Потрясение от недавно опубликованных фотографий дурного обращения с иракскими заключенными в тюрьме, которая еще при режиме Саддама Хусейна (Saddam Hussein) была известна своими пыточными камерами, вызывает много вопросов.

Президент Буш (Bush), Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld), а также и британский премьер-министр Тони Блэр (Tony Blair) неоднократно заявляли, что подобные фотографии не являются отображением ни ценностей западного мира, ни ценностей самих американцев, и, что, в действительности, войска коалиции направлялись в Ирак, чтобы прекратить подобные пытки, а не продолжать их.

Однако на этом вопросы не прекратились. Во всем мире распространилось мнение, что фотографии, на которых заключенных пытают, насилуют или даже убивают, действительно являются отражением происходящего в Ираке, в других странах Ближнего Востока и регионов планеты. Вплоть до того, что опубликованные изображения дают представление о ценностях тех, в руках кого находится власть. Люди испытывают симпатию, жалость к беззащитным заключенным, появляющимся на снимках.

Почему в этих фотографиях столько порнографии? Откуда берется это странное смешение сексуального садизма и пыток? Откуда столько наготы и внимания к половым органам? Почему те, кто организует или участвует в спектакле, выглядят настолько неэротично, словно не испытывают абсолютно никакого возбуждения? Вся атмосфера этих снимков - по крайней мере, той их части, что была опубликована - совершенно неэротична. На лицах сфотографированных тюремщиков читается выражение 'хлеб наш насущный', они относятся к происходящему как к обыденности. Казалась ли эротичной сцена тому, кто делал снимки (на них мы не видим ни одного фотографа) или для тех, кто устраивал подобные спектакли? Или фотографии делались для того, чтобы показать унижения и сексуальное возбуждение заключенных? Говорили ли им нечто вроде, 'если не будешь сотрудничать, отправим фотографии твоим родителям', чтобы заставить давать показания?

Или другой вариант: заключенные провозглашали среди своих охранников и руководства тюрьмы антисексуальные лозунги о 'чистоте истинного мусульманина', а потому половые акты стали, по мнению тех, в чьих руках была власть, логичным 'ответом' на эти заявления. Возможно, они хотели доказать самим себе, что 'под нашим лаковым покровом цивилизованности скрывается жажда секса; мы полны животных импульсов и желаний'? Возможно, именно по этой причине заключенных заставляли мастурбировать перед камерой (чтобы показать, что они не асексуальны, а потому и не стоят на ступеньку выше никакого другого представителя рода человеческого)? Даже и говорить не стоит, что подобные оправдания не подходят.

После окончания второй мировой войны в ходе Нюренбергского процесса в качестве оправдания так часто повторялась фраза 'солдат лишь выполнял приказание', что в итоге она превратилась в распространенную шутку. А потому очень странно наблюдать, как то же самое оправдание используется сегодня американскими солдатами. Разумеется, армия не является демократическим институтом даже в том случае, когда она является частью Соединенных Штатов вместе с их демократией. В армии существует своя собственная юридическая система, не располагающая судом присяжных в гражданском понимании этого значения, как того требует конституция США. Здесь можно вскользь отметить, что возникшие в десятилетие пятидесятых крупные американские компании и корпорации строили свою работу, беря за основу структуру армии, и именно эти международные сообщества управляют сегодня в большинстве стран.

В моем понимании, фотографирование похожей на молодого человека девушки, одетой в форму и принимающей позу большого начальника, не имеет никакого отношения к нашему вопросу. Подобное поведение заслуживает обсуждения и исследования, но мы не будем здесь этим заниматься. Ее появление на снимках не является доказательством того, что женщины ничуть не лучше мужчин, что освобожденные женщины отправляются на войну или что она сексуально извращенная властительница (доминатрикс). Не дают эти снимки и представления о 'новом облике молодой современной женщины'.

Если женщины, или большая их часть, в настоящее время своим поведением подражают мужчинам - это становится важной проблемой, однако, разумеется, при этом стоит отметить, что многие женщины не разделяют подобных взглядов. Вполне может быть, что имеющим власть мужчинам больше нравится выбирать тех женщин, которые им не докучают, или, как говорится в публикуемых польскими работодателями объявлениях о приеме на службу, 'женщин без своего мнения'.

