Накануне региональных выборов оппозиционный кандидат Ольга Сафронова приехала в школу в рамках финальной части своей кампании. Она планировала произнести яркую речь, особо упирая на то, что Россия охвачена диктатурой правящей партии.

Но представители этой самой партии приехали, чтобы остановить ее.

Вот что им не понравилось: политическая партия госпожи Сафроновой предполагалась как притворная оппозиция, созданная Кремлем с целью распространения иллюзии, что в России есть преуспевающая демократия. А теперь вдруг эта марионеточная партия тут в Сибири борется за голоса, бросает вызов правящей партии и даже нападает на самого премьер-министра Владимира Путина.

Правящая партия – во взаимодействии с собственно властями – вскоре ответила на этот вызов. И ее усилия по подавлению партии г-жи Сафроновой, "Справедливой России", кажется подчеркнули, насколько законы, призванные гарантировать свободные и честные выборы, мало что значат в России.

Агенты правящей партии пытались не пустить г-жу Сафронову в школу, они даже вызвали полицию, чтобы та допросила ее. Они предупредили учителей и всех остальных, что они будут уволены, если придут на эту встречу, и большинство не пошли. Госпожа Сафронова проигнорировал угрозы и начала таки выступать в аудитории, которая была практически пустой. И даже в таких условиях сотрудники пытались перекричать ее.

"У вас нет разрешения выступать здесь, - заявил Геннадий Быковский, бывший прокурор и помощник кандидата от правящей партии, - не хотим слушать вашу болтовню".

Г-жа Сафронова огрызнулась: "Вы коррупционер, - сказала она, - Видите? Они могут нарушать закон столько, сколько хотят. А я? Как я посмею? Меня нужно поставить к стенке и пристрелить за то, что лишь попыталась выразить свою точку зрения".

Повсюду в Новосибирске "Справедливая Россия" была под давлением. И имела мало шансов себя защитить. Полиция провела рейд по офисам партии, а государственный телеканал обвинил ее в проведении грязной кампании. Местные власти даже украсили логотипами правящей партии, "Единой России", городские бульдозеры, чтобы именно партии, а не правительству, отдавали должное за ремонт дорог.

В день выборов сотни солдат из военного гарнизона привели строем к месту голосования и приказали проголосовать за "Единую Россию", по данным общественных наблюдателей за выборами.

Это было так будто бы правящая партия и правительство слились воедино, ровно как во времена коммунизма. И во многих отношениях это так. "Единая Россия" эффективно контролирует региональные правительства, прокурорские службы, суды, департаменты полиции и избирательные комиссии.

И лицом к лицу с этим колоссом встала г-жа Сафронова, 53-летняя женщина, бывший сторонник Кремля, которая все больше и больше разочаровывалась в связи с политической стагнацией в стране и решила в этом году что-нибудь сделать. Она провела свою кампанию на выборах в региональное законодательное собрание, и работала над трансформацией "Справедливой России" в Новосибирске, третьем по величине городе России.

С самого начала госпожа Сафронова понимала, что все шансы – против нее.

Она одевалась как юрист по ходу кампании, пробираясь через грязь молочной фермы в городском предместье на высоких каблуках. Но на самом деле она была вдовой, без больших денег, и жила с матерью, сыном и внучкой в старом доме, который выглядел так будто бы не ремонтировался со времен Брежнева. У нее были длинные светлые волосы, которые она порой сплетала в традиционную славянскую крестьянскую косу, как бы возвращаясь к своим местным корням.

Экономист по образованию, она нажила много врагов как местный лидер группы, называвшей себя Общественным антикоррупционным комитетом, а до этого как защитница прав малого бизнеса в Новосибирске. Она ожидала, что правящая партия придет в ярость по поводу поведения местного отделения "Справедливой России", и поэтому не удивилась, когда ей стали поступать телефонные звонки с угрозами от людей, пожелавших остаться неизвестными.

"Они сказали, что если я не прекращу свою кампанию, они убьют меня", - рассказала она.

Тем не менее, она решила, что даже если она не победит, она может обеспечить себе достаточно высокий процент голосов, чтобы помочь доказать, что у России есть жизнеспособная новая оппозиция на региональном уровне.

Если у "Единой России" не будет оппонентов, настаивает она, Россия закончит как и СССР – погрязнет в коррупции и некомпетентном правлении одной партии.

"Мы надеемся, что значительное количество людей придет в день выборов и скажет, что они больше не собираются это терпеть, - сказала она незадолго до голосования, - мы стремимся создать настоящую многопартийную систему, настоящую демократию в России".

Для "Единой России" эти слова стали поводом начать сражение.

