Наконец-то Олимпиада подошла к долгожданному - для американцев - концу. Мы ждали его, потому что к выходным стало ясно - чем дальше, тем меньше золотых медалей будет падать в нашу копилку.

Плохой и скомканный финиш оказался под стать вялому старту. Никогда еще у американской команды в сплаве олимпийских медалей не был так низок процент золота. Когда-то мы были непререкаемыми авторитетами в мужском баскетболе, а сейчас едва-едва выцарапали бронзу. Когда-то мы доминировали в боксе и прыжках в воду, а с этой Олимпиады в этих двух видах спорта везем домой всего одну золотую медаль.

В конце Олимпиады стало окончательно ясно, что Америку на Играх могли поднять в итоге только два вида - легкая атлетика и плавание.

Вообще все выдающиеся олимпийские державы показывают слабые результаты. В Афинах золотые медали распределились ровнее всего с 1952 года, когда на олимпийскую арену вступил Советский Союз. "Просто в разделе медалей теперь участвует больше стран", - говорит автор книги "Полный справочник летних Олимпийских Игр" (The Complete Book of the Summer Olympics) Давид Валлечински (David Wallechinsky).

В общей сложности 56 стран заработали в Афинах хотя бы по одной золотой медали. Так Афины побили рекорд Атланты - там таких стран было 53.

Если не считать годы бойкота - 1980-й и 1984-й - самая "неравномерная" Олимпиада проходила в 1976 году. На ней атлеты из Советского Союза, Восточной Германии и Соединенных Штатов забрали 62 процента золотых медалей. В Афинах же Соединенным Штатам, Китаю и России досталось всего чуть больше 30 процентов наград высшей пробы.

В какой-то мере это стало результатом того, что некоторые страны распались, и талантливые спортсмены оттуда сейчас представляют другие государства. Но даже в 1992 году, когда почти все республики бывшего Советского Союза выступили под флагом Объединенной команды, обладатели первых трех мест в общекомандном зачете выиграли всего 44 процента золота - меньше чем когда-либо с того момента, когда Советский Союз присоединился к олимпийскому движению.

Если взглянуть более глубоко, становится ясно, что Олимпийские Игры оказали огромное влияние на развитие спорта во всем мире, в первую очередь женского. Десятилетиями в спорте доминировали либо американки, либо советско-восточногерманская машина спортивных рекордов.

В последние годы Международный олимпийский комитет ввел в программу многие виды спорта для женщин, которых ранее там не было - к примеру, водное поло или тяжелую атлетику.

В этом году на Играх дебютировала женская борьба, и наша Сара Макманн (Sara McMann) уже наверняка в полной мере ощутила эффект от этого события. Все свое детство обладательница серебряной медали боролась в командах юношей и часто выигрывала без боя, потому что партнеры просто отказывались с ней бороться. Сейчас же не кто-нибудь, а американские баскетболисты говорят - а не пойти ли нам посмотреть женскую борьбу? - и для ее спорта эти игры стали поворотной точкой.

- Теперь нас принимают в расчет, и после этих игр количество женщин в борьбе вырастет в три-четыре раза, - считает она.

Перемены намечаются даже в тех женских видах, в которых американки выиграли золото и до сих пор не имеют себе равных - европейском футболе и баскетболе. Успех Америки помог взрастить более широкую и богатую спортивную культуру для женщин во всем мире.

Когда Миа Хэмм (Mia Hamm) и компания выиграли золото в 1996 году, против них на поле только Норвегия и Китай выглядели сколько-нибудь прилично. В Афинах же команда Китая даже не вышла в финал, а Норвегия вообще на Олимпиаду не пробилась, а вот Мексика, которая до этого исправно поставляла на футбольное поле "девочек для битья", не только приехала в Афины, но и вышла во второй круг.

- Я надеюсь, что их целью было достичь нашего уровня, - сказала перед началом Олимпиады Миа Хэмм, - так что, нам кажется, [в успехе Мексики] и мы внесли свою лепту.

К сожалению для итоговой таблицы американской команды, успех женщин не вызвал золотого дождя - ведь в командных видах трудиться надо все две недели, а медаль выходит всего одна. А вот в прыжках в воду, фехтовании или гребле можно выиграть несколько медалей за один день.

Так что Соединенным Штатам оставалось уповать по большому счету только на пловцов и легкоатлетов. Ни в одной из пяти стран, выигравшей больше сорока медалей, не было такого перекоса в сторону каких-либо двух видов.

США фактически оказались единственной страной, больше половины своих медалей взявшей всего в двух видах - например, и у Китая, и у Германии этот показатель составил меньше 30 процентов.

"У многих стран разброс по видам существенно шире", - заметил Валлечински.

Чтобы в какой-то мере соответствовать ситуации, в которой ни одна страна не может диктовать на Играх свои условия, американцам пришлось умерить и пыл собственных эмоций. Когда из-за бешеных греческих болельщиков, скандировавших имя действующего чемпиона Костаса Кентериса (Kostas Kenteris), отстраненного от Олимпиады по подозрению в применении допинга, на десять минут задержали старт в мужском беге на 200 метров, американец Джастин Гэтлин (Justin Gatlin), взявший в итоге бронзу, не стал беситься в ответ, а, напротив, продемонстрировал сдержанность.

- Мы не хотим ни одному из атлетов ничего плохого, - сказал он, - я понимаю греков, им хотелось видеть на дорожке своего любимца.

Даже Аллен Айверсон (Allen Iverson), которого считают символом нового поколения заносчивых и больных "звездной болезнью" игроков в американском баскетболе, показал себя совершенно с другой стороны. В Афинах, даже уже потеряв надежду на золото, он наглядно продемонстрировал преданность своей стране, чего нельзя сказать о многих его товарищах по команде.

- Быть выбранным в национальную команду своей страны - это большая честь, это на всю жизнь, - сказал он после проигрыша в полуфинале команде Аргентины, - даже сейчас, когда мы потеряли золото, мне хорошо быть здесь. Для меня как для баскетболиста это что-то особенное.

Информационный сайт Олимпиады-2004 >>