Тяжелый танк с несколькими башнями сначала казался многим отличной идеей. Эта машина была оснащена невероятно мощным, а точнее многочисленным оружием. Его главное преимущество, восхищавшее сторонников Т-35, заключалось в возможности обстреливать сразу несколько целей. Но чем больше оружия появлялось у танка, тем внушительнее становились его размеры, прежде всего длина, а значит, росла и масса. Масса Т-35 была неадекватно большой по сравнению с толщиной брони.

Такая же, как у Т-35, масса была, например, у советских танков КВ-1 и КВ-2, которые появились позже него, но тоже применялись в начале Великой Отечественной войны. КВ это традиционные однобашенные танки, обладавшие броней неуязвимой для немецких ударов.

А вот у танка Т-35 броня была слишком тонкой, например, на боках и переде башни она составляла 20 миллиметров, что в сочетании с большими размерами и неповоротливостью танка, в который легко было метить, не оставляло больших шансов на выживание в бою. Так что экипажам Т-35 по сути везло, если прежде чем броня была разбита, их танки выходили из строя из-за технических неполадок.

Многобашенные танки разрабатывал не только Советский Союз, где эта компоновка, правда, полюбилась особенно. К праотцам таких танков нужно отнести британский экспериментальный Vickers A1E1 «Независимый», созданный в середине 20-х годов. Был создан всего один образец этого танка. Танк тоже был пятибашенным, как и более поздний Т-35, но пять башен оказалось слишком много.

Оценивая трезво, приходится признать, что даже три башни, которыми располагал советский танк Т-28 или немецкий Neubaufahrzeug, который относят к тяжелым, хотя по массе он соответствует Т-28, это уже слишком. Для полноты картины отмечу, что создавались и легкие двухбашенные танки, как правило, для водителя и двух пулеметчиков.

По сравнению с перечисленными танками «Независимый», Т-28 или Neubaufahrzeug, у которых всегда была только одна пушка, а остальное оружие — пулеметы, Т-35 мог похвастаться, кроме пулеметов, еще и тремя пушками. И если говорить о возможности обстреливать сразу несколько целей, то в данном случае они наиболее широки.

Создание Т-35, его прототипы и серийное производство

До сих пор ведутся споры о том, насколько на создателей танка Т-35 повлиял британский танк «Независимый». Так или иначе в СССР об этом танке знали, видели своими глазами и даже выражали заинтересованность в его покупке. По крайней мере некоторые источники сообщают, что такая задача ставилась советской делегации в Великобритании. Но эти два типа полностью отличаются друг от друга, если только не учитывать одинаковое количество башен. Например, у «Независимого» пушка находилась только в главной башне, а у Т-35 — в двух малых.

В начале 30-х годов советские танковые конструкторы только начинали разработки. Они набирались опыта на примерах зарубежных легких танков, и уже в 1931 году благодаря британскому «Виккерсу» появился легкий танк Т-26, а благодаря американскому «Кристи» — быстрый легкий танк БТ-2.

В сегменте тяжелых танков обошлось без зарубежных образцов. Вот только прежде чем конструкторы будущего танка Т-35 принялись за работу, они кое-что почерпнули из предыдущего закрытого проекта тяжелого танка, с которым им помогали немецкие коллеги.

Первый прототип Т-35 появился в 1932 году, а второй образец Т-35-2 — в следующем 1933. Серийное производство началось в 1934 году. Тут действительно уместно говорить о серийном производстве, хотя кого-то может смутить общее количество изготовленных танков. В 1934 году их было десять, в 1935 — семь, в 1936 — 15, в 1937 — десять, в 1938 — 11, а в 1939 году были собраны последние шесть. Таким образом, в общей сложности было произведено 59 серийных Т-35, из которых последние десять прошли конструкционную модернизацию.

Отличались и прототипы: и друг от друга, и от серийных машин. Им обоим пришлось «обходиться» всего шестью парами колес, но после ездовых испытаний было решено, что танки серийного производства получать восемь пар колес. Первый прототип отличался тем, что у главной башни был закругленный переход между вертикальной и потолочной броней. Еще одно заметное различие — пушечное вооружение на малых башнях: на прототипах стояли 37-миллиметровые пушки, а у серийных машин — 45-миллиметровые. Кроме того, увеличилось и общее количество пулеметов, а вот пулемет в передней части корпуса, напротив, убрали из-за изменения ее конструкции.

Вообще, различий много, и иногда серийный Т-35 даже называют «новым типом» по сравнению с Т-35-1 и Т-35-2. Различия были обусловлены, в том числе, частичной унификацией некоторых систем и комплектующих со средним трехбашенным танком Т-28. Началось это со второго прототипа. Все, что сказано ниже, касается серийных танков.

Вооружение танка Т-35А составляли три пушки и пять 7,62-миллиметровых пулеметов. Таким образом, на каждой башне было по одному пулемету с пушкой или без. С 1936 года иногда на крыше главной башни устанавливалась еще и шестая пушка, предназначенная для обстрела низко летящих самолетов.

Что касается пушек, то есть базового вооружения танка, то на главной башне монтировали пушку КТ-28. Она разрабатывалась для танка Т-28, но применялась и на легком танке БТ-7А. Укороченная пушка 7,62-миллиметрового калибра с длиной ствола 16,5 калибров была создана на основе легкого полевого орудия М1927.

На малых частях башни, то есть на передней правой и задней левой, стояли 45-миллиметровые танковые пушки с длиной ствола 46 калибров. Ее в СССР выпускали в огромных количествах и устанавливали на многие виды гусеничной и колесной техники. Максимальная скорость стрельбы достигала 15 выстрелов в минуту.

