За тот год, что Дмитрий Медведев провел на посту российского президента, он проявил большую сноровку по части раздачи улыбок, кивков и произнесения либеральных речей. Но этим все ограничивалось. Несмотря на превознесение на публике свободы как "абсолютной ценности", и осуждение российской культуры "правового нигилизма", до настоящего времени было мало признаков того, что он действительно отходит от жесткой политики своего наставника и предшественника Владимира Путина. Диссидентов продолжают преследовать, бизнесмены со связями в правительстве по-прежнему процветают за счет тех, кому туда доступа нет, а самые непримиримые противники Путина, такие как отбывающий тюремный срок олигарх Михаил Ходорковский и его товарищи, вновь предстают перед судом. Реальная власть как и прежде остается в руках премьер-министра Путина и его близкого окружения, а президент выглядит не более как их сладкоречивая марионетка и свежее лицо.

Но в последнее время отдельные противники Медведева начали приходить к выводу, что недооценили его. Президент уже публично отклоняет некоторые ключевые решения Путина, отменяет репрессивные законы и прислушивается к критикам власти вместо того, чтобы затыкать им рты. "Мы все хотим верить, что наш руководитель великодушный, справедливый и добрый, - говорит журналистка и активистка-правозащитница Светлана Сорокина, - сейчас мы наблюдаем первые признаки того, что он именно такой".

Более либеральные методы Медведева не оказывают видимого воздействия на непримиримую внешнюю политику страны. Пока все говорит о том, что Путин эту сферу держит под собственным контролем. Но многие активисты в России заявляют, что удивлены начавшейся недавно оттепелью после десятилетия заморозков. "Мы никогда не могли мечтать о том, что нас включат в президентский совет, - говорит Кирилл Кабанов, возглавляющий негосударственный Национальный антикоррупционный комитет, - президент Медведев не только прислушивается к нам, он принимает решения на основе тех докладов, которые мы ему готовим".

Другие не столь в этом уверены. Мнения особенно резко разошлись на прошлой неделе, когда московский суд неожиданно принял решение об условно-досрочном освобождении после пяти лет заключения по обвинению в уклонении от уплаты налогов Светланы Бахминой - матери троих детей и бывшего юриста из нефтяной компании Ходорковского "ЮКОС". Медведев постоянно настаивает на том, что суды должны быть полностью свободны от политического вмешательства, но никто не воспринимает данные заявления всерьез. "В нашей стране ничего не происходит без утверждения сверху, особенно по таким политизированным вопросам как дело "ЮКОСа"", - говорит Сорокина. Кое-кто увидел в принятом на прошлой неделе решении свидетельство того, что Медведев, наконец, выполняет свои обещания о проведении реформ. Адвокаты Бахминой всегда утверждали, что она всего лишь жертва кампании против Ходорковского. Но остальные, указывая на то, что ее освобождение санкционировала прокуратура, заявляют, что она могла согласиться дать показания против своего бывшего босса, суд над которым по новым обвинениям проходит в настоящее время.

Тем не менее, в воздухе витает ощущение перемен. Первые признаки таких изменений появились в начале года, когда президент заблокировал драконовский закон о государственной измене, составленный при Путине. Согласно этому закону, многие формы инакомыслия превращались в преступление. Медведев принял данное решение, когда вышел доклад, осуждающий этот законопроект и называющий его разрешением на политические репрессии. Один из авторов доклада, эксперт по правовым вопросам Елена Лукьянова говорит о том, что этот проект закона должен был сыграть на руку силовикам - непримиримой националистической фракции из близкого окружения Путина. Многие из них - бывшие сотрудники тайной полиции, как и сам Путин. "Им нужен был правовой способ для избавления от свободомыслящих людей", - говорит Лукьянова, входящая также в команду адвокатов Ходорковского. (Сторонники олигарха заявляют, что его осуждение за мнимое уклонение от уплаты налогов имело политическую подоплеку, поэтому вполне логично, что его имя постоянно всплывает в любой дискуссии о реформах.)

Медведев использует иной подход: он приглашает активистов в Кремль. Две недели назад президент встретился с представителями 36 ведущих российских неправительственных организаций, которые Путин пытался практически искоренить строгими законами о регистрации. Среди гостей Медведева был руководитель правозащитной организации "Мемориал", чьи офисы в прошлом году подвергались жестоким обыскам милиции, которая конфисковала материалы "Мемориала" о российских ультранационалистах. По словам президента, он сожалеет, что законы путинского периода воспринимались так, будто "все неправительственные организации являются врагами государства". Все как раз наоборот, заявил Медведев. Их работа "крайне важна для здоровья нашего общества". Он попросил их составить доклады о коррупции в государстве и о правовой реформе. А Национальный антикоррупционный комитет Кабанова представил ему полный перечень последних случаев, когда бизнесмены со связями во власти захватывали компании, которые становились банкротами по причине предположительно лживых налоговых исков.