Марионеточная конкурирующая партия

Когда Кремль породил "Справедливую Россию" в октябре 2006 года, г-н Путин, тогдашний президент России, сказал, что новая партия станет "продвигать демократические ценности". Но это также позволило российским руководителям сказать, что в стране была многопартийная система – даже при том, что "Справедливая Россия" была лояльна Путину.

Его политические советники также верили, что "Справедливая Россия" оттянет голоса у Коммунистической партии, которая по-прежнему пользовалась поддержкой среди пожилых, а также среди людей, недовольных креном страны в сторону капитализма. "Справедливая Россия", как предполагалось, станет партией с левым уклоном, и будет моделировать социал-демократические движения в Европе.

Но некоторые русские жаждут альтернативы правящей партии и коммунистам. С того дня, как партия была основана, некоторые из ее региональных лидеров агитировали за то, чтобы отколоться от Кремля. В этом году в таких местах как Новосибирск это движение начало подниматься.

Новосибирск, с населением в 1,4 миллиона человек, стал благодатной почвой, потому что это один из самых прогрессивных регионов страны, средоточие престижных университетов.

Вдобавок в целом по стране популярность правящей партии перед выборами 10 октября испытывала давление. Общественное недовольство увеличивалось из-за слабой экономики и из-за того, что власти фактически не справились с летним кризисом, включая длительную жару и лесные пожары. В Новосибирске "Единая Россия" оказалась в кризисе после того, как один из ее собственных представителей встал в местном законодательном собрании и неожиданно отрекся от партии. Его микрофон отключили.

Региональные отделения "Справедливой России" проводить похожие кампании и раньше, но та, которая прошла в октябре, стала одной из самых свирепых и энергичных. Штаб-квартира "Справедливой России" в Москве охарактеризовала эту новую напористую тактику как "Новосибирский эксперимент". Она рассматривала эти выборы как разминку перед выборами в Государственную думу в будущем году.

Национальный лидер партии Сергей Миронов, который возглавляет верхнюю палату парламента, посетил город и направил средства на эту кампанию. (Из-за высокого положения господина Миронова местные власти не препятствовали ему, когда он проводил мероприятия в рамках кампании в городе, говорят его помощники).

Г-н Миронов – соратник Путина, но он начал склоняться к обособлению, выступая решительно против партии г-на Путина, в то время как обычно (но не всегда) поддерживая самого Путина. Не было ясно, почему г-н Путин это терпел. Ходили слухи, что он решил, что конкуренция не даст региональным кадрам "Единой России" расслабиться.

Какова бы ни была причина, такие люди как г-жа Сафронова собрались в "Справедливой России". Она стала местным помощником г-на Миронова. Для своей кампании в местное законодательное собрание она собрала команду добровольцев, которые помогли ей в ее антикоррупционной деятельности. Но и они тоже подвергались давлению, особенно молодые члены команды.

34-летний Рустам Мамедов, владеющий строительным бизнесом, заявил, что присоединился к "Справедливой России", потому что был недоволен постоянными требованиями давать взятки городским властям. Он сказал, что в недели до голосования ему регулярно угрожали представители "Единой России", а также правоохранительные органы. Он вспомнил один телефонный звонок от должностного лица, которого он не назвал.

"Он сказал мне, что если мы не прервем нашу кампанию, у нас будут очень серьезные проблемы, - рассказал господин Мамедов, - он ясно дал понять, что устроит нам неприятности с ФСКН, подкинув нам наркотики и затем арестовав нас. Они очень часто такое проделывают".

Как и остальные участники кампании Сафроновой, он не уступил, но сказал, что ограничил свои передвижения с приближением выборов. И хотя его обвинения нельзя независимым образом подтвердить, такие же, причем не связанные друг с другом сообщения поступали и от других добровольцев, работавших на "Справедливую Россию", у которых брали интервью.

"Единая Россия" была особенно разозлена тем, что ее конкуренты напечатали сотни тысяч экземпляров партийных газет, которые обрушились на "Единую Россию" по базовым вопросам, таким как пенсии, цены на энергоносители, коррупция и цены на продукты. "Единая Россия" это бизнес, - писала одна газета, - это бесстыдный, циничный и жадный бизнес, который залезает в карманы к налогоплательщикам".

Правоохранительные органы задержали работавших на "Справедливую Россию", которые распространяли газеты, а молодежное крыло "Единой России" провело акцию на центральной площади Новосибирска, где они свалили экземпляры газет в большую мусорную корзину с надписью "Мусор, ложь, отходы".

В конце сентября полиция пошла дальше, проведя рейд по штаб-квартире "Справедливой России", и конфисковала пачки газет. Предлогом стала бюрократическая ошибка – утверждалось, что партия не оформила нужные документы на печать этих газет.

Лидеры "Единой России" высказали раздражение "Справедливой Россией", заявив, что партия так хотела набрать голоса, что просто нарушила избирательное законодательство. Они сказали, что "Справедливая Россия" попыталась использовать законные действия правоохранительных органов, чтобы изобразить из себя жертву.

