Богатейшая женщина России и жена уже бывшего мэра Москвы Елена Батурина спасла свою строительную империю с помощью удивительной сделки, пытаясь расплатиться по долгам на сумму более 870 миллионов долларов во время прошлогоднего экономического кризиса.

Полный паралич на рынке недвижимости вынудил большинство московских строительных магнатов передать акции своих погрязших в долгах компаний государственным банкам или бизнесменам, пользующимся покровительством Кремля. Но г-же Батуриной удалось спасти свой бизнес. Нашлась некая неизвестная компания, купившая у нее 58 гектаров земли в ближайшем Подмосковье по цене, по словам экспертов, намного превышающей любые ожидания даже во времена бума на рынке недвижимости; полученная прибыль в 13 миллиардов рублей (416 миллионов долларов) помогла Батуриной выплатить долги своей компании.

«В тот период на рынке ничего не происходило – только несколько сделок по купле –продаже земли в Подмосковье. Цены резко упали, - рассказывает один из топ-менеджеров на рынке московской недвижимости, настоявший на сохранении анонимности. – Однако цены по этой сделке были раз в шесть выше, чем можно было бы ожидать при самой оживленной ситуации на рынке. Это было поразительно».

Сегодня, после скандального отстранения от власти супруга Батуриной, Юрия Лужкова, эта сделка привлекает к себе все более пристальное внимание. Юрий Лужков, последние 18 лет бывший мэром Москвы, держал строительный бум в столице в своих руках, распределяя строительные лицензии и тендеры, - именно в тот период, когда строительная империя госпожи Батуриной, «Интеко», стала крупнейшей в городе строительной корпорацией.

В условиях политического переходного периода, в который вступили Кремль и Москва, вопрос о деталях деловых операций империи Батуриной оказался ключевым испытанием для публичного заявления российского президента Дмитрия Медведева  о «модернизации» и развитии конкуренции в экономике страны.

Бывшая заводская рабочая, составившая себе состояние, которое журнал Forbes оценивает в 2,9 миллиарда долларов, г-жа Батурина многими воспринимается как воплощение власти Лужкова и его приближенных, державших экономику столицы в своих руках.

Продажа земельного участка 25 июня 2009 года привлекла к себе особое внимание, поскольку 13 миллиардов долларов, затраченные на финансовое обеспечение этой сделки, компания-покупатель получила от Банка Москвы всего за три недели до оформления сделки, 3 июня. Именно в этот день Московская городская Дума одобрила перевод из бюджета 15 миллиардов рублей на увеличение капитала муниципального банка.

Следователи из Министерства внутренних дел России изучают вопрос, действительно ли средства из городского бюджета были направлены в банк с целью рефинансирования долгов Батуриной, что явствует из копии протокола доследственной проверки, попавшего в распоряжение Financial Times, подлинность которого подтвердили два человека, знакомые с делом.

Как самая богатая женщина получила свое богатство

Бывшая заводская работница Елена Батурина составила себе состояние, оцениваемое журналом Forbes в 2,9 миллиарда долларов. Сейчас г-жа Батурина, муж которой – бывший мэр Москвы Юрий Лужков, - самая богатая женщина в России, пишет Кэтрин Белтон из Москвы.

По документам, империя Батуриной, корпорация «Интеко», выросла из предприятия, занимавшегося производством пластмассовых изделий; эта фирма была создана в начале 1990-х годов, расширившись впоследствии до 310 гектаров элитных жилых комплексов на лучших участках столицы.

Корпорация «Интеко» занимала практически монопольное положение в цементном производстве для города до 2005 года, когда Батурина продала этот бизнес; была крупнейшим в городе производителем домовых панелей. В прошлом году Батурина, по данным ее декларации о доходах за 2009 год, заработала около миллиарда долларов наличными от продажи акций «Сбербанка», государственному сберегательному банку, и «Газпрома», государственной газовой экспортной монополии.

Первоначальная доследственная проверка, предпринятое МВД еще до увольнения Лужкова, не выявила никаких оснований для возбуждения уголовного дела. Однако позднее, по словам двух человек, знакомых с ситуацией, российская прокуратура отдала Министерству внутренних дел распоряжение еще раз внимательно заняться этим дело.

