В знойный полдень у Государственного музея Каракалпакии можно увидеть лишь немногочисленную группу детей, купающихся, в поисках спасительной прохлады, в фонтанах у входа в музей. Отсутствие посетителей вряд ли может вызвать удивление из-за места расположения музея - на бывшей базе по хранению химического оружия на юго-западе Узбекистана. Этот засушливый район оказался в эпицентре экологической катастрофы, вызванной проектами советского руководства по мелиорации засушливых районов, которые привели к катастрофическому обмелению Аральского моря.

Чтобы попасть сюда, придется совершить либо трехчасовой перелет на тряском российском самолете из столицы Узбекистана Ташкента или совершить трех-четырехдневное путешествие на автомобиле по пустыне, где температура может достигать 50 градусов. Однако подобная изолированность музея от внешнего мира объясняет богатство его фондов - здесь собрана одна из лучших коллекций советского авангарда 20-30-х годов. Многие из художников-диссидентов затем сгинули в лагерях.

Собрание произведений музея было основано Игорем Савицким - оригинальным художником и самобытным человеком, который с риском судебного преследования и заточения в тюрьму привез в этот удаленный уголок тысячи работ русского авангарда, после того, как они были запрещены к экспонированию Иосифом Сталиным в угоду искусству соцреализма, служившему делу построения коммунизма.

Благодаря мужеству и энергии Савицкого более 90 тыс. произведений искусства - около 30 тыс. из которых принадлежат периоду русского авангарда - избежали в годы советской власти участи забвения и уничтожения. Вопрос, который встает сегодня, заключается в следующем: смогут ли они избежать подобной участи из-за несоблюдения условий хранения, а также засушливого каракалпакского воздуха, насыщенного пылью и химикатами, поднимающимися со дна Аральского моря.

'У нас в день один-два посетителя', - говорит Перюза Утюлиева, заведующая образовательным отделом музея, одна из задач которой заключается в привлечении посетителей. 'Людям трудно услышать что-либо о нашем музее, расположенном в столь отдаленном месте'.

Художественная коллекция музея, о которой никто и слыхом не слыхивал в советские времена, и до которой было мало дело националистическому узбекскому руководству, пришедшему к власти в результате обретения республикой независимости в 1991 году, на протяжении 36 лет хранилась в полуразрушенном здании с протекающей кровлей, в помещениях, влажность в которых смотрители регулировали как могли, расставляя повсюду тазы с водой.

Сегодня вопрос о том, будет ли сохранено собрание картин, зависит от иностранных шефов, которые добились от властей сооружения в 2002 г. нового здания музея, строительство которого откладывалось в течение последних 30 лет. В прошлом году Британский Совет профинансировал программу обучения экскурсоводов музея курсу истории искусства, а также взял на себя расходы по организации передвижной экспозиции музея для школьников окрестных школ в рамках проекта, получившего название 'Музей на колесах'.

'Конечно, удивительно, что подобные сокровища находится именно в Узбекистане - авторитарном государстве с централизованной системой управления', - считает Невиль Мак-Бэйн (Neville Mac-Bain) , глава представительства Британского Совета в Узбекистане. 'В этой стране люди не воспитаны в духе свободомыслия и критического отношения к действительности. Благодаря этой художественной коллекции мы имеем возможность показать людям, что могут существовать различные взгляды на окружающий мир, помочь им пересмотреть устоявшиеся взгляды'.

Несмотря на оказываемую помощь, налицо хроническое недофинансирование музея. Многие из работ хранятся в старом здании музея, архивные документы до сих пор заполняются от руки. Нездоровый климат и низкая посещаемость способствовали тому, что власти стали усиленно предлагать переместить коллекцию в более доступное место - например, в Ташкент. Однако народ Каракалпакии дорожит сокровищем и хочет оставить его у себя. Директор музея Мариника Бабаназарова сказала, что переместить коллекцию - значит предать память о ее основателе - Игоре Савицком. Этот художник, родившийся в 1915 г., приехал в Каракалпакию в 1950 году, чтобы сделать эскизы археологической экспедиции. Он был очень увлечен культурой этого народа - наследника древних кочевых племен каракалпаков, скитавшимся вдоль берегов реки Амударьи. 'Мы буквально ногами ступали по археологическим находкам', - писал художник. 'Этот небольшой народ, который в недалеком прошлом был затерян среди песков пустыни и Амударьей, оказался способным создавать высокие произведения искусства; он обладает прекрасным вкусом и удивительным умением распределять декоративный орнамент и цвет'.

Он переехал в Нукус и начал собирать украшения, ткани и глиняные изделия в тот период, когда официальные советские власти рассматривали изделия местных промыслов и ремесла как отсталые виды деятельности. Немногим позже он совершал поездки по Советскому Союзу, разыскивая семьи художников, которые впали в немилость властей, были расстреляны или отправлены в лагеря, и приобретал их работы. Нередки были случаи, когда ему передавали картины, длительное время хранящиеся в подвалах, на чердаках или свернутые в рулон под кроватью. По крайней мере одна из них была использована для починки прохудившейся крыши.

Когда он открыл музей в 1966 году, местные партийные органы отнеслись к этому с терпимостью, отчасти из-за недопонимания художественной атмосферы в Москве, а также по причине преданности Савицкого делу защиты культуры коренного народа этих мест. Умер художник в бедности в 1982 году в возрасте 69 лет. Одна из самых поразительных работ экспозиции музея - изображение легкого голубого быка кисти художника по фамилии Лисенко. Историкам неизвестны ни имя художника, ни какие-либо факты из его биографии, кроме того, что из-за своего творчества он был отправлен в психбольницу.

Другой запоминающейся картиной является работа Михаила Курзина 'Пельмени', написанная художником после того, как тот настрадался от хронического недоедания в лагере.