Третий по официальному статусу человек в России, председатель Совета Федерации Сергей Миронов, стремительно теряет позиции. За те несколько дней, что готовилось к печати интервью Миронова для «РГ/РБ», с инициативой его отставки выступили петербургские единороссы, а затем стало известно, что председатель высшего совета партии «Единая Россия» Борис Грызлов поддержал отзыв Сергея Миронова из Совета Федерации. Вопрос об отзыве Миронова будет рассмотрен на заседании заксобрания Санкт-Петербурга 18 мая. Голосов фракции «Единой России» недостаточно для принятия такого решения. Однако лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что фракция его партии проголосует за отставку Миронова. Таким образом, голосов хватит… Так что перед нашим читателем, возможно, одно из последних интервью этого политика на посту председателя верхней палаты парламента РФ.

– Сергей Михайлович, чем продиктован ваш неожиданный для многих уход с поста лидера партии? На этот счет доминируют две версии. Первая – кремлевская. Вас поставили перед жестким выбором – партийный пост или должность вице-спикера в Госдуме, а вторую версию традиционно озвучили доброжелательные коллеги-единороссы. Она заключается в том, что вы не справились с поставленными задачами, провалили работу и сейчас элементарно уходите от ответственности. А ваш вариант?

– Как только в »Справедливой России» сменился председатель, в печатных и электронных СМИ началось широчайшее обсуждение. Но вот глубокого, спокойного анализа я не увидел. Превалировали досужие вымыслы, предположения, гадание на кофейной гуще. Я в таких случаях всегда предлагаю обратиться к фактам. А факты таковы: пятый съезд нашей партии избрал председателем Николая Левичева, а председателем совета Палаты депутатов – вашего покорного слугу. На Николая Владимировича, как и на меня, новые должности накладывают дополнительные права и обязанности. Кстати, о правах: согласно Уставу партии, председатель совета Палаты депутатов наделен правом созывать внеочередной съезд, отменять решения любых партийных органов, кроме решений съезда, приостанавливать деятельность председателя партии, любых других избранных лиц. Это – короткий комментарий для тех, кто писал о смене председателя партии как об »уходе» и »поражении» Миронова. К тому же партия «Справедливая Россия» на съезде получила нового председателя, а не лидера, каковым я остаюсь. Ответственности за партию как ее лидер с себя не снимаю, а на думских выборах возглавлю список справедливороссов. Работы у меня на партийном фронте более чем достаточно. Я продолжу заниматься политикой, продвигая «Справедливую Россию» и ее кандидатов во власть. Так что о правильности и мудрости нашего шага давайте поговорим попозже, когда можно будет реально, по делам оценивать работу руководства партии.

– Сергей Михайлович, совсем недавно прошли региональные выборы. Снова лидируют единороссы. Когда можно ждать в России реальной многопартийности?

– Наша партия «Справедливая Россия» видит свою миссию в том, чтобы положить конец политическому монополизму. Если этого не произойдет, мы рискуем оказаться на обочине всего мирового сообщества. Реальная конкуренция и реальная многопартийность будут способствовать эффективному решению экономических и социальных проблем. Моя позиция – чтобы в Государственной думе было больше партий. Поэтому считаю, что нужно снизить порог прохождения в Государственную думу с 7% до трех.

– Вы согласны с тем, что любые выборы в сегодняшней России – это абсолютно предсказуемое событие, лишенное какой-либо интриги?

– Категорически не согласен с вашим утверждением. Выборы проходят непредсказуемо, а это один из главных критериев их свободы. В ходе последних трех выборов в единые дни голосования партия «Справедливая Россия» получала свыше 12% голосов, хотя на выборах в Государственную думу в 2007 году мы набрали меньше 8%. Мы провели серьезный и объективный анализ результатов всех партий на выборах в марте 2011 года, сравнив их с декабрем 2007 года. «Единая Россия» ухудшила свои показатели на 25%. Улучшили свои показатели КПРФ (в 1,57 раза), ЛДПР (в 1,43 раза), «Справедливая Россия» (в 1,92 раза). Таким образом, наша партия продемонстрировала лучшую динамику. В декабре 2011 года мы планируем не только пройти в Государственную думу, но и увеличить фракцию в два раза. Это для партии – задача-минимум. А задача максимум – побороться с »Единой Россией» за большинство.

