Российский бизнесмен и политик Кирсан Илюмжинов рассказал во вторник российским СМИ, что ливийский лидер Муаммар Каддафи готов немедленно начать переговоры о прекращении гражданской войны в Ливии с НАТО и с базирующимися в Бенгази повстанцами. Илюмжинов утверждал, что Каддафи рассказал ему об этом во время недавней встречи в Триполи, где ливийское государственное телевидение засняло эту пару играющей в шахматы. Илюмжинов, являющийся президентом Международной шахматной федерации и имеющий связи в Кремле, заявил, что предложил Каддафи в этой партии ничью, не желая обидеть хозяина. Точно так же и российское правительство пытается обеспечить Каддафи ничью в ливийском конфликте, утверждаясь в роли посредника, и что еще важнее, используя кризис в Ливии для достижения своих геополитических целей.

Каддафи никогда не изъявлял намерений покинуть Ливию, и он несколько раз повторил это Илюмжинову во время его визита. Возможно, ливийский лидер по-прежнему считает, что когда-нибудь ему удастся отвоевать ту территорию, которую он потерял с февраля. Однако в реальности лучшее, на что он может надеяться в настоящий момент, это сохранить свою власть на тех остатках земель, которые достанутся ему после расчленения Ливии (публично ни одна из сторон не выступает за такой курс). Каддафи надеется взять Вашингтон и Европу измором, дождавшись, когда у них иссякнет политическая воля и желание продолжать кампанию бомбардировок. В этот момент он сможет настоять на проведении переговоров о прекращении конфликта и об урегулировании. В результате Каддафи сохранит под своим контролем немалый кусок страны.

Но никто не может сказать наверняка, как долго он сможет продержаться, и на сколько хватит политической воли НАТО, чтобы продолжать операцию против него. Известно лишь то, что сегодня не предпринимается никаких серьезных усилий по вооружению и обучению повстанческих сил, чтобы они сделали свое дело для Запада. Поэтому надежду на смену режима НАТО несет на крыльях своих самолетов. Кроме того, сохраняется возможность, что Каддафи свергнут члены его окружения. В противном случае через какое-то время придется начать переговоры, так как никто не готов вторгаться в пределы Ливии и бесконечно бомбить ее.

Москва знает это и пытается утвердиться в качестве посредника в ливийском конфликте, причем не только между Триполи и восставшей оппозицией, но и, что важнее, между Триполи и Западом. Россия с самого начала выступала против интервенции в Ливии. Российский премьер-министр Владимир Путин как-то сказал, что стремление Запада к военным действиям против режима Каддафи напоминает «средневековые призывы к крестовым походам». Авиационная кампания Североатлантического альянса против Ливии дала Москве возможность вновь занять давно всем знакомую конфронтационную позицию в отношении Запада. Однако Россия знает, как пускать в дело свой шарм и идти в наступление, когда ей это нужно. И она вполне способна выгодно воспользоваться своей посреднической функцией.

Ни у одной другой страны нет таких хороших возможностей выступить в роли посредника, как у России. И Москва очень хочет использовать этот шанс. Отказ немцев от участия в воздушной кампании выявил крупные разногласия в рядах Североатлантического альянса, что соответствует российским интересам. У России также имеются стратегические интересы в Ливии: она хочет получить возможность пользоваться ливийскими запасами энергоресурсов. Выступая в качестве посредника всех сторон, она может достичь своей конечной цели, развеяв европейские надежды на то, что Северная Африка поможет Европе снизить ее зависимость от поставок энергоресурсов из России. Но Ливия это не единственная страна, где Россия в последнее время пытается выступать посредником в урегулировании споров. Москва в прошлом году пыталась взять на себя посреднические функции между Израилем и палестинцами. В общем-то, эти проблемы России безразличны, но она хочет продемонстрировать свою способность (реальную или мнимую) остаться в качестве активного игрока в глобальной политике.

Авиационная кампания НАТО длится уже три месяца, а участвуют в ней всего восемь стран. Французские и британские военные в последние дни делают заявления, подчеркивая, какое тяжкое бремя они несут в Ливии. Эту тему на прошлой неделе вбивал в головы покидающий свой пост министр обороны США Роберт Гейтс. Попытки привлечь к проведению авиаударов других членов НАТО не увенчались успехом; а это значит, что те, кто ведут боевые действия, будут вынуждены продолжать их без помощи со стороны.

На кон поставлена репутация, а это станет мощным побудительным фактором для этих стран, толкающим их на активные действия по смене режима. В этой связи неудивительно, что анонимный натовский представитель признался в прошлый четверг, что при выборе целей для нанесения ударов предпринимаются попытки уничтожить Каддафи. Практически то же самое сказал в мае министр обороны Италии. Но если воздушная мощь это единственный инструмент, имеющийся в распоряжении НАТО (наряду с надеждой на то, что режим просто рухнет под тяжестью экономических санкций, военного давления и политической изоляции), то русские со временем могут оказаться в великолепной ситуации, обеспечивающей им возможность выступить в посреднической роли на переговорах, задача которых – закончить конфликт, не добившись его главных целей.

И вот здесь-то визит Илюмжинова становится важен. Как бывший президент российской республики Калмыкия, он обладает связями в Кремле, а также в российских спецслужбах. Он утверждает, что Москва не уполномочивала его ехать в Ливию, однако признает, что заранее проинформировал о своем визите специального представителя президента Медведева по Африке Михаила Маргелова. Маргелов недавно побывал в Бенгази, и в ближайшее время планирует отправиться в Триполи. Илюмжинов, являясь президентом Международной шахматной федерации, имел правдоподобные основания для того, чтобы поехать в Триполи. Он заявляет, что получил приглашение от сына Каддафи Мохаммеда (тот является  президентом шахматной федерации и олимпийского комитета Ливии), с которым у него давние дружеские отношения, длящиеся почти десять лет.

Илюмжинов со своей эксцентричностью вполне может поспорить с Каддафи. Хорошо известны его заявления о том, что инопланетяне брали его с собой на НЛО, и что он может общаться посредством телепатии. Но в своих отношениях с Каддафи Илюмжинов выступает в качестве инструмента российской внешней политики. Москва проводит пробную проверку, направляя от Кремля «неофициального» посланца, и поступает так по многим причинам. Наверняка, через Илюмжинова она хочет прощупать положение Каддафи, Кроме того, она хочет проверить, какова будет международная реакция на визит Илюмжинова.

Если его слова будут восприняты всерьез, у Москвы появится возможность начать официально работать в этой стране. А если на него не обратят внимания, Москва всегда сможет назвать Илюмжинова чудаком, никогда не работавшим на Кремль. С другой стороны, Москва хочет показать ливийскому лидеру, что может стать полезным другом для его правительства в момент, когда у него почти не осталось союзников.

Отвечая на вопрос о шахматной партии, Илюмжинов заявил одному из российских СМИ: «Конечно, я мог выиграть, так как он отдал мне коня. Но я его не взял, и сам предложил ничью. Он пытался бороться, сражаться. Он был в боевом настроении». Высокая похвала из уст российского представителя, безусловно. Но она также символически демонстрирует ту позицию, которую его правительство пытается занять на предстоящие месяцы в Ливии.