Super Express: В свое время смоленскую катастрофу сочли переломным моментом в развивавшихся не самым лучшим образом польско-российских отношениях. Как уже стало ясно, Смоленск такого перелома не принес. Был ли вообще на это шанс?

Анджей Новак: Я думаю, такой шанс был. Но только если бы Польша использовала свои возможности суверенного государства и потребовала полную документацию по этой катастрофе.

- Каким образом это могло бы помочь нашим отношениям с Россией?

- Огромные масштабы упущений, а, возможно и другие обстоятельства, указывающие на злой умысел российской стороны, легли бы грузом ответственности на команду Владимира Путина. А тот факт, что мы не обратились за международной помощью, был использован для достижения очередных успехов неоимперской политики России и устрашения не только ближайших соседей, не только Европы в целом, но и российского общества. Польско-российское согласие возможно, но только в правде, а не в устрашении.

- Но мы помним ряд шагов со стороны российских властей, на которые, как мы знаем, им обычно пойти сложно. Это обещало хотя бы относительное снижение напряженности.


- Положим на одну чашу весов эти жесты, например, показ фильма «Катынь» Анджея Вайды по главному государственному телеканалу, а на другую – отказ передать нам оригиналы записей «черных ящиков» президентского «Туполева», обломков самолета и позорное обращение с останками жертв катастрофы. Если мы начнем это сравнивать, следует задуматься о весе этих жестов и их значении.

- В отношениях с Россией мы забываем, что властители Кремля реже мыслят символами, а чаще в категориях реальной политики?


- Все же российские политики мыслят в обеих этих категориях. Но не будем отходить от конкретики. Можно задуматься, какие плюсы и какой положительный перелом принесла нам та политика в отношении России, какую ведет премьер Туск (Donald Tusk).

- И какой итог вы здесь видите?

- Он, определенно, не в пользу Польши. Достаточно упомянуть, например, цены на газ. Ведь мы платим за кубометр газа почти вдвое больше, чем гораздо более богатая Германия. Я не знаю, может, мы уже стали такой богатой страной, что можем себе это позволить. Простым полякам приходится выкладывать огромные суммы за российское сырье, от которого из-за подписанного вице-премьером Вальдемаром Павляком (Waldemar Pawlak) договора мы попали в полную зависимость. В этом самом объективном аспекте мы ничего не выиграли.

- Может быть, нужно честно себе сказать, что с нынешней кремлевской командой наши отношения с Россией лучше уже выглядеть не будут?

- Но эта команда находится у власти, и с этим мы ничего не поделаем. Пока наше руководство предлагает играть с Россией на ее условиях и позволять ей выигрывать. Но это вовсе не обязательно должно выглядеть таким образом.

- Т.е. «партизанская» война с Москвой?


- Эту стратегию правительство Дональда Туска уже испытывало, и из этого ничего не вышло. Единственным решением в нынешней ситуации представляется формирование как можно более широкой коалиции в Европейском союзе, нацеленной на ведение сплоченной политики в отношении России. Нам необходима европейская солидарность, а не разделение на отдельные державы, с которыми Кремль хочет вести свои дела, - т.е. когда есть Германия и Франция и остальные «слабаки». Только вместе мы сможем вынудить Путина и его команду вести менее конфронтационную политику и добиться выгодных для нас решений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.