– Сергей Михайлович, почему вас, больше других оппозиционеров, не любят единороссы? *

– Возможно, причины нелюбви кроются в том, что партия «Справедливая Россия» шаг за шагом укрепляет свои позиции на политической арене страны. Мы демонстрируем самую лучшую динамику на выборах, а вот «Единая Россия» постепенно теряет доверие людей. Наша партия – единственный реальный конкурент для «Единой России». «Справедливая Россия» никогда не являлась «проектом Кремля». Мы – сами по себе и именно этим опасны для «Единой России».

– Сергей Михайлович, вы – человек из первого эшелона власти, поэтому я не сомневаюсь, что вы реально знаете ситуацию и способны ее прогнозировать. Каковы реальные шансы на президентский пост у Медведева и Путина?

– На сегодняшний день это один из наиболее часто задаваемых вопросов.

– Что только говорит о его актуальности…

– И я всегда отвечаю на него одинаково. Кто из нынешних руководителей страны будет выдвигаться на президентский пост, они решат в свое время по обоюдному согласию. А вот кто станет президентом, будет решать наш народ.

– В России для чиновников любого ранга понятие «добровольная отставка» – совершенно неприемлемо. Создается впечатление, что российские чиновники вообще недосягаемы, когда дело касается наказания. Почему можно официально предъявить обвинения Берлускони, посадить Моше Кацава, а российская политическая элита – как каста «неприкасаемых»? Может, эта безнаказанность и порождает вседозволенность?

– Действительно, традиции «добровольной отставки», как в государствах западных демократий, в России, к сожалению, нет. Но ведь и исторический опыт у нас разный. Например, первый президент США Джордж Вашингтон добровольно ушел с президентского поста после двух сроков правления в 1797 году, заложив традицию ограниченного периода пребывания у власти. В нашей же стране, и в царский, и тем более в советский период, никто по своей воле власть не отдавал. Более того, в разные годы советской власти уход с руководящего поста означал в лучшем случае полное забвение, в худшем – путь репрессий. Сегодня ситуация меняется. Новейшая история России знает несколько «знаковых» отставок: это и президент Б. Н. Ельцин, и известный российский политик Элла Панфилова.

– Вы часто говорите, что, пользуясь дружескими отношениями с ВВП, можете высказать Владимиру Путину все, что думаете? В чем вы его критикуете? А главное, как на это реагирует премьер?

– С Владимиром Владимировичем Путиным я познакомился в 1994 году, когда стал депутатом Законодательного собрания г. Санкт-Петербурга. С тех пор у нас сложились не только дружеские, но и деловые отношения. Занимая пост председателя правительства РФ и являясь лидером политической партии «Единая Россия», Путин никогда не ставит свои личные и партийные интересы выше интересов страны. Более того, хочу обратить ваше внимание на то, что впервые в новейшей истории России руководство нашей страны выстроило конструктивные отношения со всеми парламентскими партиями. Однако решения, которые принимаются правительством РФ, зачастую являются сложными и противоречивыми. Они подвергаются критическому анализу со стороны нашей партии. И Владимир Владимирович прекрасно понимает, что часто только в ходе конструктивной дискуссии можно найти оптимальное решение.

– Вы – оппозиционер, так сказать, «в законе», а Немцов или Каспаров – представители внесистемной оппозиции, точку зрения которой вы не разделяете. Поэтому так активно дистанцируетесь от них?

