Крупнейшая покупка банка в российской истории была «безумной тратой денег», заявил в интервью оказавшийся в проблематичном положении бывший президент банка.

Андрей Бородин, который бежал из России в марте и разыскивается властями в связи с кредитом, который Банк Москвы выдал при его руководстве, заявил что банк «никогда не нуждался в государственной помощи».

«Все проблемы с этим имеют искусственную природу», - сказал он.

В начале июля российские регуляторы представили план спасения Банка Москвы за 14 миллиардов долларов после того, как заявили, что они обнаружили огромную дыру в бухгалтерском балансе банка.

Его комментарии лишь добавляют споров к уже существующим вокруг этой сделки, которая столь велика по объему, что она вызвала озабоченность инвесторов по поводу устойчивости российской банковской системы и доверия к Центральному банку, основному банковскому регулятору страны.

Банк Москвы был ключевым столпом режима Юрия Лужкова, долго работавшего мэром Москвы, который был уволен президентом Дмитрием Медведевым прошлой осенью. Частично находившийся во владении правительства Москвы, банк был ключевым кредитором для крупных девелоперов в области недвижимости, таких как «Интеко», компания, владельцем которой является жена г-на Лужкова, Елена Батурина. Уход г-на Лужкова развязал борьбу за контроль над некоторыми отборными муниципальными активами Москвы, в том числе и Банком Москвы.

Г-н Бородин, союзник бывшего мэра, разыскивается российскими властями по поводу кредита в 415 миллионов долларов, который Банк Москвы выдал в 2009 году «Премьер-Эстейт», компании, которая, по данным следствия, связана с г-жой Батуриной. Следователи заявляют, что большая часть средств осела на личном счету г-жи Батуриной. Г-н Бородин и г-жа Батурина отвергают обвинения. Г-же Батуриной не предъявлено никаких обвинений. Российская полиция поместила г-на Бородина в список международно разыскиваемых преступников через два месяца после того, как он покинул страну.

Г-н Бородин согласился пообщаться с The Wall Street Journal на условии, что его местонахождение не будет раскрыто. В интервью г-н Бородин осудил покупку банка как «крайне неэффективное использование государственных средств, безумную трату денег и удар по экономике».

В феврале государственный банк ВТБ заплатил 3,5 миллиарда долларов за покупку доли московского правительства в Банке Москвы в размере 46,5%. Два месяца спустя суд снял г-на Бородина с поста президента банка. В то время он осудил захват банка как политическое дело.

В попытке предотвратить получение ВТБ полного контроля над банком г-н Бородин в марте продал свои 20% в Банке Москвы другому бизнесмену, Виталию Юсуфову, за 800 миллионов долларов.

Затем в прошлом месяце ВТБ и российские регуляторы заявили, что они обнаружили подозрительные кредиты в банке на 12,6 миллиарда долларов, выданные во время работы предыдущего менеджмента банка.

Чиновники заявили, что значительная часть плохих кредитов была выдана компаниям, связанным с самим г-ном Бородиным и другими бывшими членами правления банка.

Г-н Бородин настаивает, что все кредиты были хорошо обеспечены и имели высокое кредитное качество.

Клэр Дэвидсон (Claire Davidson), представитель господина Бородина, заявила, что бывший президент банка никогда не получал списка предполагаемых связанных с ним кредитов и поэтому не может прямо ответить на обвинения.

Она заявила, что группа из пяти российских чиновников из российского Центробанка исследовала операции в Банке Москвы с 2008 года, и «если бы они знали о проблемах в банке, неужели они никому бы не сказали».

Покупка банка составила в общем и целом 10,2 миллиарда долларов в виде кредитов с низкой ставкой от государственных регуляторов и 3,4 миллиарда долларов в виде капитала от ВТБ. Аналитики были шокированы размером пакета мер по спасению банка, который составил примерно 1% от российского ВВП.

Ранее в этом месяце глава отделения банковского надзора в российском Центробанке Геннадий Меликьян подал в отставку. Центробанк отказался комментировать этот вопрос, а с г-ном Меликьяном связаться не удалось.

Обнаружение российскими регуляторами предполагаемых плохих кредитов заставило инвесторов обрушиться с критикой на регуляторов и аудиторов, а также на западные рейтинговые агентства, которые постоянно заявляли о финансовом здоровье Банка Москвы.

ВТБ заявил, что ничего не знал о проблемных кредитах Банка Москвы до того, как получил контроль над банком и полный доступ к его финансовой документации.

Весной и летом этого года просроченные выплаты Банку Москвы составили 2,1 миллиарда долларов, и еще ожидается списание плохих кредитов на 5,5 миллиарда долларов, заявил в интервью в четверг заместитель президента ВТБ Андрей Пучков.

«Факт в том, что задолженность не обслуживается», - сказал он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.