ИноСМИ - Все, что достойно перевода

Как иностранные СМИ изображают Россию.
Мы переводим. Вы делаете выбор

Фото

логотип slate.frSlate.fr, Франция

Спасать нужно и некрасивых животных!

02168

В последние годы зоопарки приступили к реализации целого ряда инициатив по защите видов, оказавшихся под угрозой исчезновения. Однако пристрастие людей к красоте подрывает саму их основу. Некрасивые животные тоже заслуживают спасения.

Гиеновидная собакаАй-айСайгакЩелезубХохлачИндийский марабуЛысый уакариРыбы-капляТасманский дьяволГолый землекоп
Некрасивые животные тоже заслуживают спасения.
Леопарды, слоны и панды входят в программу размножения в неволе национального зоопарка и являются своего рода визитной карточкой подобного рода инициатив. Биолог Дэниел Фринта () и его коллеги из Карлового университета в Праге недавно проанализировали все программы по возвращению в природу млекопитающих с 1992 по 2009 год. Единственный из 30 видов в списке Фринты, кто хоть как-то приближается к критерию уродства, это гиеновидная собака, хотя этот случай, наверное, можно вообще не принимать во внимание, потому что любители находятся даже у самых злобных представителей псовых.
Как следует из обнародованного в 2011 году отчета, в зоопарках находится лишь около четверти всех видов птиц, 12% пресмыкающихся и всего 4% земноводных. По подсчетам Фринты, у млекопитающих этот показатель составляет 16%, причем по большей части это относится к прекрасным и любимым публикой кошачьим, жирафам, слонам, приматам и медведям. Маленькие обитатели глухих лесов с пронзительными глазами обычно в этот список не входят.
Похожая тенденция касается и птиц. Проанализировав мировую коллекцию различных видов попугаев, Фринта и его коллеги пришли к выводу, что наибольшие шансы на защиту в неволе имеют большие птицы с ярким оперением и длинным хвостом, а вовсе не редкие виды, которым грозит исчезновение. Подобная увлеченность размерами и красотой касается также и змей.
В деле защиты животных представление о Ноевом ковчеге по-прежнему очень сильно: зоопарки и аквариумы считаются своего рода страховкой для всех живущих в мире созданий. Мы, конечно, можем уничтожить их естественную среду обитания, но когда мы решаем вернуть их в природу, то к тому моменту должны спасти достаточно особей, чтобы жизнь вида смогла вновь пойти своим чередом.


На фото: ай-ай
Эта стратегия сработала для многих животных, в том числе волков, лошадей Пржевальского и американских хорьков. Когда же существование многих живущих в мире земноводных оказалось под угрозой из-за хитридиомикоза, зоопарки решили расширить свои коллекции лягушек и жаб, создав тем самым Ковчег амфибий, заповедник, который в будущем должен вновь заселить опустошенные болезнью экосистемы или даже восстановить целые виды.
Однако горькая правда - в том, что ни один зоопарк не может стать Ноевым ковчегом. У них попросту нет для этого достаточных пространств и ресурсов. Кроме того, ограничиться одной парой тоже не выйдет, потому что это в скором времени может вызвать проблемы из-за близкого родства. Размножение в неволе требует обширного пространства и большого числа животных, и чем-то приходится жертвовать.