"Они умышленно спровоцировали эти операции, - заявил Виктор Игнатов, высокопоставленный представитель "Единой России" в Новосибирске. "Если бы полиция не увезла литературу, "Справедливая Россия" изобрела бы способ, чтобы побудить ее это сделать. Они делают просто возмутительные вещи. Если бы мы использовали такие методы, наши люди уже давно бы были арестованы".

Это было прямо накануне выборов, и г-н Игнатов выразил уверенность в перспективах своей партии. "Я думаю, что проект "Справедливой России" провалился", - сказал он.

Кандидат сражается

Но г-жа Сафронова продолжила работу несмотря на трудности. Она выступала с большим воодушевлением, легко вступала в контакт с аудиторией, черпая необходимое из многолетнего опыта борьбы против местных нечестных должностных лиц. Тем не менее часто у нее просто не было шанса попасть на трибуну.

Для одного из мероприятий она забронировала муниципальный культурный центр, а в последний момент ей сказали, что здание закрывается на ремонт. Когда она вскоре после этого проезжала мимо, он был открыт и украшен шариками для привлечения посетителей. Она хотела встретиться с рабочими в больнице, но ее заявка была отклонена по причине того, что это "санитарная зона".

"А моего оппонента из "Единой России" вскоре там принимали, - рассказывает она, - видимо надо предполагать у него не было микробов". Региональные представители избирательных комиссии отрицали, что оппозиционные кандидаты столкнулись с трудностями во время проведения своих кампаний, но такая примеры такой тактики были обширно задокументированы в Новосибирске "Голосом", ведущей общественной организацией в стране по мониторингу за соблюдением избирательных прав.

Надежда Ланцова, главный координатор "Голоса" в городе, сказала, что правительство пыталось создавать препятствия для оппозиции в этом году в значительно больших масштабах, чем во время любых других предвыборных кампаний последнего времени. Она сказала, что правящая партия видела, судя по всему, в лице "Справедливой России" потенциального конкурента, и воспринимала ее даже серьезней в этом плане, чем коммунистов, которые пользуются ограниченной поддержкой.

"Чиновников, которые не слушаются правящую партию в отношении нужд ее кампании, просто увольняют с постов, - говорит г-жа Ланцова, - и партия может это сделать совершенно безнаказанно".

В день выборов г-жа Сафронова чувствовал себя сломленной, но знала, что ей надо крепиться, потому что ближайшие 24 часа будут решающими. Вбросы бюллетеней и другие электоральные нарушения цветут буйным цветом в России, и это почти всегда делается в пользу правящей партии.

Она посетила так много участков, как это было возможно, чтобы агенты "Единой России" знали, что она следит. Но когда она мониторила результаты, она почувствовала, что что-то не так. Некоторые участки задерживали итоговые отчеты.

Когда результаты с этих участков наконец пришли уже посреди ночи, некоторые показали просто пиковые значения явки, а заодно и неправдоподобно высокие цифры за кандидатов от правящей партии – вплоть до 80% в некоторых случаях. Это был классический признак фальсификации результатов голосования, как отметили эксперты по выборам, которые проверяли итоговые цифры.

Г-жа Сафронова сильно проиграла, придя третьей, получив лишь 16% голосов. Кандидат от правящей партии Анатолий Жуков одержал триумфальную победу с 49%.

В общем и целом же, "Единая Россия" выступила в Новосибирске не так хорошо, как в других регионах, но она все еще доминирующая, занимает 50 из 76 мест в местном законодательном собрании.

Должностные лица в местном избиркоме заявили, что довольны проведением голосования. "Справедливая Россия" выдает некорректную информацию, к моему сожалению", - заявил Тамара Алексенко, председатель Новосибирского регионального избиркома. "Голосование было совершенно демократичным, все было сделано в соответствии с законом".

Г-жа Сафронова не согласна. На следующий день после выборов она обдумывала результаты в штаб-квартире "Справедливой России", когда пошли звонки от друзей, выражающих сожаление. До этой поры она сохраняла самообладание, но что-то уже начало прорываться. Она вышла в коридор с глазами, полными слез.

"Это было так грязно, так нечестно, - сказала она, - я бы поняла если бы это была честная битва, но это было не так. Нет никакого желания делать это еще раз. Возможно, настанет время, когда я буду думать иначе. Но сейчас – нет!"

Она решила пережить это, оставить позади, и возобновить свою антикоррупционную деятельность, но другие, судя по всему, не забыли. На прошлой неделе несколько человек внезапно ворвались в ее офис, бросили несколько документов и пригрозили избить ее, если она немедленно не уйдет. Здание принадлежало властям, и ее просто выселили.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.