"Berliner Zeitung": Господин Гофман, Договор о запрещении испытаний атомного оружия лежит так и неподписанный с 1996 года. Перспективы вступления его в силу не видно. Дойдет ли вообще дело до этого?

Гофман (Hoffmann): Я, по крайней мере, надеюсь. Действительно, проблема оказалась сложнее, чем мы предполагали - как в политическом, так и в техническом плане. На сегодняшний день его подписали 170 государств. Мы в штабе по контролю за соблюдением Договора считали, что и те 44 государства, располагающие ядерными мощностями и обязанные ратифицировать Договор с тем, чтобы он вступил в силу, сделают это в течение двух-трех лет. Не хватает подписей еще двенадцати государств.

"Berliner Zeitung": Какие аргументы выдвигают эти государства?

Гофман: Они самые разные. Колумбия, например, говорит о финансовых проблемах, Израиль и Египет - о ситуации на Ближнем Востоке. Некоторые государства сказали, что они вскоре ратифицируют Договор. Я надеюсь, что Китай и Индонезия сделают это в 2004 году. Действительно, проблемой остается ратификация документа со стороны США, а также Индии, Пакистана и Северной Кореи. Последняя Договор пока даже не подписала.

"Berliner Zeitung": Вы разделяете опасения, что США тоже могут отказаться от подписания?

Гофман: США принимают участие в нашей работе. Они являются самым главным финансовым спонсором. С чем они не согласны, так это с инспекциями на местах. Вашингтон здесь говорит: Договор не вступит в силу, поскольку мы его не ратифицируем. Но с моей точки зрения, во-первых, ни в коей мере не исключено, что администрация Буша (Bush) в связи с опытом, полученным в Ираке, не вернется к более тесному политическому сотрудничеству с другими странами. Во-вторых, вполне вероятно, что позволить вступить в силу Договору сможет новая администрация США. Во всяком случае, в данный момент мы нашли с США компромисс, позволяющий нам продолжать работу и одновременно учитывать американские интересы. Для Вашингтона представляет большой интерес данные, собранные нами.

"Berliner Zeitung": В начале декабря президент Буш выделил несколько миллионов не только на разработку ядерного оружия, но и для развития полигона для ядерных испытаний в Неваде. Вас это не тревожит?

Гофман: Что касается Невады, то речь идет, и с моей точки зрения, не о подготовительных работах в интересах новых испытаний ядерного оружия. В настоящее время США для подготовки нового испытания необходимы три года, России - полтора. Три года помимо этого означают, что президент США в течение периода своих полномочий будет вряд ли в состоянии решить этот вопрос. В Вашингтоне речь, прежде всего, идет о расширении поля для политического маневра. Несколько иначе выглядит ситуация с ядерным оружием малых форм, в области которого ведутся реальные исследования. Но я думаю, что тут в большей мере речь идет о неядерных компонентах такого оружия.

"Berliner Zeitung": Вы считаете, что ядерные испытания для подобного оружия, как понимают такие испытания в Вашем органе, будут нужны не обязательно?

Гофман: Да. В этом меня убеждают последние заявления администрации Буша о том, что мораторий на испытания, введенный Бушем-отцом в 1992 году, должен сохраняться.

"Berliner Zeitung": США в прошлом, выступая против Договора о запрещении испытаний атомного оружия, выдвигали два аргумента: якобы отсутствие возможности осуществления контроля в достаточной мере и необходимость испытаний для обеспечения безопасности ядерного арсенала.

Гофман: Эти аргументы можно слышать и сегодня, но они от этого не становятся правильными. Уже давно разработаны действенные методы, позволяющие контролировать безопасность имеющихся в наличии вооружений без проведения ядерных испытаний. А наша система, которая находится на этапе строительства, уже сегодня является точной и эффективной. Я не думаю, что где-то на земле может произойти ядерный взрыв, который мы бы не смогли зарегистрировать.

"Berliner Zeitung": То есть, глобальный контроль возможен уже сегодня?

Гофман: Да. Недавно утверждали, что Израиль провел испытания ядерного оружия в акватории Красного моря. Мы проверили и с полным основанием смогли сказать, что это не так. Этот Договор и система контроля полезны не только тем, что позволяют фиксировать то, что было, но и устанавливать то, чего не было. Ложные обвинения можно проверить.

"Berliner Zeitung": Продолжается ли создание системы контроля, когда будущее Договора остается неясным?

Гофман: Да, буквально в декабре мы приняли в нашу систему сейсмическую станцию в Анкаре. Система должна включать более 300 станций, с помощью которых можно фиксировать сейсмические и гидроакустические величины. Помимо этого сюда входят 80 радионуклидных станций, которые должны контролировать подозрения на предмет радионуклидных излучений. Что касается сейсмической стороны дела, то сеть достаточно самодостаточна, очень совершенной в техническом плане является гидроакустическая сеть. В конце 2002 года впервые удалось зарегистрировать чрезвычайное происшествие сразу с помощью трех технологий: гидроакустики, сейсмологии и инфракрасного излучения. Излучения радионуклидов не было: это было землетрясение на морском дне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.