В газете «Московский комсомолец» на первой полосе опубликовали такие статистические данные: резко выросли продажи алюминиевых бейсбольных бит, а продажи бейсбольных мячиков остались на прежнем уровне.

На каждый бейсбольный мячик в Москве продают по четыре бейсбольные биты, причем этот город отнюдь не славится любовью к этому американскому способу проводить досуг. Алюминиевые бейсбольные биты - любимое оружие агрессивных футбольных болельщиков и скинхедов - быстро распространяются в качестве оружия в новой войне.

Последние двадцать лет движение ультраправых в России могло вызвать разве что любопытство; они служили пищей для рыдающих ученых, пишущих труды о «Веймарской России».

Но теперь, после самых страшных беспорядков на этнической почве, случавшихся в России после падения Советского Союза, это некогда маргинальное (хоть и склонное к насилию) движение внезапно преобразилось и стало молодой, наводящей ужас политической силой.

В ходе беспорядков, охвативших страну в последние две недели, московские банды расистов в очень краткие сроки мобилизовали тысячи сторонников.

11 декабря около шести тысяч недовольных продемонстрировали, на что они способны, устроив драку прямо на пороге у хозяев страны — на Манежной площади, у подножья шпилей Кремлевской стены, и открыто бросив вызов руководству государства.

«Это массивная политическая волна, и ее ничто не остановит», — сказал Антон Сусов, член «Движения против нелегальной иммиграции», одной из группировок, стоявших за недавними беспорядками.

По его словам, волна эта отражает общенародный гнев, направленный против государства из-за притока мигрантов, продажности чиновников и экономического застоя.

Премьер-министр и бывший президент Владимир Путин, по мнению Сусова, «может выбирать из двух вариантов».

«Польский вариант, когда режим просто отдал власть [когда пал коммунизм], и румынский. Он может стать Николае Чаушеску [то есть румынским диктатором, расстрелянным в 1989 году]».

Владимир Максимов из «Славянской силы» — банды расистов, участвовавшей в недавних беспорядках, — считает, что Россия переживает такой же момент своей истории, какой переживала Германия в 1930-х годах.

«Гитлер был хорошим политиком, хорошим управленцем, — рассуждает он. — Нам нужен у власти кто-нибудь вроде него».

Стоят ли эти угрозы чего-нибудь, или же это пустая радикальная риторика — сказать сложно. Однако осмелевшие ультранационалистские банды в России бросают власти серьезный вызов.

Правоохранительные органы начали их преследовать; министерство внутренних дел за прошлую неделю арестовало почти две тысячи членов банд. Но политическая стратегия Кремля направлена скорее на умиротворение ультранационалистов, чем на борьбу с ними.

На этой неделе Путин посетил могилу Егора Свиридова — футбольного болельщика, убитого 6 декабря, как утверждается — бандой кавказцев, из-за чего и начались проблемы.

Он также предложил изменить правила регистрации по месту жительства в столице, что, видимо, направлено на ограничение миграции; это одно из главных требований националистов.

Государство стремится позиционировать случаи насилия как обычный и распространенный по всей Европе феномен массовой миграции в Москву и прочие относительно богатые российские города из более бедных южных регионов, в частности, бывшей советской Средней Азии. За последние десять лет в Москву численность переехавших в Москву мигрантов достигла миллиона, и из-за этого стали нарастать межрасовые трения.

По данным опросов, 55% россиян согласны с лозунгом «Россия для русских». Когда на государственной радиостанции «Вести-24» принимали звонки слушателей, практически все дозвонившиеся высказывались в поддержку выступавших на Манежной площади.

«То же самое было в Париже [в 2005 году], то же самое было в Германии, — сказал на этой неделе представитель Кремля. — Это связано в первую очередь с иммиграцией».

Радикальный национализм в России, однако, появился не без помощи Кремля, и наблюдатели утверждают, что именно путинский Кремль пользовался национализмом как средством политической консолидации в течение десятилетия у власти.

Речи Путина и выпуски новостей на государственном телевидении сеют недоверие к иностранцам и агрессивный вид патриотизма, а сам Путин окружает себя некоторыми элементами символики имперской России. За период с 2000 по 2008 годы, когда Путин был президентом, были созданы прокремлевские молодежные движения, в частности, «Наши», которые, в свою очередь, привлекали в свои ряды фанатов-хулиганов, занимаясь тем, что в политических кругах называется «управляемым национализмом».

В последние годы банды скинхедов и футбольных фанатов стали ядром политического движения, поддерживающего Кремль и используемого для контролирования улиц и недопущения конфронтации с демократическими политическими силами в свете «розовой» и «оранжевой» революции в Грузии и на Украине, в ходе которых движение за демократию практически без усилий смело хорошо укоренившиеся правящие режимы.

Члены этих банд активно привлекались в ряды «Наших», ставших детищем Владислава Суркова — заместителя главы администрации у трех президентов, Бориса Ельцина, потом Путина, а теперь — Дмитрия Медведева. «Куратором» «Наших», по сообщениям прессы, стал Никита Иванов, в прошлом — советник Суркова. Просьбу дать интервью он отклонил.

