Алматы, Казахстан - Если сатирическая лента "Борат" высмеяла целую нацию, то "Монгол" стал достойным контрударом. Этот фильм, повествующий о событиях 800-летней давности и славе покорителя мира, стал первым казахским фильмом, включенным в число претендентов на премию "Оскар" в номинации "Лучший иностранный фильм".

Но "Монгол" представляет из себя нечто большее, чем крупнобюджетный биографический фильм о Чингисхане, говорит занимающаяся парфюмерией и косметикой бизнес-леди Гульнара Сарсенова, участвовавшая в финансировании картины, производство которой обошлось в 23 миллиона долларов. "Монгол" должен способствовать укреплению самоуважения традиционно кочевого народа, подвергавшегося агрессивной русификации на протяжении 70 лет советской власти.

"Казахи мало знают о своем богатом и интересном прошлом", - говорит яркая руководительница, происходящая из племени Найман, проживающего на северо-востоке Казахстана. Представительницей этого же племени была жена Чингисхана Бортэ, чьи чары, как отображено в фильме, способствовали раскрытию чувственной стороны монгольского захватчика. "Я хотела показать, что история казахов гораздо глубже и гораздо шире, чем мы считали ранее".

Г-жа Сарсенова, являющаяся сопродюсером "Монгола", находится на переднем крае борьбы за воссоединение казахов с историей их предков, в частности, при помощи снятого фильма. "Монгол" - снятый российским режиссером при участии актеров из разных стран и вышедший в прокат по всему миру - до сих пор является редким исключением, финансировавшимся из частных источников. Более типичным примером являются десятки исторических фильмов, которые были сняты после обретения Казахстаном независимости в 1991 году государственной компанией "Казахфильм" для внутреннего проката.

Однако программы на казахском языке с трудом пробивают себе дорогу. Население этой страны, разбросанное по территории размером с Западную Европу, на 47 процентов состоит из казахов и на 44 процента из русских. И хотя телевизоры есть практически в каждом доме даже в самых отдаленных деревнях, российские программы и дублированные на русском языке западные фильмы составляют основу вещания.

Более того, так как практически половина снимаемых "Казахфильмом" картин восхваляет казахских героев прошлого - что является ответом на советскую пропаганду, длившуюся с 1917 года - некоторые задаются вопросом, а нужна ли вообще стране своя пропаганда?

Но, спрашивает Сламбек Таукелов, вице-президент и главный редактор "Казахфильма", "что такое пропаганда? Она пытается заставить всех думать одинаково. Мы надеемся, что все будут понимать наши фильмы по-своему", - добавляет 50-летний режиссер, одетый в стильный черный кожаный пиджак.

"Речь идет не о контрпропаганде, а об оздоровлении и восстановлении казахских душ".

Сарсенова сама когда-то мечтала о кинокарьере. Хотя ее отец был членом одного из самых бедных в Казахстане кланов, он сумел стать высокопоставленным коммунистическим чиновником.

"Он много говорил о социализме, о том, что если бы не советская система, то он всю жизнь был бы пастухом, - рассказывает она, добавляя при этом, что отец вместе с тем воспитывал в ней национальное сознание. - Он всегда повторял: 'Человек не должен забывать своих предков'".

Сарсенова какое-то время училась в Москве в престижном Всероссийском государственном институте кинематографии, однако отец не стал потакать ее фантазиям и приказал вернуться в Алматы, чтобы "получить настоящее образование". Она начала учиться на журналиста в Казахском государственном университете.

С обретением независимости в Казахстане появилась возможность заниматься частным предпринимательством - и очаровательная Сарсенова, которая теперь называет себя "пионеркой" казахской торговли, окунулась в бизнес. Она создала империю из двух десятков роскошных бутиков, названную "Французский дом". Перед ее главным магазином в Алматы стоит копия Эйфелевой башни, щедро украшенная переплетенными между собой неоновыми сердцами.

Когда к Сарсеновой в 2004 году обратились с просьбой стать спонсором фильма "Монгол", сценарий, по ее словам, затронул ее патриотические чувства: "Это была судьба". Она стала одной из пяти продюсеров.