Сначала прокуратура подтвердила факт расследования, однако заявила, что не может дать больше никаких комментариев, поскольку проверка еще ведется. Позднее она отказалась от своего заявления. А отдел экономических преступлений московского МВД заявил, что не может дать никаких комментариев, поскольку проверка еще ведется.

И Лужков, и Батурина отрицают, что ими были совершены какие-то незаконные махинации в связи с рассматриваемой сделкой.  «По этому делу проведено уже огромное число проверок. Вы говорите, что прокуратура еще ведет доследственную проверку, но правильнее было бы сказать, что проведено уже множество таких проверок, и по их итогам никаких исков возбуждено не было»,  - сказал Лужков корреспонденту Financial Times. Г-жа Батурина давать комментарии отказалась.

«Интеко», со своей стороны, заявляет, что проведение проверок лишено логики, поскольку вливание в Банк Москвы правительственного капитала произошло уже после того, как компания оплатила свои займы и продала землю. Фактическое поступление капитала из городского бюджета состоялось уже в первые две недели июля.

Дальнейшая судьба проводимых проверок определит, способен ли новый мэр Москвы, Сергей Собянин, бывший руководитель администрации премьер-министра Владимира Путина, преобразовать строительный сектор города. Однако некоторые критики ставят также вопрос, не являются ли эти доследственные проверки не столько поисками справедливости, сколько попыткой осуществить раздел бизнес-империи Батуриной.

«Происходящее нельзя назвать борьбой с коррупцией, - говорит Николай Петров из московского Карнеги центра. – Когда происходит изменение политической расстановки сил, хищники всегда оказываются тут как тут и пытаются сбить цену». 

Сама Батурина настаивает на том, что ее империя не продается; Лужков заявил, что обвинения в коррупции – одно из орудий связанных с Кремлем бизнесменов, пытающихся завладеть компанией. Несмотря на это, на прошлой неделе была объявлено о первых публичных торгах «Интеко»: в объявлении указано, что в прошлый четверг было продано 50 % доли участия предприятия в строительстве московского делового комплекса некоему московскому стальному магнату и еще одному крупному предпринимателю в области недвижимости.

Однако другие менеджеры в строительном секторе заявляют, что открытое рассмотрение быстрого роста империи Батуриной давно назрело. По словам одного из них, «кажется чрезвычайно странным, что этот вопрос встал только теперь».

Аналитики полагают, что невозможно в точности установить, какую долю московского рынка недвижимости контролирует «Интеко», поскольку не все строительные объекты принадлежат компании непосредственно. Более четверти постановлений московского муниципалитета засекречены, что делает невозможным рассмотрение всех тендеров и сделок.
 
Подобные сделки в России не должны быть секретными. В прошлом месяце Алексей Кудрин, министр финансов страны, заявил, что это – один из примеров отсутствия прозрачности, которым страдает муниципальное правительство Москвы.

Политический деятель оппозиции Борис Немцов год назад впервые завел досье, в котором собрал большое число документов о сделках между «Интеко» и кабинетом мэра, которые, по его заявлению, являются примерами коррупции; он собрал документы по десяткам сделок, которые, по его мнению, могли быть организованы в пользу Батуриной. Корпорация «Интеко» заявила, что доклад Немцова содержит «большое количество лжи, ошибок и подтасовки фактов», и что «нет никаких примеров» того, что компания получала тендеры не на конкурентной основе.

Лужков и Батурина возбудили против Немцова дело о клевете, выиграв 17 тысяч долларов в качестве компенсации ущерба за отдельные части его доклада; однако им не удалось заставить его отречься от большей части изложенных фактов. Недавно московский суд отверг попытку Батуриной добиться дополнительного отречения от содержавшейся в докладе информации.