Задачи пушек на танке Т-35 распределялись логично и вполне ожидаемо следующим образом: 76,5-миллиметровая пушка предназначалась в первую очередь для боев с пехотой и полевыми укреплениями; 45-миллиметровая пушка — для танкового боя и столкновений с бронетехникой. Инструкция предписывала стрелкам 45-миллиметровой пушки уничтожать танки по собственной инициативе, но при обнаружении уязвимой цели они сначала должны были проинформировать командира танка в главной башне.

Танк вез боекомплект из 96 снарядов для 76,5-миллиметровой пушки, в общей сложности 220 снарядов для 45-миллиметровой пушки и десяти тысяч патронов для пулеметов. Боеприпасы различались, и для пушек меньшего калибра предназначались не только бронебойные снаряды, но и осколочные и так далее.

Базовый экипаж танка состоял из десяти человек. В полной комплектации его дополняли двумя механиками, один из которых был водителем. В основной состав, таким образом, входил водитель, три человека в главной башне, по два человека в башнях с пушками, и по одному человеку — в пулеметных башнях.

Последние десять серийных танков вышли в модернизированной версии известной как Т-35 модель 1938. Их можно сходу распознать по конической форме башни для большей баллистической сопротивляемости. Кроме того, некоторые участки брони стали толще, и добавился еще один пулемет — на этот раз в задней части главной башни.

Длина корпуса танка составляла 9,72 метров, а общая ширина — 3,2 метра. Большая разница между длиной и шириной привела к уже упомянутой вначале неповоротливости танка, который с трудом поворачивал. Заявленная боевая масса танка достигала 50 тонн. В модели 1938 года — более 54 тонн.

Толщина брони составляла от десяти миллиметров (дно корпуса) до 50 миллиметров (часть переда корпуса), а на модели 1938 года — все 70 миллиметров. Например, башни спереди и по бокам защищались броней в 20 миллиметров толщиной, а на модели 1938 года толщина брони главной башни достигала 25 миллиметров. Так же плохо были защищены и бока корпуса.

Т-35 оснащался бензиновым 12-циллиндровым двигателем М-17 мощностью 500 лошадиных сил. Впоследствии появилась более мощная модификация этого двигателя мощностью 580 лошадиных сил. Это был доработанный первоначально авиационный двигатель, созданный BMW, на который СССР купил лицензию.

Тяжелые танки Т-35 идут на войну

На первое июня 1941 года Красная армия располагала всеми 59 серийными танками Т-35. В мирное время ни один не был списан. Ни в оборонных боях с японцами у озера Хасан и на реке Халхин, ни при нападении на финнов во время советско-финской войны эти танки не применялись.

Вообще до войны с Германией эти машины перемещались мало, так как поддержание их в годном к эксплуатации состоянии требовало немалых усилий. Однако их регулярно показывали на военных парадах в Москве и Киеве для демонстрации мощи Красной армии.

Единственным боевым подразделением, которое на момент немецкого нападения на Советский Союз располагало танками Т-35 была 34-я танковая дивизия 8-го механизированного корпуса. Помимо 238 легких танков Т-26, 25 быстрых БТ и семи тяжелых КВ, дивизия располагала 51 Т-35. Но три Т-35 требовали ремонта средней сложности, а четыре — капитального. При этом три танка на тот момент находились в ожидании капитального ремонта на заводе номер 138 в Харькове, где прежде велось их серийное производство. При таких количествах вполне логично, что все они стояли на вооружении одной дивизии.

Остальные серийные Т-35, то есть восемь штук, использовались для обучения новых кадров. К примеру, две единицы были прикреплены к Военной академии механизации и моторизации в Москве.

34-я танковая дивизия включилась в бои практически в самом начале операции «Барбаросса», и случилось это в жестоком сражении в треугольнике Луцк — Броды —Дубно. К концу июня, когда сражение закончилось, много танков Т-35 были потеряны, в том числе при отступлении. Причем последней единицы советские силы лишились девятого июля.

Однако большую часть танков Т-35 34-я танковая дивизия потеряла не во время отступления, а еще до того, как эти машины успели столкнуться с неприятелем. В основном это происходило при передислокации, когда их выводили из строя технические неполадки, которые невозможно было устранить в полевых условиях. Часто ломалась или коробка передач, или сцепление, или тормоза необходимые для управления танком.

Один танк увяз в болоте, а другой перевернулся на берегу реки. Экипажи портили брошенные танки, уничтожали прицелы или просто взрывали их. С танков снимали пулеметы для дальнейшего использования. Всего пять танков Т-35 в битве под Дубно были уничтожены противником, и все — в последний день битвы 30 июня, когда эти танки наконец-то применили в настоящем бою. Такая же трагическая судьба, но без участия врага, постигла танк, который упал с моста и сгорел.

В октябре, как сообщают некоторые источники, с завода 183 на передовую доставили те танки, которые так и не дождались капитального ремонта. Во время первого боя за Харьков их использовали в качестве стационарной огневой точки или, если хотите, дота.

Без особых подробностей сообщается также о судьбе двух танков Т-35 в боях под Москвой. Тут уже нетрудно догадаться, что это были танки означенной военной академии. А поскольку есть фотографии как минимум одного из этих танков в заснеженной Москве с нанесенным на нем белым камуфляжем, то вполне вероятно, что в боях они начали участвовать не ранее ноября.

Наконец мы подходим к немцам. Они отремонтировали один трофейный танк Т-35 и испытали его на Куммерсдорфском полигоне. Водители жаловались, что управлять таким колоссом очень сложно. Но не поэтому в самом конце войны немцы, вспомнив о Т-35, воспользовались им как стационарным оборонным укреплением в битве за Берлин. Совершенно неважно, был ли он к тому моменту на ходу или нет. Просто из-за его уязвимости применять танк в бою давно не имело никакого смысла.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.