В свое время советы считали кино инструментом формирования сознания. Управляя таким большим количеством этнических групп, Москва старалась избегать всего, что могло способствовать укреплению национальных чувств. В Центральной Азии контролируемые советской властью киностудии Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана и Таджикистана снимали фильмы, восхвалявшие Сталина, пропагандировавшие образ "советского человека" или побуждавшие исламских женщин снимать с себя паранджу. О казахах говорили как о спасенных от примитивного существования. Вместе с тем, Москва нанесла им тройную травму: от голода, вызванного сталинской принудительной коллективизацией, погибли около миллиона казахов, в республике была построена сеть концлагерей, составлявшая южную часть печально известного сталинского гулага, и, наконец, на протяжении четырех десятков лет проводились наземные ядерные испытания, практические превратившие казахских крестьян в "подопытных кроликов".

Когда советская империя начала рушиться, "Казахфильм" заговорил одним из первых, обратившись к казахской истории. Этому способствовал и тот факт, что казахам не пришлось бороться за независимость, как некоторым другим советским республикам, говорит казахский кинокритик Гульнара Абикеева.

"В фильмах о наших национальных героях мы искали основания для чести и храбрости, - говорит г-жа Абикеева. - Ибо мы получили независимость, но не в умах и не в культуре".

Кульминационным моментом стал фильм "Кочевник", детище авторитарного президента Нурсултана Назарбаева. Правительство выделило на съемки 37 миллионов долларов, что является неслыханной суммой для этих мест. Хорошо снятый фильм начинается и заканчивается комментариями самого Назарбаева.

Однако во всех остальных случаях "Казахфильм", лишенный щедрых дотаций советских времен, испытывает нехватку денег.

Студии, располагающиеся на фоне заснеженных вершин Тянь-Шаня, заполнены богатым реквизитом, представляющим из себя самую большую в стране коллекцию предметов национального быта - от груд разноцветных ковров ручной работы и резной мебели до кожаных сосудов для кумыса, национального кисломолочного напитка, изготавливаемого из кобыльего молока.

Однако везде видны следы запустения: мраморные ступени покрыты сколами, линолеум в коридорах лежит неровно, лампочки перегорели или вообще отсутствуют. Число работников составляет одну четвертую от советского уровня, бюджеты снимаемых картин редко превышают один миллион долларов. (У приехавшего на студию журналиста несколько раз с надеждой спрашивали, не является ли он инвестором.)

И все же "Казахфильм" активно занимается творчеством. В отделе анимационных фильмов снимается мультфильм о старухе, единственного козла которой сожрал волк, оставив только хвостик. Этот хвостик, лежащий на ковре традиционной кочевнической юрты, превращается в маленького мальчика - чудо для пожилой пары, на протяжении долгих лет мечтавшей о ребенке. И это говорит им о гармонии природы.

Аниматор этого фильма для детей Кайыргал Касымов говорит, что раньше эти ценности передавались от стариков детям и внукам. "А теперь детей обучает телевидение, и поэтому мы переносим наше устное творчество в формат ТВ, - сказал он. - Мы должны воспитывать это поколение, чтобы оно знало свою культуру, чувствовало свои кочевые корни. Религия, государства, страны приходят и уходят, а культура остается".

Однако, как отмечает критик Абикеева, "если посмотреть большинство наших фильмов, возникает ощущение, что мы живем в 19-м или начале 20-го века".

Министерство культуры, судя по всему, согласно с этим мнением и недавно предложило "Казахфильму" начать снимать и другие картины, говорит главный редактор Сламбек Таукелов. Он не разделяет эту точку зрения, но объясняет, что "Казахфильм" зависит от финансовой поддержки государства, и поэтому им приходится быть очень послушными.

После успеха "Монгола" появились надежды на то, что нефтяное богатство - Казахстан располагает одними из крупнейших запасов нефти в мире - будет способствовать притоку нефтедолларов в киноиндустрию, причем не только в съемки исторических фильмов, но и в продукцию 21-го века - детективные триллеры и романтические комедии.

"Если Голливуд это армия, то мы представляем из себя половину батальона, - говорит многоопытный документалист и телепродюсер Владимир Татенко. - Поэтому хочется спросить у тех, кто покупает яхты или футбольные клубы - почему бы не вложить деньги в кино?"

Сарсенова, по ее словам, этим и занимается. Ее компания Eurasia Film Production принимает участие в съемках фильма "Тюльпан", современной картины, в которой рассказывается о влюбленном казахском пастухе.

Тем временем ее отец тоже обрел национальный дух, и он гордится тем, что ее работа "способствует осознанию казахами самих себя, - говорит Сарсенова. - В прошлом он создавал будущее Советского Союза, а теперь заботится о будущем Казахстана".

___________________________________________________________

Возвращение блокбастера ("The Observer", Великобритания)

В стране Бората ("Newsweek", США)