В январе 2011 года калининградцы отметили год со дня самого массового митинга в новейшей истории российского региона. 12-тысячная протестная акция, вызванная решением губернатора Георгия Бооса повысить транспортный налог, привела к неожиданному эффекту. Президент России Дмитрий Медведев уволил Бооса, заявив на примере калининградского митинга, что «губернаторы должны пользоваться безусловным уважением и доверием граждан, которые живут в том или ином регионе».

 

Насколько демократия по-калининградски отличается от демократии в других регионах России? С таким вопросом  «Geopolitika.lt» обратилась к калининградским экспертам.

 

Организатор январского митинга-2010, лидер общественной организации «Справедливость» Константин Дорошок:

 

- Тот факт, что в Калининграде народ вышел на улицу, связан, прежде всего, с возможностью калининградцев сравнивать жизнь как у ближайших соседей – Польши и Литвы, так и в Европе в целом. Возможность сравнивать и дало людям определенный толчок, заставивший их противопоставить то, что говорят с экранов телевизоров, тому, что они видят сами в непосредственной жизни в 100 км от границы Калининградской области. И еще немаловажный момент, говорящий о развитии демократии в нашем регионе, - это поступательное развитие оппозиции, которая, ранее разрозненная, смогла объединиться для достижения одной цели. Но говорить, что в Калининграде демократия есть в прописном виде – неверно. Это демократия – вынужденная. И мы еще далеко от настоящих демократических преобразований по двум причинам – в силу авторитарного правления в России и монополии одной партии.

 

Спикер Калининградской областной Думы, член президиума регионального политсовета «Единая Россия» Сергей Булычев (единственный соратник экс-губернатора Георгия Бооса, до сих пор не покинувший Калининградскую область после отставки Бооса):

 

- В Калининградской области тяга к классической западной модели демократии более сильна, поскольку в регионе нет крупного промышленного производства, как в России. А именно крупный бизнес, монополии определяют долю авторитаризма в демократии. Кроме того, Калининградская область географически близка к Европе и стандартам европейской демократии. Поэтому местные общественно-политические организации, региональные политики и эксперты озвучивают и продвигают ее постулаты.

 

Этот комплекс калининградских особенностей формирует, я бы сказал даже, электрилизует политическую жизнь в Калининградской области, и объясняет региональное отличие от общероссийских представлений о демократии.

 

Директор фонда «Региональная политика», независимый депутат Калининградской областной Думы Соломон Гинзбург:

 

- По моему мнению, становление гражданского общества в Калининграде идет более быстрыми темпами, чем в России. И калининградский митинг годичной давности продемонстрировал всем в стране – трава может взломать асфальт! Если мы посмотрим на крупные российские субъекты Федерации - Москву, Петербург, Свердловскую, Новосибирскую области, Краснодарский край, то увидим, что там основную нагрузку несут политические структуры. В Калининграде же консолидация произошла на уровне общественном. На уровне гражданском. Это по-европейски. Главный итог произошедшего год назад митинга – теперь власть будет считаться с обществом. Может, не в полной мере, как нам бы хотелось, но подвижки уже есть. В частности, новый губернатор Николай Цуканов объявил о существенном снижении транспортного налога (именно повышение автоналога стало причиной многотысячной протестной акции в январе 2010 года. – Авт.). Иными словами, теперь гильотина гражданского протеста незримо будет присутствовать в глазах любого губернатора в Калининградской области.

 

Депутат Государственной Думы России от Калининградской области, глава думского комитета по экономической политике и предпринимательству, член «Единой России» Евгений Федоров:

 

- Говоря об особенностях Калининградской области, отмечу, что в регионе очень развито непрофессиональное общественное мнение. Отсюда и неизбежные ошибки. В частности, вся эта история с митингами и губернаторами (напомню, после митинга был уволен Георгий Боос и назначен Николай Цуканов. – Авт.), по моему мнению, была ошибкой калининградского непрофессионального гражданского общества. Но это болезнь роста. Даже не болезнь, а особенность роста.

 

Возьмем для примера Германию, там каждый немец состоит в нескольких обществах и союзах – от спортивного до политического. Естественно, внутри этих союзов уже выстроены механизмы доверия и профессионализма. Этого нет в российском обществе. И Калининград в этом плане совсем не исключение по сравнению с другими регионами России.

 

Калининградская область очень сильно отличается от России мышлением бизнеса. Это связано с тем, что в Калининграде 99% бизнеса появилось лишь за последние 20 лет. То есть это бизнес, созданный фактически с нуля. Поэтому эти предприятия более гибкие, более мобильные, нежели работающие в России, оставшиеся в наследство от Советского Союза. Здесь же отмечу, что в Калининграде вообще нет глубокого наследия Ленина и советской эпохи, калининградцы не идеологизированы. Отличительная черта калининградского бизнеса – мгновенно перестраиваться. И это очень сильно влияет на общественно мнение. Это вообще взаимосвязанные вещи. Гражданское общество финансируется из бизнеса.