На фото: сайгак
Сейчас большинство принимаемых решений опирается на вкусы двухлетних детей и их родителей, которые хотят, чтобы тем было весело. Положение самого вида мало кого волнует, и это прекрасно заметно. В зоопарках и аквапарках содержится всего лишь седьмая часть всех редких видов животных, причем если рассмотреть размеры их популяций, то все обстоит еще хуже. В результате они упускают возможность спасти малоприятных на вид, но невероятно редких животных:
Щелезуб (существует два вида: один обитает на Кубе, другой - на Гаити) напоминает помесь крысы и муравьеда. Его слюна ядовита, и нередки случаи, когда эти существа нападают, даже если их никто не провоцировал. Тем не менее, щелезубы оказались под угрозой исчезновения из-за кошек, собак и прочих привезенных человеком хищников. Сейчас они настолько редки, что представителей кубинского вида удалось вновь найти только поле десяти лет поисков.
Самок хохлачей даже можно было бы назвать красивыми (тюлени в своем большинстве - довольно милые животные), однако самцы вида отличаются огромным наростом, свисающим между глаз. Когда самец ощущает угрозу, он раздувает его, как огромный красный воздушный шар, и тем самым пытается запугать противника.
Индийский марабу - это представитель семейства аистовых из Юго-Восточной Азии, который, безусловно, пользуется не самой лучшей репутацией, потому что нередко встречается на свалках. Тем не менее, тот факт, что он питается падалью, делает его чрезвычайно важным звеном в пищевой цепочке в дикой природе.
Зоопаркам и аквапаркам следовало бы взять пример с Общества защиты некрасивых животных, стендап труппы, которая в настоящее время выступает на британских научных фестивалях.
Кроме того, им стоило бы добавить в свои коллекции и лысого уакари, красномордую обезьяну, которая водится в Бразилии и Перу.
Или, например, обратить взгляд на глубоководную рыбу-каплю, которая уже успела заслужить титул самого уродливого животного на нашей планете. Он непригодна в пищу, но ее популяция практически исчезла из-за тралового лова.
«У зоопарков с редкими, но некрасивыми животными никогда не получится заработать денег», - признает Дэниел Фринта. Тем не менее, ученые доказали, что когда людям известно об угрожающей тому или иному виду опасности, они начинают испытывать к нему больше симпатии и стараются защитить его. Поэтому зоопарки и аквапарки могли бы убедить посетителей помочь им со спасением хотя бы некоторых непривлекательных животных. Некоторые из них уже сделали первые шаги в этом направлении.
Так, австралийцам удалось собрать несколько миллионов долларов на спасение тасманийского дьявола, который отличается не только некрасивой внешностью, но и отвратительным характером. В России действует программа размножения в неволе сайгаков, антилоп с весьма странной мордой. Зоопарк в английском Бристоле, в свою очередь, занимается разведением лемуров ай-ай, которых жители Мадагаскара убивают только потому, что их вид внушает им ужас.
А в вашингтонском зоопарке клетка с голыми землекопами всегда собирает толпы людей: дети не могут оторвать взгляда от этих практически полностью лысых грызунов (напоминают смесь крота и крысы), которые возятся в построенных из оргстекла лабиринтах. Если бы у нас проводился конкурс самых непривлекательных животных, то этим зверькам, безусловно, досталось бы первое место, однако даже у них находятся поклонники.
Если спасать только тех животных, которые открывают кошельки туристов, то есть дымчатых леопардов, белых медведей и орангутангов и т.д., мы можем потерять не только интересные, но и чрезвычайно важные с экологической точки зрения виды. Руководствоваться одними лишь категориями внешней красоты - не лучшая стратегия в жизни. И защита животных не является исключением из этого правила.
test
  • Комментарий

    Спасать нужно и некрасивых животных!

    Некрасивые животные тоже заслуживают спасения.
    Леопарды, слоны и панды входят в программу размножения в неволе национального зоопарка и являются своего рода визитной карточкой подобного рода инициатив. Биолог Дэниел Фринта () и его коллеги из Карлового университета в Праге недавно проанализировали все программы по возвращению в природу млекопитающих с 1992 по 2009 год. Единственный из 30 видов в списке Фринты, кто хоть как-то приближается к критерию уродства, это гиеновидная собака, хотя этот случай, наверное, можно вообще не принимать во внимание, потому что любители находятся даже у самых злобных представителей псовых.
    Как следует из обнародованного в 2011 году отчета, в зоопарках находится лишь около четверти всех видов птиц, 12% пресмыкающихся и всего 4% земноводных. По подсчетам Фринты, у млекопитающих этот показатель составляет 16%, причем по большей части это относится к прекрасным и любимым публикой кошачьим, жирафам, слонам, приматам и медведям. Маленькие обитатели глухих лесов с пронзительными глазами обычно в этот список не входят.
    Похожая тенденция касается и птиц. Проанализировав мировую коллекцию различных видов попугаев, Фринта и его коллеги пришли к выводу, что наибольшие шансы на защиту в неволе имеют большие птицы с ярким оперением и длинным хвостом, а вовсе не редкие виды, которым грозит исчезновение. Подобная увлеченность размерами и красотой касается также и змей.
    В деле защиты животных представление о Ноевом ковчеге по-прежнему очень сильно: зоопарки и аквариумы считаются своего рода страховкой для всех живущих в мире созданий. Мы, конечно, можем уничтожить их естественную среду обитания, но когда мы решаем вернуть их в природу, то к тому моменту должны спасти достаточно особей, чтобы жизнь вида смогла вновь пойти своим чередом.


    На фото: ай-ай
    Эта стратегия сработала для многих животных, в том числе волков, лошадей Пржевальского и американских хорьков. Когда же существование многих живущих в мире земноводных оказалось под угрозой из-за хитридиомикоза, зоопарки решили расширить свои коллекции лягушек и жаб, создав тем самым Ковчег амфибий, заповедник, который в будущем должен вновь заселить опустошенные болезнью экосистемы или даже восстановить целые виды.
    Однако горькая правда - в том, что ни один зоопарк не может стать Ноевым ковчегом. У них попросту нет для этого достаточных пространств и ресурсов. Кроме того, ограничиться одной парой тоже не выйдет, потому что это в скором времени может вызвать проблемы из-за близкого родства. Размножение в неволе требует обширного пространства и большого числа животных, и чем-то приходится жертвовать.

