Мари Мандра : «Власти создают иллюзию выбора»
Мари Мандра (Marie Mendras), сотрудник Национального центра научных исследований, преподаватель парижского института политических наук Sciences-Po и автор книги «Россия, обратная сторона власти» (Russie, l'envers du pouvoir), анализирует закулисные маневры на российской политической сцене с приближением парламентских и президентских выборов.

Libération:Является столь ожидаемая всеми дуэль Путина и Медведева настоящим противостоянием или же простой сменой ролей?


Мари Мандра: Все это без сомнения лишь смена ролей. Важно понять, почему президенту и премьер-министру так необходимо создать видимость борьбы в перспективе намеченных на декабрь парламентских выборов. Вчерашняя пресс-конференция Дмитрия Медведева расставила все точки над i. Он недвусмысленно подчеркнул, что он и Владимир Путин прекрасно ладят: «У нас дружеские, очень теплые, товарищеские отношения, которые сформировались за последние 20 лет» и «очень близкие подходы к ключевым вопросам развития страны». Затем он добавил, что сменил половину губернаторов, но ни одного министра, так как предпочитает не вмешиваться в их назначение. Другими словами, это дело Путина. Наконец, он подчеркнул, что если ему понадобится политическая поддержка, он пойдет за ней туда, где получил ее в первый раз в 2008 году, то есть у объединений и групп, которые поддерживают систему Путина и тандем Путин-Медведев. Это означает, что Медведев и сегодня не является независимой фигурой. И что его главная причина для беспокойства в том, что
Путин может решить создать команду с кем-нибудь еще или вообще пойти на выборы в одиночку. А без него он никто.   

- То есть, обратное невозможно?

- Путин еще никак не высказался по этому поводу и скорее всего объявит выбранный им сценарий лишь в самый последний момент. Но возможностей у него сразу несколько. В рамках существующей в России политической системы государственные институты практически не работают. Передав президентское кресло обязанному ему всем молодому преемнику, Путин смог сохранить свою власть и влияние. Но в то же время ослабил эти институты. Высокий пост не гарантирует власть. Медведев может сколько угодно разглагольствовать о необходимости борьбы с «политическим нигилизмом», но так и не смог сделать ничего существенного в этом направлении.  

Путин и Медведев – не единственные, кто принимает решения о разворачивающейся на наших глазах предвыборной постановке. Система, последнее слово в которой всегда остается за Путины, состоит из множества финансовых, политических и промышленных групп, завязанных на крупных политических фигурах в столице. И власти нужно, чтобы они ладили. Медведев знает, что он моложе Путина и может подождать своего часа. В подобных условиях я просто не могу представить, как два этих политика будут бороться друг против друга. Хотя подобный исход и способен создать впечатление существования в стране настоящего плюрализма, его огромный недостаток в том, что здесь будет замешан выбор, а взять проигравшего в премьер-министры будет достаточно затруднительно. Мне кажется, что раз тандем исправно работает, то продолжит существовать и в будущем. Однако его схема может измениться в зависимости о того, решит ли Путин вернуть себе пост президента или же остаться премьер-министром. 

- Эта система подходит для стран, где не проходят выборы. Зачем же их тогда проводить? 


- Выборы в Государственную Думу и выборы президента – это два единственных сохранившихся в стране типов прямых выборов. Это больше не относится к выборам губернаторов, в верхнюю палату парламента и в меньшей степени мэров. Россия пытается представить себя как «суверенную демократию». Но в отсутствии выборов все эти заявления абсолютно голословны. Чтобы люди пошли на избирательные участки, властям нужно создать иллюзию выбора. Иначе скрыть махинации становится труднее. Кроме того, чтобы люди пошли голосовать, нужно поддерживать определенную интригу. Правящий тандем понимает, что экономическая и социальная ситуация в среднесрочной перспективе вызывает целый ряд опасений. Подпитывая соперничество во властных кругах и удалив со сцены нескольких известных деятелей, таких как, например, бывший мэр Москвы, они ищут способ убедить общество в том, что являются носителями новых идей. И препятствуют тем самым возникновению альтернативы за пределами руководящей группы.