Одиннадцать дней назад западные цели были выложены на стол – в прямом смысле этого слова – в Нью-Йорке. Британия и Франция совместно составили проект резолюции против сирийского правительства. Их мотивацией стали события в самой Сирии, где Башар Асад последовал примеру ливийского лидера-ренегата Муаммара Каддафи, жестоко подавляя продемократические протесты. Ответит ли Запад на эти действия также? Нет, если в дело вмешается Россия.

Москва воздержалась во время критически важного голосования в Совете Безопасности ООН, позволившего установить бесполетную зону над Ливией. И даже это было непросто: Россия, как и Китай, с глубоким подозрением относится к любым шагам, подрывающим концепцию государственного суверенитета. Она с раздражением отвечала на западное неприятие ее собственных действий, направленных против чеченских сепаратистов.

Так что для того, чтобы уговорить ее позволить предпринять действия против Ливии, пришлось постараться. Британия и Франция потратили большой политический капитал, склоняя русских на свою сторону. Дмитрий Медведев рисковал, уговаривая сопротивляющийся российский истэблишмент, что в этот раз можно уступить. Далеко неочевидно, что ему сделать это снова.

Черновик резолюции по Сирии далеко не так суров, как по Ливии, и избегает любых упоминаний военной интервенции. Это резолюция осуждения, а не призыв к действию. Но российские дипломаты считают, что даже этот документ заходит слишком далеко. Они подозревают, что это соломинка, способная преломить спину верблюда. Они не доверяют западному порыву к интервенции – будь то в Косово или Ираке или Ливии или, со временем, - как они опасаются – Сирии.

Российский цинизм неизменен. В частных разговорах чиновники указывают на продолжающееся с момента падения Берлинской стены устойчивое расширение НАТО на восток как на доказательство ненадежности Запада. Михаил Горбачев, говорят они, получил перед окончанием холодной войны заверения в том, что НАТО будет держаться подальше от традиционной сферы влияния России. Двумя десятилетиями позже НАТО находится в Афганистане. Поэтому, говорят они, кто может пообещать, что первая резолюция по Сирии не проложит путь для второй, санкционирующей полную интервенцию позже в этом году?

Министерство иностранных дел надеется, что ухудшающаяся ситуация в Сирии сведет на нет сопротивление среди членов Совета Безопасности. Они уверены, что смогут склонить на свою сторону Бразилию и Южную Африку, получив в свою поддержку 11 из 15 имеющихся голосов. Если Россия воспользуется своим правом вето, эти усилия пойдут впустую.

Россия не расположена делать новые одолжения. В частных разговорах ее дипломаты говорят, что нет никакой необходимости создавать на Ближнем Востоке еще один источник нестабильности. Просто посмотрите на Ливию: конфликт, в который Запад поспешил вмешаться, не имея реальной стратегии выхода. Силы сторонников Каддафи и повстанцев равны, и конца-края этому не видно. Прямо как Ленин и Сталин, размышляют они. Единственный вариант это воевать до конца.

«Можно поспорить, что их замечания выглядят дельными, - говорит Роланд Данрутер (Roland Dannreuther), глава факультета политологии и международных отношений в Университете Вестминстера. – У них более консервативный взгляд на международные отношения, который состоит в том, что странам должно быть позволено развиваться автономно, и что в их внутренние дела не должно быть внешнего вмешательства».

Западный опыт в Ираке и текущая ситуация в Ливии, похоже, подтверждают российское отношение, которое исторически базировалось исключительно на своекорыстных интересах.

Не то чтобы старое русское мировоззрение изменилось. Профессор Данрутер говорит, что Россия может с меньшим энтузиазмом относиться к демократическим процессам на Ближнем Востоке из-за своих неоднозначных отношений с демократией.

Он говорит, что в то время, как западные государства считают правительство Башара Асада «ужасающим режимом», Москва считает его «авторитарным режимом, поддерживающим стабильность в стране» - именно с этим отношением к происходящему пытаются покончить Лондон, Париж и Вашингтон. Профессор Данрутер добавляет: «Русские считают, что без этой стабильности возникнет хаос, и к власти придут радикальные исламисты».

Другие факторы тоже играют свою роль. Значительные отношения связывают Россию и Сирию еще с советских времен. Они были союзниками по многим направлениям, включая вооружения. Россия также поддерживала Сирию в арабско-израильском мирном процессе, придавая ей дополнительное влияние в регионе. Схожие связи с режимом Каддафи поставили Россию на сильную позицию в роли посредника между Западом и Триполи. Однако те же самые преимущества не обязательно срабатывают, когда речь заходит о Сирии.

Что еще больше укрепляет Россию в ее нежелании пропустить в Совете Безопасности даже резолюцию осуждения. Министерство иностранных дел надеется на «перелом в убеждениях» - но потребуется гораздо больше ухаживаний, чтобы склонить Москву на свою сторону в этом деле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.