 

В связи с этим в Калининграде - более развитая инфраструктура частных СМИ. Интернет-сообщество в Калининграде более активное, чем в России. Активнее его может выступить только Москва и Питер.

 

В Калининграде сильнее развиты институты гражданского общества, которые финансируется из-за рубежа. Для сравнения, НПО (неправительственных организаций. – Авт.) в Калининграде столько же по числy, как в Москве! При этом население в Калининграде - 500 тыс. человек, а в Москве превышает 10 млн.

 

Лидер калининградских коммунистов, депутат Калининградской областной Думы Игорь Ревин:

 

- В Калининграде предвыборная борьба проходит цивилизованней. Например, в Тамбовской области депутату Госдумы от фракции КПРФ Тамаре Плетневой абсолютно закрыт доступ на местное радио и телевидении. Не пускают тотально. Наш же депутат Госдумы, коммунист Владимир Никитин, приезжая в Калининград, открыто выступал и пo радио, и на телевиденье, и в газетах.

 

Сами выборы, на мой взгляд, проходят более демократичней, чем в некоторых регионах России. Прежде всего, в кавказских республиках. Наши коллеги из Дагестана рассказывали, что там идут просто дикие приписки. Сверху спускают заявку – минимум 80% за правящую партию. И, попробуй, докажи нарушение закона. По данным коммунистом Дагестана, наших сторонников в республике до 60%, а набирают они в три раза меньше!

 

Руководитель Калининградского общественно-политического клуба «АмберКант», блогер Дмитрий Надршин:

 

- Одним из самых важных моментов, сказывающихся на развитие общества и демократии в Калининграде – окружение стран Евросоюза. Такое соседство просто обязывает соответствовать многим нормам, принятым мировым сообществом не просто на бумаге, а и по факту. Желание равняться не на соседние губернии, как это делается в России, а на европейские государства, повышает планку. Все, начиная с милиции и заканчивая местными активистами, вынуждены следовать этому.

 

Еще одной составляющей демократических и гражданских процессов в обществе является изолированность Калининградской области и необходимость выстраивать свой вектор развития. Без определенной самостоятельности регион не может активно развивать демократические процессы. Необходимость экономических улучшений также требует определенных уникальных особенностей Калининграда.

 

Конечно, на развитие местной демократии влияет не только деятельность активистов, проводящих акции протеста или занимающихся какими-либо общественными вопросами. Даже члены регионального отделения партии «Единой России» в личных беседах подтверждают приверженность демократическим ценностям. Хотя быть членом «ЕР» не престижно и многие факт членства в «ЕР» вынуждены скрывать.

 

Стоит отметить и насыщенность информационного пространства области. 4 интернет-портала имеют возможность давать разнообразные трактовки тому или иному событию. Пресса так же достаточно открыто освещает большинство проблемных вопросов.

 

Таким образом, все происходящее в Калининграде уникально и на длительный период опережает подобные процессы в других российских областях.

 

В Калининграде, на мой взгляд, созданы почти все условия для полноценного развития гражданского общества. И то, что мешает ему развиваться, скорее всего, уйдет в прошлое в ближайшие 5-10 лет.

 

От автора

 

Рассуждая о причинах удивившей Россию политактивности калининградцев, эксперты, на мой взгляд, упустили важную вещь. Несмотря на политические лозунги («В отставку Бооса и Путина!»), очевидно, что народ вышел на улицу с требованиями, имеющими конкретную экономическую подоплеку. Речь шла о ежегодной переплате от 2 до 5 тысяч рублей (50-120 евро) транспортного налога. И оппозиция умело воспользовалась «шкурным интересом» каждого калининградца. Такое уже встречалось в истории российского эксклава в 2005 году. Тогда оппозиционный депутат Калининградской облдумы Игорь Рудников вывел на улицу более 6 тысяч военных пенсионеров, недовольных мизерным довольствием – в размере 20 рублей в день (0,5 евро).

 

Противопоставлю этой массовости два ярких примера, когда калининградская общественность игнорирует протестное движение. В Калининграде уже третий месяц периодически проходят две акции протеста. Первая – против передачи Русской православной церкви объектов культурного наследия, где до войны действовали католические и лютеранские кирхи. Вторая – против строительства мусульманской мечети на территории городского парка им. 40-летия ВЛКСМ в Калининграде. Оба протестных мероприятия с гражданской точки зрения и, используя терминологию уважаемых экспертов, более «европеизированные». Но – факт! – эти акции посещают менее 200 человек. Можно, конечно, столь низкую явку объяснить толерантностью к вере калининградцев. Но, на мой взгляд, правда лежит на поверхности – жителя территориально оторванного от России региона больше волнует, когда бьют по карману, нежели по вере.

 

«Карманная» демократия получается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.