Когда в 1989 году рухнула Берлинская стена, а в 1991 году распался Советский Союз, западные политики и экономисты были шокированы. Состояние российской экономики и других экономик Восточной Европы оказалось еще хуже, чем они себе представляли. Даже Восточная Германия, экономика которой якобы превосходила британскую – во всяком случае, Всемирный банк одно время ошибочно считал именно так, - оказалась, по словам одного пораженного увиденным западногерманского чиновника, «экономической мусорной кучей».

Я вспоминаю свой визит в Россию в 1990 году – в последний год горбачевской «перестройки» – с делегацией Общества специалистов по экономике предпринимательства (Society of Business Economists). Нас тогда поразили очереди за продовольствием и общее ощущение упадка. А неофициальный визит в один из ленинградских промышленных комплексов показал нам, как выглядит «плановая экономика» в полном хаосе.

Падение советского и восточноевропейского коммунизма произошло в тот период, который многие считают временем «триумфа буржуазного капитализма» на Западе. При Рональде Рейгане и Маргарет Тэтчер политический маятник качнулся вправо. Во Франции ситуация на финансовых рынках заставила президента Миттерана сильно смягчить его открыто социалистическую программу.

В 1990-х годах бывшая советская империя не испытывала недостатка в западных советниках, многие из которых были приверженцами правой идеологии, религиозно верившими в чудеса свободного рынка и приватизации. Однако были и западные политики, плывшие против течения, и одной из них была Ширли Уильямс (Shirley Williams). Именно баронесса Уильямс стала движущей силой «Проекта Свобода» (Project Liberty) – организации, которая пыталась объяснить бывшим коммунистам, что им не следует перегибать палку, и что, хотя раньше было слишком много государственного контроля, систему социальной защиты, здравоохранение и образовательные стандарты, находившиеся в целом на хорошем уровне, важно сохранить.

Уильямс активно поддерживает Московскую школу политических исследований – структуру, называющую себя «неправительственной организацией, задача которой - содействовать развитию демократических институтов и гражданского общества в России». Ее стараниями в школе выступали многие британские политики, в том числе лорд Хезелтайн (Heseltine), Кеннет Кларк (Kenneth Clarke), лорд Паттен (Patten), лорд Робертсон (Robertson) (в то время бывший генеральным секретарем НАТО), лорд Мандельсон (Mandelson). Сама она тоже выступала в МШПИ.

Как известно, российский капитализм очень своеобразен. Экономика России чрезмерно зависит от энергетического сектора; демократическое развитие приняло крайне авторитарную форму, новые плутократы богатеют, а бедные после нескольких лет роста средних стандартов жизни сейчас опять начинают беднеть еще сильнее. По стране сильно ударила мировая рецессия. Валовой внутренний продукт упал в 2009 году почти на 8% - сильнее, чем у любой из остальных стран «Большой двадцатки». И хотя высокие цены на нефть снижают давление на бюджет, инфляция в России вдвое выше, чем в Британии, и по темпам восстановления экономики страна заметно отстает от прочих государств БРИК – Бразилии, Индии и Китая.

На прошлой неделе я посетил мероприятие школы, проходившее в Голицыно, в 25 милях к западу от Москвы. В самой столице присутствует сколько угодно очевидных признаков капитализма, в отдаленных деревнях их намного меньше, зато между столицей и деревнями в изобилии можно видеть особняки олигархов и прочих нуворишей, зачастую напоминающие о Диснейленде.

В ходе семинара известный социолог Лев Гудков, говоря о доверии населения к властям и надеждах на будущее, нарисовал мрачную картину. Он сообщил о растущем оттоке капиталов и о том поразительном факте, что об эмиграции подумывает треть российского среднего класса. При этом, по его словам, между рейтингами премьер-министра Владимира Путина и президента Дмитрия Медведева большой разницы нет.

Несмотря на это, компетентность и энтузиазм примерно 140 молодых участников семинара, многие из которых принадлежат к новому поколению политиков, не могли не вдохновлять.

Когда Путин еще занимал пост президента, он однажды назвал МШПИ «центром взаимного просвещения, укрепления ценностей демократии и гражданской службы, привития уважения к праву и развития новых идей». Разрыв между этими идеями и реальностью нет смысла подчеркивать. Перед поколением, представленным участниками семинара в Голицыно, и перед самой школой стоят трудные задачи. Помимо всего прочего, в современной России по прежнему на каждом шагу можно услышать жалобы на уровень коррупции.

Однако вернемся к британской поборнице института. Уильямс, которой скоро исполнится 82 года, на прошлой неделе была занята борьбой – судя по всему, успешной – с подрывными планами консерваторов в отношении национальной службы здравоохранения. Тем не менее, она нашла время для того, чтобы нанести 24-часовой визит в Россию и произнести вдохновляющую речь перед представителями российского нового поколения. Публика аплодировала ей стоя – как утверждается, это произошло впервые в истории школы.

«Я только что убедила британское правительство отказаться от попыток приватизировать национальную службу здравоохранения. Некоторые услуги лучше всего предоставляют рынок и частный сектор, а некоторые – государства», - заявила она внимательно слушавшей ее аудитории. Она говорила и о многом другом, в том числе о достижениях Европейского Союза и о его значении.

В наше время, когда о политиках принято говорить с циничной усмешкой, Ширли Уильямс должна служить для всех нас вдохновляющим примером.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.