    На фото: сайгак
    Сейчас большинство принимаемых решений опирается на вкусы двухлетних детей и их родителей, которые хотят, чтобы тем было весело. Положение самого вида мало кого волнует, и это прекрасно заметно. В зоопарках и аквапарках содержится всего лишь седьмая часть всех редких видов животных, причем если рассмотреть размеры их популяций, то все обстоит еще хуже. В результате они упускают возможность спасти малоприятных на вид, но невероятно редких животных:
    Щелезуб (существует два вида: один обитает на Кубе, другой - на Гаити) напоминает помесь крысы и муравьеда. Его слюна ядовита, и нередки случаи, когда эти существа нападают, даже если их никто не провоцировал. Тем не менее, щелезубы оказались под угрозой исчезновения из-за кошек, собак и прочих привезенных человеком хищников. Сейчас они настолько редки, что представителей кубинского вида удалось вновь найти только поле десяти лет поисков.
    Самок хохлачей даже можно было бы назвать красивыми (тюлени в своем большинстве - довольно милые животные), однако самцы вида отличаются огромным наростом, свисающим между глаз. Когда самец ощущает угрозу, он раздувает его, как огромный красный воздушный шар, и тем самым пытается запугать противника.
    Индийский марабу - это представитель семейства аистовых из Юго-Восточной Азии, который, безусловно, пользуется не самой лучшей репутацией, потому что нередко встречается на свалках. Тем не менее, тот факт, что он питается падалью, делает его чрезвычайно важным звеном в пищевой цепочке в дикой природе.
    Зоопаркам и аквапаркам следовало бы взять пример с Общества защиты некрасивых животных, стендап труппы, которая в настоящее время выступает на британских научных фестивалях.
    Кроме того, им стоило бы добавить в свои коллекции и лысого уакари, красномордую обезьяну, которая водится в Бразилии и Перу.
    Или, например, обратить взгляд на глубоководную рыбу-каплю, которая уже успела заслужить титул самого уродливого животного на нашей планете. Он непригодна в пищу, но ее популяция практически исчезла из-за тралового лова.
    «У зоопарков с редкими, но некрасивыми животными никогда не получится заработать денег», - признает Дэниел Фринта. Тем не менее, ученые доказали, что когда людям известно об угрожающей тому или иному виду опасности, они начинают испытывать к нему больше симпатии и стараются защитить его. Поэтому зоопарки и аквапарки могли бы убедить посетителей помочь им со спасением хотя бы некоторых непривлекательных животных. Некоторые из них уже сделали первые шаги в этом направлении.
    Так, австралийцам удалось собрать несколько миллионов долларов на спасение тасманийского дьявола, который отличается не только некрасивой внешностью, но и отвратительным характером. В России действует программа размножения в неволе сайгаков, антилоп с весьма странной мордой. Зоопарк в английском Бристоле, в свою очередь, занимается разведением лемуров ай-ай, которых жители Мадагаскара убивают только потому, что их вид внушает им ужас.
    А в вашингтонском зоопарке клетка с голыми землекопами всегда собирает толпы людей: дети не могут оторвать взгляда от этих практически полностью лысых грызунов (напоминают смесь крота и крысы), которые возятся в построенных из оргстекла лабиринтах. Если бы у нас проводился конкурс самых непривлекательных животных, то этим зверькам, безусловно, досталось бы первое место, однако даже у них находятся поклонники.
    Если спасать только тех животных, которые открывают кошельки туристов, то есть дымчатых леопардов, белых медведей и орангутангов и т.д., мы можем потерять не только интересные, но и чрезвычайно важные с экологической точки зрения виды. Руководствоваться одними лишь категориями внешней красоты - не лучшая стратегия в жизни. И защита животных не является исключением из этого правила.
    Гиеновидная собакаАй-айСайгакЩелезубХохлачИндийский марабуЛысый уакариРыбы-капляТасманский дьяволГолый землекоп
    Гиеновидная собака
    © flickr.com, jurvetson
    Ай-ай
    © flickr.com, Frank.Vassen
    Сайгак
    © РИА Новости, Вячеслав Бобков | Перейти в фотобанк
    Щелезуб
    © Seb az86556
    Хохлач
    © CC0 / Public Domain, Marchantia
    Индийский марабу
    © flickr.com, Ali -Arsh
    Лысый уакари
    © flickr.com, Giovanni Mari
    Рыбы-капля
    © flickr.com, Grufnik
    Тасманский дьявол
    © flickr.com, Tasty Snaks
    Голый землекоп
    © flickr.com, Smithsonian's National Zoo