Боже, Царя храни!
Сильный, Державный,
Царствуй на славу, на славу нам!
Царствуй на страх врагам,
Царь православный!
Боже, Царя храни!
«Боже, Царя храни», Василий Жуковский, 1833


Несколько недель назад журнал The New Times опубликовал статью, посвященную вопросу о том, не сделал ли Путин себе пластическую операцию. «Что случилось с лицом Путина? Почему он похож на удмурта?» - спрашивали блоггеры, когда в сети появились фотографии из лагеря «Наших» на Селигере, на которых было заметно, как залоснилась и подтянулась кожа на лице Путина. Был ли это ботокс? Пластическая хирургия? В конце концов, в октябре 2010 года Путин появился на публике с синяком под глазом. В соответствии со своим образом настоящего мужчины, он списал это на занятия дзюдо. Однако, возможно, речь шла о долговременном плане по разглаживанию морщин?

Вчера стало ясно, что Путину пригодится новое лицо, так как он будет постоянно появляться в российских новостных программах еще не меньше шести лет. Сообщаю для тех, кто об этом еще не слышал: Путин возвращается на президентский пост. На съезде партии «Единая Россия» действующий президент Дмитрий Медведев чуть ли не отрекся от власти, заявив: «Я считаю, что было бы правильно, чтобы съезд поддержал кандидатуру председателя партии Владимира Путина на должность президента страны». Сейчас утверждается, что члены тандема поменяются местами: Путин вернется в президенты, а Медведев займет пост премьер-министра.

Еще шесть лет, а, скорее даже 12. Российская конституция запрещает занимать президентский пост больше двух шестилетних сроков подряд (раньше сроки были четырехлетними, но в 2008 году это правило было изменено – как многие опасались, для того чтобы продлить правление Путина, когда он вернется на трон), но, по меньшей мере, два срока Путин может продержаться. Сейчас Путину 58 лет, к концу его нового 12-летнего царствования ему будет 70. В общей сложности он будет напрямую править Россией 16 лет (так в тексте. – прим. перев.). Или 20, если считать те четыре года, когда он (не)напрямую правил Россией во время медведевского междуцарствия.

Впрочем, сколько бы ни продлилось правление Путина – 16 или 20 – лет, оно будет соперничать по срокам пребывания у власти со многими из российских правителей, но не будет его превышать. Иван Грозный правил 51 год, Петр Великий – 43 года, Елизавета – 20 лет, Екатерина Великая – 34 года, Николай I – 29 лет, Александр II – 26 лет, Николай II, - 22 года, Сталин – 34 года, а Брежнев – 18 лет. По историческим меркам, путинские 20 лет у власти не будут выходить за пределы нормы. Проблема в том, что для страны, которая называет себя (суверенной) демократией и хочет, чтобы ее считали нормальным национальным государством 21 века, долгие сроки правления – тем более, достигаемые с циничным использованием российской конституции, - выглядят плохо. По-настоящему плохо.

Я был удивлен тем, что Путин возвращается. Разумеется, примерно в течение последних шести месяцев многие говорили о том, что положение политических звезд указывает на возможное возвращение Путина. Многие также утверждают, что о будущей президентской рокировке говорил уже тот факт, что в 2008 году Путин выбрал политически слабого и малоизвестного Медведева. Однако я все же не верил – не потому, что возвращение Путина будет плохо выглядеть в глазах Запада (подобные факторы в российской внутренней политике в любом случае не следует учитывать), а потому что оно говорит о чувстве незащищенности, которое испытывают политические элиты, и о продолжающемся окостенении российской политической системы. Я говорю о чувстве незащищенности, так как возвращение Путина показывает, что никто из имеющихся кандидатур кроме Путина не способен эффективно справляться с российскими проблемами. Только он создает атмосферу «стабильности». Только его «сильная рука» может спасти Россию от нее самой. Это подтверждает мою мысль о «парадоксе централизации» в российской политике. Фактически, концентрация власти вокруг одного центра – Путина, которого считают единственным, кто способен эффективно править страной, – ослабляет пул альтернативных центров власти, необходимых для эффективного продолжения правления. После ослабления этих альтернатив Путин может полагаться только на самого себя, что приводит к фактической автократии. Не позволив Медведеву пойти на второй срок, не говоря о том, чтобы развить собственную политическую базу, он направил Россию в лучшем случае в сторону вакуума руководства, а в худшем – в сторону возможной стагнации и геронтократии.