Тем временем, следователи из МВД сосредоточились на сделке по продаже «Интеко» 58 гектаров принадлежащей ей земли. По данным расследования МВД и по документам о государственной регистрации, компания, приобретшая эту землю, малоизвестная фирма «Премьер-Эстейт», была основана с величиной уставного капитала всего 10 тысяч рублей менее чем за три месяца до того, как получила кредит от Банка Москвы в размере 13 миллиардов рублей.

«Премьер-Эстейт» была основана другой компанией, «Кузнецкий мост Девелопмент» (KMD), президент которой Борис Шемякин заявил, что создал эту компанию для клиента, пожелавшего остаться неизвестным. Позднее компания была продана. По данным доследственной проверки МВД, в настоящее время земля принадлежит британской частной группе компаний, Argo Capital Partners Fund, приобретшей этот земельный участок в конце прошлого года. Argo давать комментарии отказалась. Компания KMD заявила, что земля была приобретена по рыночной цене и что она участвует в строительстве объектов, финансируемых правительством, в качестве «fee-девелопера» (rомпания, привлекающая финансирование и оформляющая разрешительную документацию без собственных вложений). К сегодняшнему моменту участок остается незастроенным.

В центре внимания остается совпадение во времени договоренности о вложении муниципального капитала и предоставление ссуды компании «Премьер-Эстейт». По данным проведенных проверок, ссуда была предоставлена «Банком Москвы» 3 июня прошлого года, в тот же день, когда городская Дума одобрила необходимые поправки к бюджету, позволяющие правительству участвовать во вложении капитала в «Банк Москвы».

В ходе телефонного интервью из Вены, где Лужков сейчас проводит много времени, бывший московский мэр заявил, что он не помнит, «что там совпадало, а что нет». «Но это были абсолютно не связанные операции, - сказал он. – я официально могу заявить, что Банк Москвы – независимая банковская структура, и все свои операции проводит независимо. Никакого давления на него со стороны правительства не оказывалось, никаких распоряжений не было. Правительство не располагает официальными или неофициальными методами оказания давления на банк».

«Банк Москвы» утверждает, что участие города во вложении капитала не было связано с предоставлением ссуды: акционерам банка необходимо было укрепить банковский капитал, с целью получить доступ к государственному федеральному финансированию в период кризиса, однако банк  был в состоянии выдавать «тысячи» кредитов и без дополнительного финансирования. Банк утверждает, что был заинтересован в кредитовании строительного проекта, поскольку считал, что он будет успешным. 

Однако правительство города, как держатель 46 % акцией этого банка, сыграло определенную роль в одобрении проекта. Одобрение Московской Думой перевода капитала было направлено главе финансового департамента городской администрации, Юрию Коростелеву, который входит и в состав правления Банка Москвы. Представитель Коростелева заявил, что финансист, в своей последней роли, голосовал в поддержку выдачи ссуды компании «Премьер-Эстейт», и поступил он так в соответствии с распоряжениями, полученными от главы городского департамента имущества. Глава московского департамента имущества в данный момент недостижим. Новый мэр уволил его с занимаемой должности.

Имеется ли связь между одобрением перевода капитала банку и выдачей дополнительной ссуды для покупки земли, по мнению  специалистов по банковскому делу, может быть довольно трудно доказать; однако сделка могла иметь последствия для «Банка Москвы», поскольку остается вопрос нынешней стоимости земли, использованной в качестве залогового обеспечения этой ссуды.

Сомнения относительно кредитов, выданных по другим проектам, связанным с бывшим правительством Лужкова, стали еще одной причиной, почему рейтинговые агентства понизили свои оценки для «Банка Москвы» после увольнения Лужкова. Этот жест – помещение банка под наблюдение с целью возможного перевода в более низкую категорию – отразил «значительное и растущее взаимодействие с компаниями, тесно связанными с уходящей городской администрацией, или которые до настоящего времени получали выгоды от поддержки города и/или чья жизнеспособность, возможно, зависела, по крайней мере отчасти, от поддержки города», - заявило международное рейтинговое агентство Fitch Ratings.

Государство уже приготовилось к действиям. В среду министр финансов Кудрин заявил, что государственный банк ВТБ может выкупить 46-процентную долю участия в банке московского городского правительства.