У профессиональных автократов есть практические причины не открывать свои карты: это мешает и их друзьям, и их врагам вырабатывать против них действенную стратегию, помогает сохранять жизненно важный для них ореол таинственности и наглядно показывает, кто на самом деле главный. Именно так себя ведет Владимир Путин, который, по-видимому, доверил свое намерение вернуть себе президентскую власть всего одному человеку. Многие, впрочем, утверждают, что его намерение не стало неожиданностью. Однако я озадачен – на мой взгляд, нахождение в Кремле не принесет Путину практически никаких преимуществ, зато обеспечит множество неудобств.

Для начала вернемся к событиям в этом блоге. На выходных я, похоже, поторопился объявить победителей нашего «Кремлевского конкурса» на лучший прогноз о том, кто станет президентом России на следующие шесть лет. Победители - Майкл Перис (Michael Perice) из Нью-Джерси и Тео Френсис (Theo Francis) из Вашингтона – выдвинули одинаковые версии. Они предположили, что Путин и президент Дмитрий Медведев поменяются местами, и что Путин объявит об этом 8 декабря - это оказалось самой близкой к реальности датой. Однако после этого исключительно влиятельный российский министр финансов Алексей Кудрин в открытую взбунтовался и отказался работать в правительстве, которое будет возглавлять Медведев. По мнению аналитиков, Кудрин, который сам метил на пост премьер-министра, обладает достаточно большим экономическим влиянием и внутри страны, и за ее пределами, чтобы его возможный уход нельзя было проигнорировать. Возможно, Путину придется всерьез подумать о том, чтобы взять в команду его, а не Медведева. Так как у нас были участники, ставившие на вариант «Путин-Кудрин», мы пока отменяем объявленные результаты конкурса и будем ждать окончания подковерных битв.
 
Удивление Кудрина важно в любом случае. Путин, по-видимому, предупредил о своем решении только Медведева, которому нельзя было не сообщить, так как именно он должен был объявить об этих планах в субботу на съезде партии «Единая Россия». То, что все не прошло гладко, говорит о многом.

Несколько лет назад подобная скрытность не привела бы ни к каким проблемам. Однако Россия сейчас уже не та, что в 2008 году, в котором Путин выдвинул Медведева и стал премьер-министром. Сейчас Кудрин, который выглядит огорошенным и готов уверенно выражать свое недовольство, может поставить Путина в неудобное положение, заставив его выглядеть не таким всемогущим, каким ему нравится выглядеть.

Это один фактор, который необходимо учесть, рассматривая неожиданное решение Путина. Второй фактор связан с тем, как оно выглядит на фоне некоторых важных новостей этого года – и я не имею в виду новости из Египта, Туниса и Ливии. Речь идет о новостях из двух респектабельных автократий, диктаторский стиль правления которых более-менее признается ведущими мировыми державами – из Сингапура и Саудовской Аравии.

В мае министр-ментор Сингапура Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew) – образец для каждого азиатского автократа – официально ушел в отставку и, судя по всему, всерьез. Вчера король Саудовской Аравии Абдалла объявил, что с 2015 года женщины получат право голосовать.

Все это, разумеется, не демократические прорывы, но все же важные подвижки в двух наиболее стабильных и богатых автократиях на планете. Теперь сравните это с вопиюще легкомысленными играми Путина с российским обществом.

Автор этого блога всегда считал Медведева продолжением Путина, поэтому новое президентство Медведева не стало бы, нам мой взгляд, признаком либерализации. Однако есть одно отличие: Путин демонстрирует враждебность к поступкам, которыми гордится Запад - например, к поддержке ливийского восстания (которую он сравнил со «средневековым призывом к крестовым походам»). Медведева, напротив, не ограничивает в действиях одержимость мачизмом. Он мог поддержать восстание и его поддержал. Без такой фигуры как Медведев, Путин вряд ли будет сам делать аналогичные жесты.

Загадка заключается в том, какие преимущества может дать Путину возвращение в Кремль. Путин в конечном итоге – политик, действующий исходя из холодного расчета. К сентиментальности (за исключением необычной лояльности к бывшим наставникам) он не склонен, а вот риски перед важными шагами просчитывает. При Медведеве в Кремле Путин мог бы записывать на свой счет успехи России, возлагая на Медведева вину за все, что идет не так. Но если сам Путин вернется в Кремль, он лишится этого прикрытия. Его политические риски возрастут. Таким образом, расчеты говорят в пользу нынешнего тандема.

Однако из-за той же самой холодной расчетливости Путина к решениям, которые он принимает, следует относиться серьезно. Возможно, он боится, что власть может от него ускользнуть. Люди из окружения Медведева наивно (мягко говоря) полагали, что их патрон может победить в открытой политической борьбе с Путиным, и подталкивали Медведева начать противостояние. Лично я думал, что Медведев достаточно проницателен, чтобы послать их к черту и заверить Путина в том, что, если ему позволят остаться на посту президента, он сохранит лояльность. Возможно, если бы ему удалось успокоить Путина, в субботу бы прозвучало совсем другое заявление.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.