Стоит задаться вопросом, насколько правомерна позиция, согласно которой все эти фотографии - с их переплетением секса, садизма или пыток (крайне распространенные в порнографии темы) - действительно являются отражением западных ценностей или ценностей демократии и равенства. По моему мнению, эти фотографии не дают представления о демократии или о ценностях большинства мужчин и женщин. Тем не менее, я действительно убеждена, что западное общество с каждым разом все больше пропитывается порнографией. Точно так же и равенство было лишено своего истинного смысла и извращено таким образом, что приняло значение 'агрессивного сексуального поведения, аналогичного мужскому', что является совершенно ошибочным представлением о том, кто такие, в действительности, мужчина и женщина.

Полагаю, что на самом деле на этих фотографиях мы сталкиваемся с примерами мышления злодея, которое, к счастью, присутствует лишь у ограниченного числа людей (чаще у мужчин, но иногда и у женщин). В историческом смысле это мышление Медичи, обладателями которого считали тех, кто ценит крайнее проявление власти самой по себе, кто пользуется этой власти для совершения жестокостей. Люди, обладающие подобным мышлением, обычно добиваются самых высоких должностей в правительстве или финансовых структурах, потому что в них есть напор, они хладнокровно могут избавляться от тех, кто подобно им борется за возможность 'оказаться наверху'. На протяжении всей Истории, в любую эпоху люди задавались вопросом, как создать общество, способное разубедить людей следовать подобным манерам поведения и направлять их желания в более позитивное русло. Демократия представляет собой одну из таких попыток, но, возможно, сегодня стоит обновить и подтвердить идеалы демократии.

Опубликованные фотографии также заставляют нас задаться вопросом, можно ли их считать отражением мышления большинства людей, или же 'большей части армии', или же 'лишь некоторого извращенного меньшинства'. И что они вообще отражают? Почему производят на нас настолько сильное впечатление?

Оказывается, во всем мире эти снимки действительно воспринимают как отражение западного мышления и его ценностей. Если это не так, мы обязательно должны дать всем ясное представление о тех ценностях, которые действительно являются нашими.

Действительно ли в том, что мы оказались в подобной ситуации, есть, в определенной степени, наша вина? До какой степени в культуру проникли сексуальная революция и искаженное мнение о том, что свобода означает секс, а секс означает мужчины сверху? Вне всякого сомнения, основатели нашей демократии думали вовсе не о свободе выражения для подобных снимков со сценами секса и садизма. Равно как и большинство из нас не считает, что они дают правильное представление о том, что мы называем демократией и равенством. Женщины имеют право на равенство, и равенство между мужчинами и женщинами очень полезно для общества: женщины не должны наказываться за свои достижения, также никак не должны они считаться 'аморальными' или 'извращенными' ('их место - дома'). С другой стороны, запрет или ограничение свободы выражения нельзя воспринимать как ответ на наш вопрос: ответом должна стать демонстрация новых и более выразительных символов нашей веры и наших убеждений.

Вызывает громадное сожаление тот факт, что губительные образы садомазохистских сексуальных извращений за последние 40 лет столь глубоко проникли в нашу психику и так плотно переплелись с представлением о самой свободе. Подобное смешение двух несовместимых понятий стало особенно заметно в коммерциализации секса в последние десятилетия ХХ-го столетия и в полемике, развернувшейся вокруг свободы выражения.

Однако, сексуальная свобода есть нечто совершенно непохожее на те изображения, с которыми мы повсеместно сталкиваемся, в том числе в вечерних выпусках теленовостей и в газетах. Это не означает необходимость введения новых законов о запрещении всевозможной эротической продукции. Исключение составляет лишь тот материал, который, маскируясь под сексуальный, пропагандирует ненависть и насилие. Многие аналитики указывают, что порнография с элементами насилия может толкнуть человека на убийство, потому как эти люди верят, что именно так смогут достичь 'пика сексуального возбуждения', что именно этого 'инстинктивно жаждет их звериная природа' и в другие подобные глупости. Мы же должны найти новые и лучшие символы того, во что мы верим, и что мы защищаем.

Шер Хайт - автор многочисленных сексологических исследований; последняя книга 'Sex and Business'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.