Путин и Медведев впервые открыто повздорили, когда вопрос о том, кто займет пост президента страны, встал ребром.

 

Когда российский президент Дмитрий Медведев на прошлой неделе заехал на студию телеканала «Дождь», он был впечатлен. Молодые, инициативные, технологически грамотные сотрудники канала как нельзя лучше соответствовали тому типу новой России, о котором Медведев так любит поговорить – и который на самом деле порой кажется просто его фантазией. 

 

Этот канал был основан в прошлом году, свои передачи ведет, как правило, в прямом эфире и не подотчетен цензуре, которая душит основные телевизионные каналы Москвы.

 

Визит Медведева состоялся вскоре после заседания российской «комиссии по модернизации», в которой чиновники в сотрудничестве с крупными предпринимателями пытаются разрешить краеугольную задачу его президентского правления – преобразования экономики, основанной на экспорте нефти и газа, в более современную. После своего прихода в Кремль в 2008 году Медведев неуклонно рекламирует такое представлении о новой стране, однако критики заявляют, что, пока система «управляемой демократии», созданная его предшественником, Владимиром Путиным, остается в силе, все эти планы будут оставаться пустыми мечтами. И вот теперь, в начале четвертого, последнего года президентского правления Медведева, всех в России волнует вопрос – что же дальше. Останется ли Медведев у власти на второй срок, получив, возможно, шанс претворить что-то из своих либеральных разговоров в жизнь? Или Путин, ныне занимающий пост премьер-министра, вернется, как давно ожидается, в Кремль?

 

При этом обычно исходят из предположения, что решение будет принимать Путин. Имея в виду возможность пребывания у власти в течение двух сроков по шесть лет подряд, решение этого жесткого политика, бывшего сотрудника КГБ, вернуться к власти, может означать его пребывание в Кремле до 2024 года. Что бы там ни было написано в российской Конституции, он остается самым влиятельным человеком в стране, поддерживая свой образ отважного смельчака: от участий в байк-шоу на мотоцикле Harley Davidson до стрельбы в кита из арбалета, и его имя постоянно мелькает в выпусках новостей. Медведев, также частый гость на государственном телевидении, все же не может соперничать с ним в популярности. 

 

Но сейчас происходит нечто странное. Политики начали показывать свое несогласие на людях. В течение многих месяцев сотрудники обеих команд могли вести скрытую закулисную борьбу, соперничать друг с другом, стремясь усадить в кресло президента своего шефа – но сами они держались в стороне от этих стычек. 

 

Теперь ситуация изменилась. В прошлом месяце, когда Путин заметил, что действия НАТО в отношении Ливии напоминают «крестовый поход», Медведев публично осудил его и назвал его манеру выражаться «неприемлемой».

 

С каждой неделей появляется все больше признаков несогласия в тандеме. На прошлой неделе был уволен один из давних советников Кремля, Глеб Павловский. По его словам, причиной увольнения стало то, что он выступил в поддержку Медведева. «Я нарушил негласный порядок, принятый в тандеме: ничего не говорить о кандидате, пока все не будет решено, - заявил Павловский. – Мне казалось, это смешно и невозможно. Я не мог молчать в этой ситуации, создавшей проблему для Кремля». 

 

В конце прошлой недели команда Медведева сделала удивительное заявление. В середине мая он собирается возродить традицию, существовавшую во время президентского правления Путина: традицию проведения ежегодных телевизионных пресс-конференций. Путин явно получал удовольствие от этих показательных мероприятий, когда, раз в год, в Кремле собиралось более тысячи журналистов со всей России, нередко с целью не столько задать каверзный вопрос, сколько желая лишний раз поприветствовать Путина – один раз ему даже подарили поздравительную открытку с Днем Святого Валентина. Когда в Кремль пришел Медведев, он отменил этот обычай. Но теперь, возможно, чтобы продемонстрировать, что он стремится к большей гласности, он заявил, что в этом месяце состоится подобная массовая телеконференция.

 

Люди, близкие к Кремлю, говорят, что, по их мнению, пока еще никакого решения не принято. Нет и указаний на то, что нынешняя ситуация в чем-то сходна с взаимной неприязнью между Тони Блэром и Гордоном Брауном; однако становится ясно, что отныне ведущие российские политики собираются бороться за улучшение своих позиций. 

