Официально отношения между Россией и Китаем хороши как никогда. Территориальные споры урегулированы, между двумя странами нет политических проблем, Москва и Пекин придерживаются практически идентичных позиций по вопросу о глобальном устройстве и корректно ведут себя в соседних регионах, где их интересы пересекаются. Двусторонняя торговля растет, обсуждаются крупные инфраструктурные проекты.

Но с российской стороны накапливается скрытое напряжение. Оно связано не столько со страхом перед Китаем, сколько с отсутствием понимания того, как строить отношения с растущим по соседству гигантом в кратко- и среднесрочной перспективе. Тем более что отношения эти крайне многослойны.

В подходе к общемировой ситуации Пекин и Москва единомышленники. Обе столицы с середины 1990-х последовательно отстаивают необходимость «многополярного мира» без чьей-либо гегемонии. Отражением того, как Москва и Пекин хотели бы видеть свою роль в мировой архитектуре, является формат БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), неформальное сообщество стран, стремящихся повысить свой вес при решении глобальных вопросов.

Конечно, Москва уступает коллегам по БРИК, особенно Китаю, по динамике и качеству экономического развития. Это, впрочем, не сказывается на перспективах данного объединения, поскольку в глазах его участников оно имеет не экономический, а политический смысл. К тому же, в отличие от трех остальных государств Россия никогда не ощущала себя развивающейся страной, и не является ею. Проблемы, с которыми сталкивается сегодняшняя Россия, при всей их остроте качественно иные, чем те, что решают три другие «буквы».

На региональном уровне Россия и Китай взаимодействуют в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Она возникла в 1990-е годы как формат для урегулирования территориальных вопросов, оставшихся между КНР и соседями после распада СССР, однако затем превратилась в важнейший фактор региональной политики. Тем более, что афганский конфликт, который разыгрывается в непосредственной близости от зоны ШОС, стал центральной проблемой международной повестки дня.

Различия подходов России и Китая в рамках ШОС наглядно демонстрируют характер потенциальных трений между двумя странами. Россия озабочена проблемами региональной безопасности и хотела бы, чтобы ШОС играла большую роль и брала на себя большую ответственность в решении военно-стратегических вопросов. По мере ухудшения ситуации в Афганистане все чаще ставится вопрос о региональном решении в преддверии и после ухода войск коалиции НАТО и США. Но Китай придерживается тактики невмешательства в конфликты, которые не затрагивают напрямую интересы КНР либо не обещают явной выгоды.

Зато Пекин активно стремится к тому, чтобы ШОС делала упор на торгово-экономическую составляющую, иными словами – содействовала расширению китайского экономического присутствия в Центральной Азии. Это вызывает скрытое недовольство России, которая считает Центральную Азию зоной своих традиционных интересов. Самое любопытное, что Китай это, в общем-то, и не оспаривает, признавая историческое право Москвы на культурно-политическое доминирование в этой части Евразии. Но Пекин не считает, что это должно означать искусственные ограничения его экономической активности, поскольку тут речь идет о нормальной конкуренции за рынки, а не о стремлении кого-то специально ущемить.

Продвигая каждый свою повестку дня ШОС, и Россия, и Китай пытаются реализовать собственные конкурентные преимущества. Москва по-прежнему обладает большими, чем Пекин, стратегическими возможностями, и если бы ШОС удалось сориентировать в этом направлении, лидирующие позиции отошли бы России. Пекин, напротив, уверен в том, что выиграет экономическое соревнование. Пока организация скорее дрейфует в направлении китайского толкования. И поиск регионального баланса интересов между Россией и Китаем будет непростым, в том числе и по внутрироссийским причинам.

В России нет особенных опасений по поводу военных конфликтов с Китаем, хотя на наращивание китайской военной мощи в Москве, конечно, обращают внимание. Кстати, эксперты часто теперь говорят о том, что дальнейший процесс сокращения ядерных вооружений не может быть двусторонним российско-американским, пора подключать другие страны, прежде всего Китай.

Несколько лет назад широко были распространены страхи относительно демографической угрозы из Китая – заполнение малонаселенных и экономически неразвитых территорий Сибири и российского Дальнего Востока китайцами. Сегодня на эту тему говорят гораздо спокойнее, причем такое впечатление, что она больше волнует политиков и экспертов в Москве, чем жителей областей, непосредственно граничащих с Китаем. Правда, пока неясно, что означает это спокойствие – внезапно наступившую уверенность в будущем или смирение перед неизбежностью.

Однако на смену страхам по поводу непосредственной экспансии из Китая приходят более общие и глубокие опасения – нарастающий дисбаланс в социально-экономическом развитии двух стран приведет к политическому неравноправию, не говоря уже об угрозе ослабления власти федерального центра на Дальнем Востоке. В Азии сформировался центр мощного экономического притяжения. А поскольку у Москвы нет четкой всеобъемлющей азиатской стратегии, которая сочетала бы в себе скоординированное решение внутри- и внешнеполитических задач, точнее она только сейчас, с явным опозданием, начала вырабатываться, велика опасность превращения России во второразрядную азиатскую державу. А ведь Азиатско-Тихоокеанский регион всеми признается как площадка главных событий XXI века.

Фактор Китая будет оказывать растущее влияние на российскую внешнюю политику. Кстати, очень показательна прошлогодняя история с закрытием Черкизовского рынка, казалось бы, не имеющая никакого отношения к мировой стратегии. Китайские власти тогда впервые четко дали понять Москве, что намерены очень жестко защищать свои экономические интересы, в том числе и частные, не «стратегические», и с соблюдением этих интересов увязано все остальное – на глобальном и региональном уровне.

В зависимости от того, как будут складываться отношения с Пекином, Москва, скорее всего будет корректировать отношения с другими важными игроками – прежде всего США. Россия не может позволить себе плохих отношений с Китаем, это несет слишком большие риски по всем направлениям. Но поиск мягкой системы противовесов, вероятно, станет лейтмотивом российской политики в Азии и не только.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.