Это был футбольный матч, но речь шла не только о спорте. Когда недавно в Риге российская и латвийская команда встретились на зеленом газоне, на карту была поставлена не только путевка на чемпионат мира. Каждая из сторон хотела 'дать пощечину' соседу, превратившемуся во 'врага номер один'.

Перед матчем полиция обшарила стадион в поисках взрывных устройств. Когда зазвучал государственный гимн России - его мелодия позаимствована у советского гимна; изменились только слова - латышские болельщики развернули транспарант с надписью 'mutin pudak': слегка перефразированным оскорблением 'Путин - м. . .к!' ( . . . a spoonerism of the insult "Putin Mudak," or, "Putin is a dick."). В свою очередь многие российские болельщики щеголяли в свитерах с надписью 'СССР'. Другие нахлобучили на голову буденовки: этот головной убор времен гражданской войны действует на латышских националистов, озлобленных из-за страданий, которые их стране пришлось пережить за 60 лет советского правления, как красная тряпка на быка.

Прошло уже 14 с лишним лет с тех пор, как Латвия провозгласила независимость, но разногласия между двумя странами постоянно углубляются. Латвия, где русскоязычные составляют 29% населения, требует от Москвы извинений за аннексию страны в 1940 г., а также депортации и репрессии, которыми сопровождалось советское правление - 65000 латышей были отправлены в ГУЛАГ, откуда большинство из них не вернулись. Владимир Путин раздраженно заметил, что в 1990-х гг. Россия уже принесла за это извинения, и повторять их совершенно незачем.

С тех пор в обеих странах возобладала своего рода 'психология осажденной крепости': они исподлобья меряют друг друга подозрительными взглядами. 'Ни от одного русского мне не приходилось слышать слова 'я люблю Латвию и хочу здесь жить', - замечает тридцатипятилетняя Ева Гундаре (Ieva Gundare), координатор просветительских программ рижского Музея оккупации, который собирает документальные свидетельства о советских зверствах. Кстати, в день 'принципиального' матча несколько российских болельщиков, заглянувших в музей, разразились криками 'О, Сталин!'

Тон в отношениях между двумя странами задают взаимные претензии. У них существуют незначительные, но досадные пограничные разногласия. Москва неоднократно упрекала прибалтийскую страну за отношение к 400000 русскоязычных жителей - особенно в связи с отказом Риги предоставить им гражданство без сдачи экзаменов по латышскому языку и истории. Возражения России вызывает и реформа образования - в частности, предписание учителям русскоязычных школ вести занятия на латышском.

Не способствуют улучшению отношений и ежегодные парады, которые проводят латыши, служившие в нацистских войсках СС и воевавшие против Красной Армии. 'В любой цивилизованной европейской стране гражданство автоматически предоставляется каждому, кто там родился', - сетовал у входа на стадион двадцатишестилетний Сергей Марвенков (по национальности он русский, но родился в Латвии). Он не делал секрета из того, за кого станет болеть: 'За Россию!'

Другая сторона, в свою очередь, жалуется, что русскоязычное население не хочет превращаться в 'латышей' и тем самым вынуждает правительство устанавливать жесткие правила предоставления гражданства, чтобы сохранить язык и национальную культуру страны. Кроме того, в Латвии создана комиссия для изучения вопроса о репарациях за ущерб, нанесенный стране в советский период. В ответ московский еженедельник 'Версия' недавно подсчитал материальный эквивалент того, что Советский Союз сделал для Латвии. Сложив стоимость дорог, учреждений здравоохранения и крупных предприятий, построенных там на советские деньги и с участием рабочих из других союзных республик, 'Версия' пришла к выводу, что за 60 лет инвестиций Латвия задолжала России 60 миллиардов долларов.

Недовольство достигло такого накала, что в прошлом году некоторые русскоязычные активисты в борьбе против реформы образования провелли серию масштабных акций протеста и голодовок. 'Она [реформа - прим. пер.] создает крайне взрывоопасную ситуацию, - утверждает Игорь Ватолин, один из организаторов этих акций, и добавляет с завуалированной угрозой. - Когда мы проводили голодовку, кое-кто призывал к реализации боснийского или македонского сценария' (т.е. если не к открытой гражданской войне, то по крайней мере к разделу страны по этническому принципу).

Впрочем, что бы ни говорили 'горячие головы', вспышка насилия в Латвии представляется маловероятной. 'Общество в целом не заинтересовано в конфликте', - считает Бригита Зепа (Brigita Zepa), директор Балтийского института общественных наук. Так, в ходе недавнего футбольного матча, несмотря на внешние признаки неприязни, хулиганских выходок было мало - куда меньше, чем их происходит, когда встречаются, скажем, сборные Англии и Германии.

Матч закончился с ничейным счетом - 1:1. И не стоит обращать внимания на обвинения капитана латвийской сборной в адрес российской стороны, которая, будто бы, хотела подкупить его команду, чтобы та 'сдала' игру. Или же на то, что в день матча анонимный источник в Кремле сообщил агентству 'ИТАР-ТАСС', что российские власти подумывают о введении против Латвии санкций для защиты прав русскоязычных.

Когда тренер российской сборной Юрий Семин заявил, что ничья не нужна ни одной из сторон, он имел в виду футбол, но его слова точно передают суть сложившейся ситуации в двусторонних отношениях: взаимная неприязнь точно так же не соответствует интересам Латвии и России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.