 

Хотя Медведев всегда был близким соратником и единомышленником Путина, его визит на прошлой неделе на телеканал «Дождь» показал, что между этими двумя политиками есть существенное различие. Такой жест был бы немыслим для Путина, который неоднократно выражал свое отвращение к журналистике расследований. Медведев же даже задержался, чтобы дать интервью журналистам канала, которые известны тем, что не избегают противоречивых тем. Не то чтобы они сообщили ему горящие, волнующие слухи, будто весь канал готов предложить ему медиа-поддержку в среде либеральной элиты –руководители канала это отрицают. Однако они признали, что было очевидно, что их телеканал произвел на Медведева сильное впечатление.

 

Атмосфера монтажной студии, расположившейся в здании бывшей шоколадной фабрики, действительно впечатляет. На крыше здания телеканала «Дождь» журналисты и продюсеры расположившись на весеннем солнышке, уткнулись в свои айпэды, одетые с хипстерской небрежностью, в огромных солнечных очках, что вполне органично смотрелось бы на какой-нибудь вечеринке в лондонском Ист-Энде. Кто-то рассказывает шутку про Алексея Навального, ведущего борьбу с коррупцией, разоблачившего немало взяточников среди российской элиты. 

 

Едва ли кто-то из этих людей имел большой опыт работы на телевидении до прихода на этот канал; это касается и главного редактора канала, тридцатилетнего Михаила Зыгаря, ранее работавшего главным образом международным корреспондентом в одной из ведущих российских газет. «Люди, работавшие на российском телевидении, нередко оказываются настолько привыкшими к штампам и шаблонам, оставшимся с прежнего времени, что они уже неспособны выйти в своем мышлении за их пределы. – говорит Зыгарь. – Лучше уж взять на работу людей, понимающих, что такое реальная журналистика и научить их каким-то техническим моментам». 

 

С крыши, где собралась редакция канала, видно соседнее здание, где располагается суперклуб «Рай». В последние годы там происходят самые абсурдно расточительные вечеринки для московских нуворишей. Как-то в марте в клубе провели «путинскую вечеринку», на которой девушки устроили стриптиз и танцы в честь премьер-министра; из всех динамиков доносился «Блюберри Хилл» в его исполнении, и слоганом вечеринки стали слова: «Только Рай, только Путин, только секс». Большинство присутствующих были членами проправительственных молодежных группировок, организованных при Путине. 

 

Молодые журналисты на телеканале «Дождь» и пропутинские молодежные группировки представляют весьма сильно различающиеся точки зрения на возможное будущее России. Какая из них возобладает – во многом зависит о того, кто из российского правящего «тандема» окажется в Кремле на ближайшие шесть лет. 

 

«Я не думаю, что это серьезный раскол; однако решение еще не принято, насколько мне известно, - заявил источник, близкий к Кремлю. – Им нужно поторопиться и решить, иначе ситуация выйдет из-под контроля».

 

Что они говорят... и что они имеют в виду 

 

О свободе и демократии

 

Медведев: «Свобода лучше, чем несвобода».

 

Путин: «Нужно получить разрешение местных органов власти [для проведения демонстрации]. Получили? Идите и демонстрируйте. Если нет – не имеете права. Вышли, не имея права, - получите по башке дубиной. Вот и все!»

 

О внешней политике

 

Путин: «Пусть жену свою учат щи варить», - о европейской критике России.

 

Медведев: «Отношения между нашими странами за последние годы сильно изменились... Сейчас мы занимаем более близкие позиции по намного большему числу вопросов, в которых мы могли бы сотрудничать» – на встрече с Бараком Обамой в 2009 году.  

 

О НАТО в Ливии

 

Путин: «И вообще, это мне напоминает средневековый призыв к крестовому походу, когда кто-то когда кто-то призывал кого-то идти в определенное место и чего-то освобождать».

 

Медведев: «Совершенно недопустимо использовать выражения, которые, по сути, ведут к столкновению цивилизаций, типа крестовых походов и так далее – это неприемлемо».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.