университете находился учебный ядерный реактор, и этот реактор с 2014 года власть Украины не контролирует. Сама Российская Федерация относительно этого реактора делала противоречивые заявления, утверждая, что он якобы не эксплуатируется. Но так ли это, нам неизвестно.

Известно то, что Россия неоднократно туда завозила своих специалистов по исследованию этого реактора. Он, повторяю, учебный и имеет риски не столько связанные с производством ядерного оружия, потому что у него недостаточно большой потенциал, а именно с возможными инцидентами относительно загрязнения, потому что этот реактор находится около одной из севастопольских бухт. Если случится утечка ядерного топлива или другая проблема подобного характера, то акватория Черного моря и побережья попадет в зону заражения. Это реальная ситуация, о которой Украина неоднократно говорила в МАГАТЭ. Сейчас наши партнеры, конечно, учитывают возможность нахождения в Крыму ядерного оружия и, как минимум, использования Крыма как плацдарма для его применения. Но здесь нам надо понимать главную вещь. Наличие или отсутствие ядерного оружия в самом Крыму слабо влияет на деоккупацию Крыма, потому что ядерное оружие в любом случае имеется в наличии у РФ, которая угрожает этим оружием всем, кто в их понимании посягает на их территорию. Поэтому в этой ситуации — или это оружие находится в Крыму, или в Краснодарском крае — особой роли не играет».

Напомним, что авторы недавнего доклада «Милитаризация Крыма как угроза Европе и реакция НАТО на нее» из мониторинговой группы BlackSeaNews, с большой вероятностью допускают наличие на территории Крыма ядерных боеголовок для морских и береговых ракетных комплексов еще с 2015-2016 гг. В частности, в разделе «Возобновление ядерной инфраструктуры на оккупированном полуострове» эксперты отмечают, что в марте-апреле 2014-го, с первых дней оккупации Крыма, российскими военными были взяты под контроль базы хранения и обслуживания ядерного оружия на территории Крымского полуострова, которые были там со времен СССР.

По имеющейся информации, в мае 2014-го через несколько месяцев после аннексии полуострова российское командование проинспектировало главную базу хранения и обслуживания ядерного оружия — так называемый объект «Феодосия-13». А 26 января 2015-го российские СМИ сообщили, что в рамках создания российской военной группировки в Крыму сформирован территориальный орган 12-го главного управления Генштаба Минобороны РФ, который занимается обеспечением хранения, перевозки и утилизации ядерных блоков для тактических и баллистических ракет.

Напомним, что объект «Феодосия-13» действует с 1955 года и использовался для хранения ядерных боеприпасов для авиации, артиллерии и ракет, в том числе для боевых кораблей Черноморского флота СССР. Здесь собирали атомные бомбы, которые применялись в сентябре 1956-го в учениях на Семипалатинском полигоне. В 1959 году из Кизилташа были отправлены первые ядерные боеголовки в ГДР (Фюрстенберг). В сентябре 1962 года в рамках операции «Анадырь» во время Карибского кризиса шесть собранных в Кизилташе авиабомб были отправлены на Кубу.

25 апреля 2015 года информационно-аналитический центр Совета национальной безопасности и обороны Украины (ИАЦ СHБОУ) сообщил, что 23 апреля в генеральное консульство Украины в Ростове-на-Дону поступило сообщение о том, что через железнодорожную станцию Ростов, вероятно в сторону Крымского полуострова, проследовало несколько вагонов со знаком «Ядерная опасность». Раньше, по словам жителей полуострова, подобные грузы неоднократно были замечены на территории АР Крым.

Известно также, что возобновляется базовый комплекс по обслуживанию ядерного оружия — одна из центральных баз хранения ядерного оружия СССР — военная часть № 62047, известная как «Феодосия-13», поселок Кизилташ (Краснокаменка), в горном урочище между Судаком и Коктебелем.

До оккупации Крыма в 2014 году комплекс зданий и сооружений использовался в качестве пункта постоянной дислокации 47-го полка специального назначения «Тигр» внутренних войск МВД Украины, в состав которого входили два батальона спецназначения. Там также были дислоцированы военная комендатура охраны 51-го объединенного состава BMC Украины и патрульный батальон.

Напомним также, что еще в декабре прошлого года Центр оборонных стратегий в докладе «Штормовое предупреждение: растущие угрозы в Черноморском регионе» отмечал, что в случае возобновления Украиной ее территориальной целостности всеми легитимными, с точки зрения национального законодательства и международного права, средствами Россия может прибегнуть к ядерной эскалации, расценив такие действия как «осуществление влияния противника на критически важные государственные или военные объекты РФ, выведение из строя которых приведет к срыву соответствующих действий ядерных сил». Кроме того, учитывая то, что Россия, технологически отстающая от НАТО, в том числе в сфере вооружения, может использовать оружие массового поражения, как компенсацию ее значительно меньшего потенциала обычных сил и вооружений в условиях дальнейшей эскалации.

Понятно, что наличие ядерного оружия, которое принадлежит агрессору с непредсказуемыми намерениями в сердце Европы и эпицентре акватории Черного моря, выходит за рамки проблем только Украины. Учитывая также не всегда однозначное поведение западных стран, которые развязали руки Кремлю в вопросах «Северного потока — 2», можно сказать, что такая угроза еще усиливается и слабым осознанием на Западе опасностей, которые исходят от России. И здесь уже вопрос, очевидно, упирается не только в необходимость возобновления территориальной целостности Украины и ее суверенитета, но и в развитие адекватного оборонного каркаса в центре и на востоке Европы. Ведь ядерная угроза с ее спектром опасностей — это уже не локальный конфликт и не региональный вопрос двух соседних стран. Это очередное отодвигание границы действия «красной кнопки» в сторону цивилизованного мира, когда опасность для него может стать неконтролируемой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.