Москва. Нынешняя встреча в верхах Евросоюз-Россия началась накануне  с тактичного жеста. Вместо того, чтобы направить европейских гостей, участвующих в саммите, в бескрайние азиатские просторы, как это делалось раньше, Россия, будучи принимающей стороной, на этот раз пригласила всех в город Ростов, расположенный в том месте, где река Дон впадает в Азовское море. Финансовый кризис серьезно затронул Россию. С этого момента началось горькое осознание реальности, и во внешней политике теперь используются более умеренные тона. Бравада и демонстрация себя как ни от кого не зависящей энергетической сверхдержавы  сегодня уже не актуальны, а в моде теперь поиск партнеров для проведения давно назревшей модернизации отсталой экономики. В этом отношении предпочтительными партнерами для Москвы являются Евросоюз и США.

На двухдневном саммите, который открылся в понедельник, Москва будет настаивать на том, чтобы были зафиксированы принципы модернизационного партнерства.  Прежде всего Кремль хотел бы расчистить барьеры в области торговли и инвестиций, поддержать взаимные инвестиции в технологические отрасли, а также развивать сотрудничество в научно-исследовательской сфере.

С того момента, когда в декабре 2007 года истек срок действия Соглашения о партнерстве между Евросоюзом и Россией, проводившиеся раунды переговоров относительно нового договора не принесли почти никаких результатов. А сами встречи в верхах были больше похожи на обязательные мероприятия, во время которых партнеры отчужденно взирали друг на друга и впустую тратили время, обмениваясь улыбками. Евросоюз хотел бы, чтобы новый договор был предельно конкретным и чтобы в нем были зафиксированы в деталях обязательства сторон. Это противоречило российским представлениям о суверенитете. Москва раньше не хотела связывать себя обязательствами и пыталась в новом договоре добиться только получения статуса равноправного партнера.

Побольше смелости?

У Евросоюза появился шанс использовать экономическую и технологическую отсталость России не только с коммерческой точки зрения. Он мог бы поставить предоставление инновационной помощи в зависимость от обязательств, связанных с модернизацией общественной жизни России. Укрепление правового государства, обеспечение прав человека и побольше смелости в отношении демократии и свободы прессы. Москва опасается этого, однако будет вынуждена пойти на определенные компромиссы. Постоянный представитель России в Евросоюзе Владимир Чижов пытался еще вечером накануне саммита подготовить почву. В модернизационном партнерстве, по его мнению, обе стороны должны обладать равными правами. Речь идет не о том, чтобы «всезнающий Евросоюз вообразил себя Господом Богом, спускающимся на Землю для того, чтобы модернизировать Россию». Тут дали себя знать старые рефлексы, которые не учитывают  неотложный характер той помощи, которая необходима России в области модернизации.

Много будет также споров по поводу отмены визового режима, на котором Москва настаивает уже много лет. Она объявила о своей готовности  быстро устранить все бюрократические барьеры. Евросоюз в этом вопросе ведет себя сдержано и связывает безвизовый режим с определенными  предварительными условиями. Помимо введения биометрических паспортов для российских граждан Евросоюз требует также улучшения охраны границы в южной и азиатской частях страны.

Официально Евросоюз обосновывает эту сдержанность страхом перед волной иммигрантов из среднеазиатских республик, граждане которых могут без виз въезжать на территорию России. Москва взяла на себя обязательство за собственный счет забирать нелегальных иммигрантов на границе Евросоюза, и тем самым одно предварительное условие она уже выполнила. По данным европейского агентства Frontex, которое отслеживает потоки на внешних границах,  в 2009 году было задержано только 107 нелегальных российских граждан при попытке въехать на территорию Польши.  Большинство членов Евросоюза  - в том числе и польский министр иностранных дел Радослав Сикорский – считают, что решение визового вопроса является своего рода «валютой», которую нужно разумно потратить. Москва чувствует, что решение этого вопроса тормозят новые восточноевропейские члены Евросоюза.

На самом деле, наиболее активно против этого выступают Германия и Франция, то есть те страны, которые, с российской точки зрения, являются «самыми конструктивными партнерами».  Некоторые члены Евросоюза также опасаются того, что в случае предоставления России особых условий государства, участвующие в «Восточном партнерстве», будут чувствовать себя обделенными. В этой программе, предложенной Польшей и Швецией, принимают участие Украина, Молдавия, Белоруссия, Грузия, Армения и Азербайджан. Она была принята в 2009 году, и сделано это было для того, чтобы открыть путь бывшим советским республикам к более тесным контактам с Европой и избавить их от страха перед своим бывшим колониальным хозяином. Однако Евросоюз занимается реализацией этой программы без особого энтузиазма. Берлин и Париж, демонстрируя «упреждающее послушание», ведут себя в этом вопросе сдержанно, так как они не хотят портить свои отношения с Кремлем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.