В отсутствие какого-либо консенсуса в НАТО или ООН, о западном военном вмешательстве в Ливии, кажется, и речи быть не может. Это тот редкий случай, когда осмотрительность многих членов НАТО по поводу целесообразности вмешательства во внутренние дела другого государства совпадает с российской оппозицией вмешательству извне. Ранее на этой неделе посол России в НАТО Дмитрий Рогозин выступил против введения бесполетной зоны над Ливией: «Запрет национальным ВВС или гражданской авиации пролетать над своей собственной территорией – это серьезное вмешательство во внутренние дела другой страны». Хотя большинство западных правительств не очень-то заботит суверенитет Ливии, а нежелание запутаться в ливийской гражданской войне в первую очередь проистекает из беспокойства о стоимости такого вмешательства и последующих осложнениях, в Брюсселе и Вашингтоне пришли к тому же заключению, что и в Москве: военные действия, даже в сравнительно ограниченной форме бесполетной зоны, могут ухудшить условия в Ливии и значительно осложнить происходящее. Ливия – тот случай, когда благоразумие и принцип уважения к внутренним делам других государств выступают в поддержку невмешательства.

Двенадцать лет назад в этом месяце США и НАТО пришли к совершенно другому, глубоко ошибочному выводу относительно гражданского конфликта в Косово. Тогда, как и сейчас, авторитарный правитель, повсеместно очерняемый и презираемый на Западе, противостоял восстанию, и в качестве предлога для интервенции США заявили, что пытаются предотвратить геноцид. Западные правительства использовали конфликт в Косово, чтобы начать полностью незаконную, захватническую войну против Сербии, а затем передали провинцию в руки преступников и террористов из АОК. США и их союзники начали свою войну, чтобы сломить сербское сопротивление и подчеркнуть слабость России в Юго-Восточной Европе. Сегодня Косово – глубоко коррумпированное, полу-суверенное государство. Страной управляет та же самая банда преступников, меньшинства подвергаются преследованию, древние церкви и монастыри были осквернены и разрушены, а мнимая угроза региональной дестабилизации, которую, якобы, стремилось предотвратить в 1999 году НАТО, как никогда реальна сегодня. 

Дополнением ко всем этим грубым ошибкам стало решение признать независимость Косово несмотря на российские возражения, что увеличило напряженность, приведшую к началу боевых действий в августе 2008 года. Как Балканы, так и Кавказ пострадали от последствий более чем десяти лет назойливой западной политики в Косово, и об этом важно помнить сейчас, когда столь многие защитники идеи об «обязанности защищать», призывающие к военным действия в Ливии, приводят Косово в качестве предположительно успешной гуманитарной интервенции. Принципиально, чтобы все мы помнили о том, что вмешательство НАТО в Косово вызвало крупномасштабный кризис с беженцами там, где его не было, и стало абсурдно чрезмерным ответом на насилие, прокатившееся по Косово в 1998-1999 гг. 

Столкновения в Ливии, скорее всего, уже унесли больше жизней, чем было потеряно в ходе целого года боев в Косово. Если интервенция в Ливии неблагоразумна и неоправданна, а это так и есть, это должно напомнить нам, насколько возмутительна была бомбардировка Сербии двенадцать лет назад. Если гражданская война в Ливии не являет серьезной угрозы НАТО или стабильности Европы, сложно предположить, каким образом подобную угрозу представлял незначительный мятеж в одном маленьком уголке Балкан – что еще раз подчеркивает, насколько необоснованными были оправдания для вмешательства в Косово. Косово не должно стать прецедентом для будущих интервенций, оно должно стать предостережением всем тем, кто считает использование военно-воздушных сил «простым» решением сложных политических конфликтов в других странах, и тем, кто ссылается на преступления против человечности в качестве оправдания для ущемления суверенитета других государств.

В самом деле, если бы не выбор времени для восстания в Ливии, произошедшего сразу после успеха протестных движений, выступивших против проамериканских режимов в Тунисе и Египте, сомнительно, что Запад всерьез бы задумался об использовании силы. Хотя у Каддафи крайне незначительная поддержка за пределами Ливии, ни одно иностранное правительство не носилось бы с мыслью занять сторону выступающих против Каддафи мятежников, если бы оно не стремилось дистанцироваться от своего предыдущего сотрудничества с многочисленными авторитарными режимами региона. Если бы Франция не попала в неудобное положение из-за своего соучастия в делах режима Бен Али в Тунисе, и если бы Саркози не пытался исправить свои имидж после многих лет взаимодействия с самим Каддафи, сложно представить, что Франция бы выступила столь решительно в поддержку действий, направленных против ливийского лидера. Чем ближе некоторые европейские правительства сотрудничали с Каддафи, тем больше они стремятся компенсировать за свои прежние делишки, заняв воинствующую позицию. 

Несмотря на вновь обретенные изменения в убеждениях, эти правительства не говорят от имени всего НАТО, не говоря уже обо всем международном сообществе. На этот раз похоже, что победит аксиома о том, что нужно оставить государство и населяющих его людей в покое и предоставить им самим разобраться со своими собственными внутренними делами, а также о том, что необходимо хотя бы частично соблюдать суверенитет другого государства. Мятежники, выступающие против Каддафи, вполне могут одержать победу без сторонней поддержки, но посторонним силам давно пора признать, что развивающиеся нации должны прорабатывать свои политические конфликты без грубого вмешательства извне. Лучшее, что сторонние силы могут сделать, это оказать населению реальную гуманитарную помощь и помочь соседям Ливии справиться с потоком беженцев, угрожающим им дополнительными проблемами и издержками. Как бы ни хотелось некоторым нарушить эти принципы, интересы всех государств будут наилучшим образом соблюдены решительной защитой государственного суверенитета и принципа невмешательства в дела других государств.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.