Убийства активистов правозащитного движения происходят в России с такой частотой, что некоторые будут склонны просто пожать плечами, узнав о жестоком убийстве в воскресенье Макшарипа Аушева, активно выступавшего против злоупотреблений со стороны служб безопасности в кавказской республике Ингушетия. Господин Макшарип ехал днем по одной из главных магистралей региона в тот момент, когда с ним поравнялся другой автомобиль, из которого был открыт шквальный огонь. Его похороны состоялись спустя два месяца после убийства в соседней Чечне главы детского благотворительного фонда Заремы Сайдулаевой и ее мужа, которые были застрелены, после чего их тела запихнули в багажник машины. Этому событию в свою очередь предшествовало убийство 15 июля  наиболее известного активиста правозащитного движения Натальи Эстемировой.


Никто после этого не был арестован, тем более осужден, ни в одном из этих случаев. Никто не был обвинен в убийстве 19 января адвоката по правозащитным делам Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, которые были застрелены на оживленной улице всего лишь в нескольких кварталах от Кремля. Убийцы журналистки Анны Политковской, застреленной перед подъездом своего дома три года назад, остаются на свободе. Всех этих смелых мужчин и женщин объединяют их усилия, направленные на то, чтобы российские органы безопасности несли ответственность за внесудебные кровавые расправы, пытки и акты насилия, жертвами которых становятся ни в чем не повинные простые граждане в Чечне, Ингушетии, а также в других кавказских республиках.


Российский лидер Владимир Путин с самого начала только пожимал плечами, когда речь заходила об этих проявлениях бандитизма. Он пренебрежительно отозвался о госпоже Политковской – одной из самых известных журналисток страны – вскоре после ее гибели, и ему ровным счетом нечего сказать о последних убийствах. Президент Дмитрий Медведев проявил немного больше чуткости и выразил свои соболезнования на встрече с редакторами той газеты, где работали госпожа Политковская и госпожа Бабурова. Год назад господин Медведев сместил со своего поста президента Ингушетии, после того как господин Аушев возглавил протестные выступления против убийства оппозиционного журналиста. Однако новый президент не способен остановить череду убийств, в которых он обвинил «влиятельные структуры».

 

Всем в России хорошо известно, кого он имеет в виду – это не подчиняющиеся никаким законам бандиты, которыми руководит поддерживаемый Кремлем правитель Чечни Рамзан Кадыров, а также Федеральная служба безопасности, которая пришла на смену путинского КГБ. Россияне также понимают, что Путин мог бы положить конец этим убийствам, совершаемым при поддержке государства. Он мог бы, если бы захотел, но он этого не хочет. Конечно, в этом нет ничего нового. Предыдущие кремлевские правители  использовали убийства в целях сохранения своей власти. Но никогда еще после правления Иосифа Сталина политические убийства не были такими вопиющими и такими пугающе обыденными.