«Наши» выросли из молодежной группировки «Идущие вместе», созданной в 2000 году. Его сердцевиной стала банда футбольных фанатов Gallant Steeds — болельщиков московского клуба ЦСКА, а возглавлял ее Алексей Митрюшин, бывший телохранителем Василия Якеменко, основателя и «Идущих вместе», и, впоследствии, «Наших».

Также у истоков «Наших» стояли «Гладиаторы» — фанаты московского футбольного клуба «Спартак», которые носят татуировки с изображением гладиатора с копьем. Лидер этой группировки Роман Вербицкий, как говорится на веб-сайте «Наших», возглавлял «добровольную молодежную бригаду» «Наших».

Якеменко высказывался в пользу привлечения скинхедов в свои ряды на съезде «Наших» на озере Селигер в июле 2005 года.

«Скинхеда — такие же люди, как вы. Зачем же провоцировать вражду? — сказал он, выступая перед аудиторией, о чем тогда сообщала пресса. — Более того, скинхеды искренне верят, что они — патриоты России. Им надо предложить альтернативу. Почему бы не пригласить сюда двадцать — тридцать человек и показать, что им есть чем заняться?»

Есть мнение, что скинхедов и фанатов привлекли просто для того, чтобы воспользоваться ими как слепой силой.

«Да, клубы футбольных болельщиков действительно принадлежали к этим организациям, но это была просто работа, они получали деньги», — комментирует президент Всероссийского объединения болельщиков (эта организация курирует все группировки фанатов) Александр Шпригин. Однако хулиганам-болельщикам, вступившим в союз с «Нашими», зачастую поручали роль провокаторов, и они подвергали нападениям и издевательствам инакомыслящих и демонстрантов либеральной оппозиции. В 2005 году «Гладиаторы» с бейсбольными битами в руках напали на собравшихся членов оппозиционной запрещенной партии НБП и ранили десятерых нацболов.

В июле на активистов охраны природы, не дававших строить шоссе через Химкинский лес в Подмосковье, подверглись нападению молодых людей с бейсбольными битами; некоторые из них носили выдавшие их татуировки с гладиаторами.

Похоже, некоторые группировки скинхедов теснее связаны с Кремлем, чем все остальные.

Даже среди самих скнихедов циркуируют слухи, что основанная в 2004 году группировка националистов «Русский образ» служит какой-то высшей силе.

«Это двойная организация, созданная Кремлем», — считает глава соперничающей организации «Славянский союз» Дмитрий Демушкин.

«Русский образ» — во время беспорядков 11 декабря на Манежной площади были замечены несколько членов этой организации — похоже, неизменно удостаивается снисходительного отношения со стороны государства и правоохранительных органов. В ноябре 2009 года ей удалось получить разрешение провести «Русский марш» на Болотной площади — всего в 800 метрах от Кремля.

«Нам приходится проводить марши в какой-то глуши, а «Русскому образу» дают лучшее место прямо перед Кремлем. О чем это говорит?» — спрашивает Демушкин.

На словах Кремль осуждает все националистические группировки. Но в самом «Русском образе» не скрывают, что Кремль поддерживает их деятельность.

«Мы не сотрудничаем с Кремлем напрямую, но, думаю, они дают нам «зеленый свет», что позволяет нам занимать политическое поле», — сказал в этом году интервью Financial Times представитель группировки Евгений Валяев.

Кроме того, группировка поддерживает дружеские связи с парламентом. Максим Мищенко — депутат от путинской партии «Единая Россия» — не скрывает, что вместе с главой «Русского образа» Ильей Горячевым организовывал общеобразовательные поездки в Сербию и Косово для молодежи, в том числе для членов «Русского образа»; они посещали православные монастыри и изучали сербский национализм. Однако наличие организационных связей с «Русским образом» он отрицает.

Какими бы, однако, ни были отношения этой группировки и прочих ультранационалистических организаций с властями — возможно, они теперь ослабнут.

Еще до того, как разразились недавние беспорядки, ряд трагических событий показал, что управляемый национализм быстро перерастает в неуправляемый.

Один из двух основателей «Русского образа» Евгений Тихонов вскоре предстанет перед судом по обвинению в совершенном в январе 2009 года убийстве правозащитника и адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой.

«Молодая гвардия» — еще одна поддерживаемая Кремлем молодежная банда и молодежное крыло «Единой России» — одни из главных подозреваемых в нападении на журналиста из ежедневной газеты «Коммерсант» Олега Кашина, избитого в ноябре.

На сайте этой группировки была опубликована фотография Кашина с подписью «будет наказан», видимо — в отместку за его репортажи, хотя представители «Молодой гвардии» и отрицают, что как-то замешаны в его избиении.

Комментатор независимой московской радиостанции «Эхо Москвы» Юлия Латынина утверждает, что ультранационалисты перехватили властный нарратив Путина и присвоили его себе.

Происходящее в России сейчас она уподобляет не ситуации в Веймарской Германии, а ситуации в ближневосточных и мусульманских странах, где воинствующий ислам набрал силу в ответ на провалы умеренных режимов, пытавшихся провести реформы.

«У России сейчас те же проблемы, — сказала она, — как в Пакистане, как в Саудовской Аравии. Реальные нацисты, реальные фашисты берут и пользуются «фашизмом-лайт», который показывали по телевизору... А потом говорят: «Нет, это мы настоящие патриоты».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.