Угроза политического окостенения очевидна. Угроза политической жизни элит реальна, но я думаю, что после периода консервативной эйфории закулисная борьба опять возобновится. Я согласен с товарищем Ротроком (Rothrock) в том, что возвращение Путина означает поражение либеральной партии, но не конец политики как таковой. Вероятно, либералы осознали, что им следует объединяться и укреплять свои позиции. Случившееся также показало, бесполезность попыток, подобных эксперименту с Михаилом Прохоровым и «Правым делом». Если либералы хотят добиться своего, они должны действовать изнутри. Еще один урок заключается в том, что Дмитрий Медведев - не их человек, если вообще когда-то им был. Однако у политических игр и попыток лоббировать интересы группы, влияя на дона, есть свои ограничения. Единственный путь к реальной власти и влиянию для них – найти союзника, желающего сместить Путина.

Однако ригидность политической системе не только угрожает верхушке. Главная угроза заключается в том, что она говорит обществу. Возвращение Путина развеивает иллюзии о том, что российская политика может избавиться от своих византийских форм, постепенно сократить свою личностную и клановую сторону и перейти к более плюралистическим практикам. Решение о возвращении Путина, выглядит абсолютно по-византийски. По крайней мере, так об этом рассказал сам Медведев: «Мы действительно обсуждали этот вариант развития событий еще в тот период, когда сформировался наш товарищеский союз ». Если это правда (в чем я совсем не уверен), тогда последние четыре года полностью лишаются легитимности и превращаются в абсолютно циничный фарс. В следующие шесть лет Россию также может ждать кризис легитимности. Как пишет Александр Минкин в «Московском комсомольце»:

«Десятки (а может, сотни) раз на вопрос “кто будет следующим президентом?” вы отвечали: “Сядем и решим”. Здесь было полное пренебрежение мнением народа, но, как теперь оказалось, здесь был еще и обман. Оказывается, давно решили. Зачем такая циничная откровенность?

Вы и Медведев могли сказать что-то вроде: “Все эти годы мы думали, как сделать лучше для России. И вот вчера ночью окончательно решили...”

Неважно, многие ли поверили бы. Важно, что приличия были бы соблюдены. Зачем раздеваться догола? Нет, с улыбкой человека, который привык, что ему все прощается, Медведев рассказал, что все придумано и “глубоко продумано” еще в 2007-м, а то и раньше. Мы же не знаем точно, когда ”сформировался ваш товарищеский союз”.

Все эти годы Медведев говорил (так и хочется написать “врал”), что решение — впереди и что главное — мнение людей. А решение было позади. А людей вообще не учитывали».

Фактически, все выглядит так, как будто осведомлены о плане были только сами Путин и Медведев. Команда Медведева, судя по всему, пребывала в заблуждении. Даже «Единая Россия» до заявления Медведева не знала, кто будет в ее избирательном списке. Этим, по словам Станислава Белковского, она «еще раз доказала, что она – не правящая партия, вообще не партия и не политический субъект». Более того, пишет Белковский, случившееся показывает, что «институт выборов в стране фактически упразднен», о них можно не волноваться и даже не думать. О длительном процессе политической децентрализации России также можно забыть. Процесс «управляемой демократизации» официально заморожен.

Однако, заметят многие, Путин ведь популярен. Российский народ не возражает. Все опросы показывают, что большинство одобряет возвращение Путина в президенты. Это так – Путин популярен, и для этого есть весомые причины. Однако это заставляет вновь задаться извечным вопросом о российских элитах: если они действительно пользуются популярностью, зачем им эти интриги? Что заставляет их прибегать к уверткам и лишать собственную власть легитимности? Чего они боятся? Ответ либо в том, что они, на самом деле, не так уж популярны, либо в том, что они не уверены в своем контроле над страной даже тогда, когда угрозы ему нет.

Также остается вопрос о том, какого Путина получит Россия. Когда Путин - с подтянутой кожей на лице и разглаженными морщинами – перелистывает анналы российской истории и думает о долгих правлениях своих предшественниках, каким царем он собирается стать? Станет ли он жестоким модернизатором вроде Петра Великого, не выпускавшего из рук дубинку? Будет ли он просвещенным деспотом в духе Екатерины? Политически бесплодным Николаем I? Предпочтет ли он строить модернизированное полицейское государство как Александр III? Или всмотрится в портрет Александра II и проявит свое благоволение в виде «либеральных» реформ.

Посмотрим.

А пока, Боже, Путина храни!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.