– Я не разделяю их политических взглядов. Кроме того, считаю, что для серьезных политиков отстаивание своей точки зрения преимущественно через марши протеста, недопустимо. В то же время я против запрета митингов оппозиции. Не надо делать из них мучеников и героев. Как только им разрешат свободно высказывать свои лозунги, число их сторонников резко уменьшится.

– Если партия решит выдвигать вашу кандидатуру на президентских выборах 2012 года, то возражать не будете. Зачем вам это надо – «быть третьим»?

– Партия «Справедливая Россия» приняла решение, что мы официально не поддержим кандидата, которого выдвинет «Единая Россия». Будет ли партия предлагать своего кандидата на президентских выборах в 2012 году, мы определим осенью этого года. Но в любом случае считаю, что для любого политика быть кандидатом на выборах президента Российской Федерации – большая честь.

– Ну, это как в детских спортивных соревнованиях. Главное – не победа, а участие… Вы утверждаете, что Медведев и Путин – товарищи, единомышленники и вообще большие друзья. Значит у них много общего, много точек соприкосновения. Но кандидаты должны быть разными, если хотите, диаметрально противоположными. Только это придаст накал борьбе и в результате – положительный эффект. Конкуренция, причем жесткая, необходима. Разве не так?

– Я убежден в том, что высшей целью для Д. А. Медведева и В. В. Путина является не власть, не захватывающее шоу напряженной политической борьбы, не яркая победа. Для них главное – это создание наилучших условий для развития нашей страны и наиболее полного удовлетворения потребностей граждан России. Уверен, что именно из этого они исходят и будут исходить в своих взаимоотношениях друг с другом и, несмотря на желания «доброжелателей», никогда не допустят «пирровой победы».

– Как известно, президент – активный пользователь Интернета, многие новости он узнает именно оттуда, из Twittera, премьер предпочитает г-на Венедиктова и »Эхо Москвы», председатель Совета Федерации любит «Живой журнал». А как вы оцениваете информационное поле федеральных каналов, которые при рекламируемой свободе слова абсолютно подконтрольны властям?

– Действительно, сегодня многие актуальные темы поднимают не телевидение и печатные СМИ, а граждане в Интернете. Считаю, что одна из важнейших проблем развития гражданского общества России – взаимодействие СМИ с различными группами населения и формирование редакционной политики, учитывающей интересы всех граждан нашей страны.

– Если вам придется сложить с себя полномочия спикера Совета Федерации, чем вы займетесь?

– Очередной срок моих полномочий истекает в 2012 году. Я неслучайно собираюсь возглавлять список кандидатов на выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга. По новому закону только депутаты муниципального и регионального уровня могут стать членами Совета Федерации. Отсюда логично предположить, что я планирую и дальше продолжить работу в Совете Федерации.

– В начале апреля в Берлине состоялась презентация книги о вас «Из красного измерения». Сергей Михайлович, вы – человек, который имеет доступ к СМИ, то есть может высказываться, а главное – быть услышанным. Тогда зачем вам этот лишний пиар? Или хотели донести до читателя что-то, чего не скажешь с трибуны? Почему вы решили презентовать биографический роман г-на Нарышкина именно в Берлине?

– Первые презентации книги М. К. Нарышкина «Из красного измерения. Биография Сергея Миронова» состоялись в Санкт-Петербурге и Москве в июне 2009 года. В мае 2010 года прошла ее презентация в английском переводе в Лондоне. 18 марта 2011 года в Российском доме науки и культуры в Берлине состоялась презентация книги, вышедшей на немецком языке. Эта книга – не совсем биография, а скорее, личное изложение новейшей истории России. Две трети книги посвящены эпохе, в которой мне довелось жить. В процессе работы с автором – М. К. Нарышкиным, мне самому открылись в собственной жизни такие аспекты, о которых я раньше не задумывался.

– Сергей Михайлович, я понимаю, что не все мои вопросы «удобные», тем более я признательна вам за то, что вы нашли возможность ответить на них.