В 2007 году российский премьер-министр Владимир Путин дал "общенациональное обещание", что черноморский город-курорт Сочи, находящийся недалеко от границы с Грузией, станет вполне безопасным местом для проведения Олимпийских игр зимой 2014 года. Международный олимпийский комитет поверил ему, и российская заявка победила. Но оказалось, что Сочи далеко не Ванкувер, и 26 мая по достоверности путинского обещания был нанесен серьезный удар. Около 7 часов вечера в находящемся неподалеку городе Ставрополе взорвалась начиненная шрапнелью бомба, в результате чего более 40 человек получили ранения, а семеро погибли, в том числе, две молодые девушки. Ответственность за взрыв не взяла на себя ни одна группировка, а следователи не могут найти возможный мотив преступления. Но взрыв этот, а также нескоординированные действия властей после него заставили некоторых экспертов задать ряд неприятных вопросов. Оценивалась ли ситуация вокруг Сочи на предмет безопасности перед тем, как Россия подала олимпийскую заявку? А если риск насилия реален, то не решат ли страны-участницы отказаться от участия своих спортсменов в Играх?

Возможно, самым страшным аспектом теракта и последовавшего за ним расследования стало огромное количество подозреваемых в его совершении. По словам различных представителей правоохранительных органов, которые выступали в российских средствах массовой информации после взрыва, в этом регионе действует как минимум четыре группировки, способные посреди бела дня осуществить взрыв на людной площади. Это могли быть боевики-исламисты, окопавшиеся в расположенных неподалеку горах Кавказа, а также русские националисты или местные мафиозные группы. Некоторые милицейские руководители предположили, что следы взрыва могут привести в соседнюю Грузию. Они отмечают, что взрыв произошел 26 мая – в День независимости этой страны. Грузия и Россия в 2008 году воевали, а один из регионов, ставших в той войне предметом спора – Абхазия, находится всего в нескольких десятках километров от Сочи.

"Этот регион – настолько грязный и кровавый аквариум конфликта, что выловить там какую-то рыбу просто невозможно, - говорит полковник КГБ в отставке Олег Нечипоренко, являющийся сегодня ведущим экспертом Национального антикриминального и антитеррористического фонда, - даже сама идея проведения Олимпиады должна основываться на прекращении всех вооруженных конфликтов в регионе, а мы тут готовимся к проведению Игр буквально на переднем крае войны с терроризмом".

Этот конфликт десятилетиями длится на Северном Кавказе - тяжело больной территории, находящейся неподалеку от Сочи. Там находится Чечня, а также такие пороховые бочки, как Дагестан и Ингушетия. В январе президент Дмитрий Медведев поручил новичку в этом деле Александру Хлопонину стабилизировать ситуацию в регионе путем развития его экономики, а не наращивания сил милиции. Совершенно очевидно, что в этом назначении ведущую роль сыграла подготовка к Олимпиаде. Но больших успехов Хлопонину добиться не удалось. Будучи бизнесменом и экс-губернатором из Сибири, Хлопонин не имеет на Северном Кавказе местной базы поддержки, и ему приходится вести неравную борьбу с повсеместной коррупцией и бедностью, не говоря уже о повстанцах-исламистах, воюющих за превращение этих территорий в мусульманский халифат со строгими законами шариата. 29 марта две террористки-смертницы уничтожили 40 человек в московском метро. Ответственность за теракт взял на себя лидер боевиков, чеченский полевой командир Доку Умаров.

Но Хлопонин сделал ряд неожиданных заявлений после взрыва в Ставрополе. В интервью "Российской газете", опубликованном 27 мая, он сказал, что исламские боевики не имеют никакого отношения к последнему взрыву, и что скорее всего, это часть войны местных преступных группировок за власть и влияние. В тот же день он заявил на совещании с участием руководства правоохранительных органов, что жестокая драка за собственность и активы в регионе может усилиться, поскольку  Россия пытается построить там в преддверии Олимпиады туристическую инфраструктуру и горнолыжные курорты. "На сегодняшний день под маской терроризма и религиозного экстремизма на территории округа пытаются работать бандиты, организованные преступные группировки, которые занимаются переделом собственности", - сказал он, добавив, что обе эти интерпретации неверны.

Действительно, борьба за власть и собственность, а также рэкет по-прежнему являются повседневным явлением в этой части России. В феврале прошлого года в Москве застрелили главаря сочинской мафии Алика Миналяна по кличке Алик Сочинский. Говорят, что он долгие годы руководил преступным миром этого города. Известно также, что исламистские группировки на Северном Кавказе вымогают у людей деньги, чтобы финансировать свою деятельность. Но следователи в Ставрополе уже в четверг подвергли сомнению утверждения Хлопонина, заявив российским информационным агентствам, что главными в их списке подозреваемых являются джихадисты. Такие противоречивые заявления, а также то, что пока не произведено никаких арестов, вряд ли успокоит общественность после взрывов.

"Похоже, что это результат паники или плохого взаимодействия, как будто они пытаются предусмотреть все возможности на тот случай, если кто-то из них окажется прав, - говорит директор российского и евразийского проекта из вашингтонского Института мировой безопасности (World Security Institute) Николай Злобин, - это говорит о том, что в данных регионах никогда не проводился систематический и полный анализ проблем безопасности, чтобы выяснить, какие угрозы являются теоретическими, а какие реальными".

Международный олимпийский комитет, со своей стороны, по-прежнему настаивает на своем решении о предоставлении Сочи права на проведение Олимпиады 2014 года. В заявлении для TIME МОК отмечает, что последние взрывы не изменили его позицию. "За обеспечение безопасности отвечают местные власти городов, проводящих Олимпийские игры. Они обеспечивают, чтобы было сделано все возможное, все, что в человеческих силах, для защиты спортсменов, зрителей и всех людей, занятых организацией и проведением Игр. Мы не сомневаемся, что Россия выполнит эту задачу".

Но по мере приближения 2014 года другие страны будут все пристальнее следить за тем, с какими опасностями их атлеты могут столкнуться в Сочи. По словам Злобина, если какая-то крупная страна решит отказаться от участия, это может вызвать "цепную реакцию". "Существует очень много опасных моментов, и этот теракт показал, что они к ним не готовы, - отмечает Злобин, - будет очень легко пустить эту Олимпиаду под откос, или по меньшей мере показать, что спортсмены на ней будут подвергаться риску".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.