Владимир Путин пообещал в марте 2000 года, что если его изберут президентом, российский «класс олигархов прекратит существование». Он был избран, но класс олигархов не исчез. Вместо этого бывший президент и нынешний премьер-министр Путин использовал последние одиннадцать лет, чтобы вознаградить магнатов, которые ему нравились, и наказать тех, кто осмелился бросить ему вызов – просто спросите Михаила Ходорковского.

Самый известный современный российский диссидент – не художник и не философ. Он провел большую часть 1990-х годов, будучи фаворитом Кремля, и был самым богатым человеком России как глава ЮКОСа, крупнейшей частной нефтяной компании страны. Сегодня г-н Ходорковский на пути в таинственную тюрьму где-то в Сибири, какую конкретно, не раскрывается, где он будет находиться в ожидании слушания по вопросу об условно-досрочном освобождении, которое, как опасаются его адвокаты, будет «спрятано в колониях».

Урожденный москвич начал финансировать либеральные оппозиционные группы и независимые средства массовой информации в конце 1990-х годов. Эти любительские политические занятия плюс стремление к нефтяным сделкам с Западом быстро привели к тому, что его отношения с г-ном Путиным испортились. Во время одной транслировавшейся по телевидению встречи в феврале 2003 года г-н Ходорковский жаловался на несправедливые конкурентные преимущества, которые получала «Роснефть», на 75% принадлежащая российскому правительству. Г-н Путин возразил в том плане, что он задается вопросом, как ЮКОС приобрел свои «суперрезервы» во время приватизации предыдущего десятилетия. Восемь месяцев спустя г-н Ходорковский был арестован и обвинен в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве, и с тех самых пор находится в тюрьме. Активы ЮКОСа были переданы «Роснефти», после аукциона 2007 года, который длился меньше десяти минут.

Официально г-н Ходорковский должен быть освобожден в 2016 году. В реальности «выглядит весьма очевидным для меня, что мое освобождение не зависит от меня самого», - сказал он в пятницу, надиктовав свои ответы на мои вопросы и вопросы других журналистов через своего адвоката незадолго до того, как его отправили обратно в Сибирь. Когда его последнее прошение об условно-досрочном освобождении было отклонено в 2008 году, региональный суд привел в качестве довода для своего решения нежелание осужденного посещать курсы шитья. «Владимир Путин назначил меня своим личным врагом», - говорит Ходорковский.

В декабре прошлого года, когда подходил к концу восьмилетний срок заключения г-на Ходорковского, а также приближались президентские выборы 2012 года, он был еще раз признан виновным, на этот раз в том, что каким-то образом скрылся от правосудия с 218 миллионами тонн юкосовской нефти, а также в отмывании полученных прибылей. Москва на прошлой неделе объявила о начале расследования в отношении второго судебного процесса. Российская пресса сообщает, что это расследование будет возглавлять тот же самый следователь, который участвовал в этом судебном процессе. Команда защитников г-на Ходорковского заявила в январе, что они не исключают вероятности того, что против их клиента могут быть выдвинуты новые обвинения, и обвинение ранее хвасталось «бездонностью» документов по делу бывшего главы ЮКОСа.

Отсюда и его точка зрения о том, что г-н Путин «разделяет сталинский взгляд на роль судебной системы… И он не один такой в России. Есть целая группа людей, которые стали миллиардерами и мультимиллионерами на разгроме ЮКОСа, которые препятствует моему освобождению. И которые собираются препятствовать ему вне зависимости от степени личного участия Владимира путина в процессе».

А что насчет перспективы вызова г-ну Путину со стороны нынешнего президента Дмитрия Медведева, который был избран в 2008 году, обещая восстановить доверие инвесторов к России? «Все, что я могу сказать, это то, что ситуация с верховенством закона в России не улучшилась со времен прихода к президентской власти Дмитрия Медведева», - говорит г-н Ходорковский. «Пытался ли он? Я бы сказал «да». Преуспел ли он? Ответ должен быть «нет».

Это, судя по всему, не помешало западным лидерам пойти на свежее сближение с Москвой, которое, как указывает г-н Ходорковский, лишь идет на руку г-ну Путину и его союзникам в оправдании своих действий на родине.

«Реальная политика» (realpolitik), которая столь дорога западным лидерам, должна быть по определению реалистичной, - советует г-н Ходорковский. - Наиболее серьезное ошибочное представление некоторых людей на Западе заключается в том, что они уверены, что «реальная политика» по отношению к России означает не отстаивать евро-атлантические ценности демократии, прав собственности и верховенства закона».

То же самое касается и места России в «большой восьмерке», несмотря на то, что в сегодняшней России «нет такой вещи как свободные выборы, свобода самовыражения или верховенство закона». «В результате российское руководство получает входной билет в клуб без каких-то обязанностей и обязательств», - говорит г-н Ходорковский. Однако он защищает российскую заявку на вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО), говоря, что «российский народ не должен нести наказание за своих коррумпированных и нарушающих законы чиновников».

Разделяет ли «российский народ» это опасение с г-ном Ходорковским, это уже другой вопрос, и, по крайней мере как его освещает российская пресса, народное восприятие по большей части совпадает с линией г-на Путина. В апреле независимый центр изучения общественного мнения «Левада-центр» сообщал, что 56% респондентов заявили, что они «ничего не слышали о деле Ходорковского», это на 6% больше, чем в 2005 году.

Тем не менее г-н Ходорковский прогнозирует, что сравнительное послушание его соотечественников не может длиться вечно. «Основная задача для моей страны - это не упустить историческое «окно возможностей» для упорядоченной, организованной и аккуратной либерализации… Если настоящая демократическая традиция разрешения вопроса о власти не появится к тому времени, то уже никакие силовики не смогут удержать страну под контролем».

Возможно и нет. Но не задумывался ли сам г-н Ходорковский о том, что лично он мог бы получить свободу гораздо быстрее, если бы перестал давать подобного рода интервью? «В 2006 году, когда стало известно, что против меня готовится второе дело, я осознал, что возможно мне придется провести остаток моей жизни в тюрьме. В первые годы восстановления России, как и многие наши друзья, мы боролись за демократизацию страны, хотя мы и делали много ошибок… Возможно, я недостаточно быстро осознал, что деньги не интересны сами по себе».

Но тюрьма только «изменила средства, а не цель». «Ситуация такова, что моя линия поведения в тюрьме больше не несет потенциальной угрозы для моих друзей, моей семьи и моих коллег. За самого себя я не боюсь. А жизнь без цели - это не жизнь».

Мисс Жоли – автор редакционной страницы в Wall Street Journal Europe. Это интервью было составлено на основе ответов, которые г-н Ходорковский направил одновременно в Wall Street Journal, во французскую Le Figaro, в итальянскую Il Mondo и в немецкую Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.