Распространяемые прессой слухи о смерти мужчины-мегасексуала сильно преувеличены. Отчасти они обусловлены стремлением выдать желаемое за действительное со стороны тех, кому не нравится воплощенный этим понятием сейсмический сдвиг в восприятии мужественности, но главная причина состоит в постоянной потребности СМИ и рекламной индустрии подавать старый товар в новой упаковке. Вот и результат: мегасексуал умер, да здравствует мегасексуал!

На самом же деле мегасексуал - этим термином я обозначаю любящего самого себя, мобильного, современного мужчину - живее всех живых. Если не случится чего-то апокалиптического, вроде 'ядерной зимы' или забастовки персональных тренеров по фитнесу, процесс мегасексуализации, который идет с 1980-х гг., и уже породил мужской стриптиз в рекламе (джинсов 'Levi's', к примеру), а также мужские журналы ('GQ', 'Arena', 'FHM'), будет продолжаться. От этого зависит вся мировая экономика.

И процесс этот действительно глобальный: образ мегасекссуала вызывает огромный интерес в самых разных странах, включая Россию, Китай и Мексику. В конце концов, мужчины составляют половину населения планеты, так что всемирная - ну разве что за исключением Северной Кореи и сельской глубинки Ирана - рекламная и модная индустрия не может позволить им и дальше просто зарабатывать деньги, которые потом потратят их жены.

Мужчины должны сами ходить по магазинам. Они должны сами покупать себе нижнее белье. Они должны следить, как выглядят и одеваются другие мужчины. Они должен знать, чего хотят. Они должен стать потребителями.

Те же самые СМИ, что провозглашают кончину метросексуала, поднимают шум вокруг победителя последнего реалити-шоу из серии 'Старший брат' ('Big Brother'): диско-танцора, типичного метросексуала. Таболиды неделями гадали о его сексуальной ориентации, которая, как выяснилось, вполне традиционна. Они же печатают и кокетливые фотографии полуобнаженных знаменитостей-мужчин, например, спортсменов Гэвина Хенсона (Gavin Henson), Дэвида Бекхэма (David Beckham), Фредди Льюнгберга (Freddie Ljungberg), не говоря уже о команде 'Челси' в полном составе - с тщательно ухоженными накачанными торсами.

Более того, на Западе, где женщины интегрировались в общественную жизнь и в результате перестали зависеть от мужчин в жизни частной, самоощущение мужчины уже не связано с работой или статусом мужа и отца. Многие сегодняшние мужчины вообще отцов не имеют: поколение мегасексуалов - внебрачные дети, их воспитывали матери-одиночки, а отца заменил корпоративный капитализм в лице 'Nike', 'Sony' и MTV.

Мужская идентичность, даже в большей степени, чем женская, определяется рекламой и тем, на что человек тратит деньги (в конце концов, женщинам гарантирована возможность пережить хотя бы одно подлинно 'реальное' ощущение при рождении ребенка). Поэтому мегасексуализация неуклонно продолжается, даже несмотря на то, что не далее как в августе ее переименовали в 'ueber-сексуальность'.

Здесь уместно вспомнить мое первоначальное определение понятия 'мегасексуал' - хотя бы для того, чтобы отличать его от 'ориентированного на семью, восприимчивого мужчины Новой Эпохи', которого пару лет назад выдумали рекламщики. Мегасексаул - это мужчина, 'живущий в непосредственной близости от какого-нибудь мегаполиса, поскольку именно там находятся лучшие магазины, бары, спортзалы и парикмахерские. Формально он может быть гетеросексуалом, гомосексуалистом и даже бисексуалом, но это не имеет значения, поскольку предмет любви для него - он сам'.

Основой мегасексуальности являются мужское самолюбование и поглощенность собой, формирующиеся под мощным влиянием рекламы. Ключ к этому понятию - эгоизм, а не самоотречение.

Возможно, ощущение собственной значимости метросексуала зависит от потребительских товаров, но, по сравнению с поколением своего отца, от женщин он независим. Он не связан - и, возможно, никогда не был связан - с 'женским началом внутри себя', если, конечно, не считать заботу о себе по сути женским качеством. Возможно, так и должно быть: мужчины больше не могут полагаться на женщин, поэтому им следует самостоятельно заботиться о себе. Отчасти мегасексуальность - это еще и мужская стратегия выживания.

Женщины для мегасексуала - не главное. Он может любить женщин, и способен проявлять при этом больше страсти и чувственности, чем его отец. Но, в отличие от поколения отцов, мегасексуал не станет любить женщин в ущерб любви к самому себе.

Мэриан Зальцман (Marian Salzman), автор книги 'Будущее мужчин' ('The Future of Men'), подобно многим современным женщинам, принимает достижения феминизма как должное, но не осознает последствий этого: если женщинам для ощущения собственной целостности мужчины не нужны, то, вероятно, и мужчинам не нужны женщины - или, по крайней мере, они не могут полагаться на женщин, чтобы те их одевали, кормили, чтобы с ними можно было поделиться своими мыслями и чувствами (хотя пилить своих мужчин и указывать им, что делать, сегодняшние женщины, похоже склонны ничуть не меньше, чем их матери).

Можете себе представить, какой поднимется шум, если мужчина опубликует книгу под названием 'Будущее женщин', где будет сказано, что женщинам следует в большей степени посвящать себя своим мужчинам и детям? И что это должно быть так просто потому, что он так сказал? По мнению Зальцман, мужчины должны уподобиться женщинам - стать более заботливыми, 'домашними', и одновременно она настаивает, чтобы они, непонятно каким образом, в большей степени вели себя 'по-мужски'. Столкнувшись с такими взаимоисключающими требованиями, мужчины, пожалуй, еще скорее придут к убеждению, что самый надежный предмет любви - это собственное изображение в зеркале.

_______________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

От мачо до 'метросексуала' ("Le Figaro", Франция)

Метросексуальность - новый коммунизм? ("New York Post", США)