Бывший работник ЦРУ рассказал о последних часах жизни кубинского революционера Эрнесто Че Гевары, непосредственно перед тем, как его сорок лет назад казнили в джунглях Боливии. Оказывается, перед смертью Че выглядел 'как нищий', а расстреляли его вопреки желанию правительства США.

Феликс Родригес (Felix Rodriguez), известный эмигрант с Кубы, живущий в Майами, много лет работал на Центральное разведывательное управление США, участвовал в операции в Заливе Свиней и во вьетнамской войне. По его словам, когда солдаты боливийской армии схватили Че и приволокли к нему (случилось это 8 октября 1967 года), революционер был 'в лохмотьях'. Бывший товарищ Фиделя Кастро по оружию приехал в Боливию, чтобы устроить в ней социалистическую революцию.

'Я помнил Че по его визитам в Москву и к Мао Цзэдуну в Китай. Тогда он носил военную форму, ходил с надменным видом, а теперь передо мной был какой-то нищий. От формы мало что осталось... не было даже нормальной обуви, только какие-то обрывки кожи поверх обычных ботинок. Честно говоря, я ощутил жалость к нему - просто как к человеку'.

Родригесу было поручено проследить за тем, чтобы Че живым доставили в Панаму, где его должны были допросить американцы. В интервью, данном Би-Би-Си, Родригес рассказал, как верховное командование боливийской армии звонком из расположенной в джунглях ставки отменило данные ему инструкции.

'Я подошел к телефону и услышал кодовый номер, пятьсот-шестьсот. Мы условились, что 'пятьсот' будет означать Че Гевару, 'шестьсот' - 'мертв', 'семьсот' - 'жив'. Я попросил их повторить указание, сославшись на сильные помехи. Они повторили: пятьсот шестьсот'.

После того, как Родригес чудом выжил в проваленной операции в Заливе Свиней, ему дали кличку 'Лазарь'. По поручению ЦРУ он возглавил отряд, следивший за Че, - этой истории Родригес посвятил книгу воспоминаний. Ряд других историков свидетельствуют, что Родригес участвовал в скандале Иран-гейт [связанном с поставками Ирану оружия в обход эмбарго - прим. пер.], а тогдашнего вице-президента США Джорджа Буша-старшего знал лично еще в бытность его директором ЦРУ.

На этой неделе Родригес рассказал, что у него был спор с представителем боливийской стороны полковником Сентено. Полковник якобы сказал ему: 'Феликс, мы благодарны тебе за то, что ты сделал. Но у меня приказ от моего президента и главнокомандующего. Дай мне слово чести, что в два часа дня ты принесешь мне мертвое тело Че. Делай с ним что хочешь - мы сами знаем, сколько вреда он причинил твоей стране'.

По словам Родригеса, после пленения Че вел себя почти дружелюбно и даже дал себя сфотографировать на выходе из укрытия, где его поймали. Родригес помнит и то, как он сказал аргентинцу-революционеру: пощады не жди.

'Я вошел в комнату, встал перед ним и сказал: 'Команданте Гевара, прошу прощения, я сделал все, что мог. Но у меня приказ верховного командования боливийской армии'. Он прекрасно понял меня и побелел, как полотно; я никогда в жизни не видел, чтобы человеку было так плохо. Но он сказал мне: 'Так даже лучше, меня вообще нельзя было брать живым'. Около часа дня по боливийскому времени мы ушли оттуда. А между десятью и двадцатью минутами второго я услышал выстрел'.

Родригес ярко помнит произошедшее, но не жалеет о том, каким образом окончилась жизнь Че Гевары. Он не считает погибшего революционера мучеником и не верит, что одной своей смертью он заслужил тот образ мифического героя, который сохраняется за ним и теперь, спустя несколько десятилетий.

Родригес резюмирует: 'Это сделало правительство Кубы. Почти никто не знал настоящего Че Гевару, а он писал, что его мучает жажда крови, он убил тысячи людей без каких-либо законных оснований'.

______________________________

"Че - не икона, приклеенная к стене" ("El Pais", Испания)

Новые тайны Че Гевары ("El Nuevo Herald", США)

Секреты о Че Геваре, которые хранила Аргентина ("Clarin", Аргентина)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.