Новая толерантность распространяется отнюдь не только на правозащитные группы. Заметной либерализации подверглось и государственное телевидение. Там возрождается политическая сатира, а в феврале Первый канал предоставил время в эфире Александру Шохину, возглавляющему влиятельный Российский союз промышленников и предпринимателей. Тот осудил новые обвинения в адрес Ходорковского, назвав их полным обманом. Прогрессивные российские политики, однако, сохраняют осторожность. "Слишком рано пока говорить о свободе слова, - заявляет бывший заместитель премьер-министра Борис Немцов, - но есть и позитивные признаки, возможно, политической весны". В настоящее время Немцов борется за пост мэра Сочи - южного российского города, где в 2014 году состоятся зимние Олимпийские игры. Два ведущих кандидата от оппозиции были исключены из списков претендентов по техническим причинам. Те, кто остался, например, Немцов, жалуются на то, что им предоставляют слишком мало времени на телевидении. Но, по крайней мере, это настоящее политическое состязание, резко отличающееся от большей части выборов в России за последние годы.

Несмотря на очевидные различия между правлением Путина и его избранного преемника, очень мало признаков того, что у этих людей имеются реальные разногласия, личные или политические. "Медведев пришел из государственного аппарата Путина - он реформатор, но не революционер, - говорит заместитель директора московского аналитического Центра политических технологий Алексей Макаркин, - как и прежние реформаторы России, он часть старой машины". Некоторые люди считают, что сама мысль о том, будто Медведев может бросить вызов Путину, это не более чем выдача желаемого за действительное. "Все, что мы видим, это просто смена стиля, - говорит главный редактор ведущей либеральной радиостанции России "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов, - президент не принимает ни одного решения, не посоветовавшись вначале с премьер-министром".

Лоялисты Путина говорят примерно то же самое. "Российские государственные институты, созданные Путиным, стабильны и влиятельны, - заявляет ведущий известной политической телепрограммы "Однако" Михаил Леонтьев, - существует не две ветви власти, а одна". Он отмечает, что Медведев заменил на своих людей всего одну шестую часть путинских назначенцев и руководителей, остававшихся с прошлого периода правления.

Тем не менее, Медведев со своими подходами может трансформировать Россию - если ему это удастся. Это очень большое "если". Президент издал указ о том, что все высокопоставленные чиновники должны раскрывать информацию о своих доходах и коммерческих интересах ближайших родственников. Но его война с коррупцией в высших эшелонах власти - это по определению наступление на тех самых людей, на которых он полагается как на опору своей власти. "Российские бюрократы просто смеются над медведевским законом о декларировании доходов, - говорит бывший генерал КГБ Геннадий Гладков, ныне входящий в состав думского комитета по безопасности, - это не настоящая борьба, а только ее имитация. Никто не будет проверять эти потемкинские декларации". А в условиях, когда российский федеральный бюджет сократился на треть, когда растет инфляция и безработица, россиянам нужны действия, а не просто благородные слова.

Одним из главных экзаменов станет исход судебного процесса над Ходорковским. "Власть, соблюдай свои собственные законы", - говорит олигарх. Этот лозунг изобрели еще диссиденты советской эпохи, а Медведев превратил его в одну из главных своих тем. Россияне будут пристально следить за тем, как суд рассмотрит дело противника Путина, сравнивая этот процесс с делами других обвиняемых, которые более влиятельны благодаря своим крепким связям.

Есть опасность того, что даже если Медведев пытается осуществить реформы по-настоящему, они могут ни к чему не привести. Некоторые представители путинского окружения старой закваски, особенно из числа тем, кто лично выгадал от расчленения и ликвидации нефтяной компании Ходорковского "ЮКОС", могут попытаться пустить под откос либеральные планы Медведева. Один из наиболее простых способов - заново разжечь прошлогоднюю войну с Грузией. А если в результате антикоррупционных действий Медведева кое-кто из вороватых чиновников предстанет перед судом, это вряд ли будут люди из близкого окружения. Однако, несмотря на весь скептицизм, многие либералы выражают осторожный оптимизм. По их мнению, пусть весна еще и не наступила, но лед уже начал таять.

Обсудить публикацию на форуме