Население страны равнодушно относится к предстоящему возвращению Путина в Кремль. Потребление превалирует над политическим участием.

Лишь немногие в России и за ее пределами вспоминают сегодня о драматических событиях в Советском Союзе после 1985 года - о борьбе за курс реформ, о горячих дебатах впервые избранного Съезда народных депутатов, за которыми следили миллионы телезрителей; о немыслимых до этого критических статьях в газетах и журналах, тиражи которых распродавались уже рано утром.

От этих событий нас отделяет четверть века – именно тогда в СССР началась короткая эпоха перестройки. По своему воздействию ее можно сравнить с землетрясением, которое освободило Центральную и Восточную Европу от коммунизма, в 1990 году объединило Германию, положило конец холодной войне и вызвало в 1991 году развал Советского Союза.

 

Однако политическую культуру в России перестройка не смогла существенным образом изменить, и ее граждане в политическом отношении продолжают оставаться незрелыми. Россия – великая держава, обладающая ядерным оружием, - получает главу своего государства в результате «сделки» внутри узкого круга доверенных лиц. Общественность, по сути, ставят в известность о том, кого следует утвердить на предстоящих выборах.

 

Читайте также: Перестройка в России: 25 лет спустя

 

Закулисные торги на самом верху

Именно так Владимир Путин в 2000 году пришел к власти, а в 2004 году он практически без конкуренции был переизбран на второй срок. В конце 2007 года обществу был представлен его «преемник» - Дмитрий Медведев, который должен был держать это место для Путина, занявшего на четырехлетний срок пост премьер-министра. В конце сентября этого года Медведев и Путин сообщили о том, что в следующем году они хотят поменяться местами.

Закулисные торги в верхних эшелонах власти, происходящие в одном из важнейших государств мира, не вызвали заметных протестов. Когда спрашиваешь сегодня людей в России о причинах их пассивности, чаще всего они говорят о том, что «все равно ничего нельзя изменить». В России действительно отсутствуют независимые политические силы, которые могли бы выступить на выборах с достойной альтернативной позицией. Об этом в последние десять лет позаботился Путин.

«Долой ваши выборы!» - так называется кампания, организованная в интернете и поэтому доступная только ограниченной части публики. Критики режима предпочитают говорить об «этой» или об «их» стране, и не используют выражение «наша» страна. Персональная рокировка на вершине власти вызывает озабоченность, подавленность и (все большее) отчуждение от политического процесса в той части населения, которая не поддерживает безоговорочно «тандем» Путина-Медведева.

Часто можно слышать такие разговоры: «Нам безразлично то, что происходит наверху, так как мы все равно не можем от них избавиться». Люди ощущают себя отданными на милость власть предержащим и государственной бюрократии. По данным известного московского аналитического института Левада-центр, занимающегося изучением общественного мнения, только 2% россиян верят в то, что они могут на что-то повлиять в своей стране. Патерналистская ориентация среди населения России в 21-ом веке стала даже еще сильнее, чем в советские времена.


Читайте также: Россия: парадокс Путина и гражданское общество

 

По данным опросов, вместе с президентом страны, Русской православной церковью и вооруженными силами наибольшим доверием пользуются те организации, которые устроены иерархически, не допускают обсуждений и делают ставку на строгую лояльность. Региональные парламенты и федеральный двухпалатный парламент занимаются чем угодно, только не политическим представительством населения страны.

В то же время осознание необходимости иметь законодательную власть, контролируемую обществом, а не надзирающую за ним, так и не закрепилось в политической культуре постсоветской России.

Силовое разрешение конфликтов

Побочным явлением этого обстоятельства является феномен, который можно было бы назвать «структурированной безответственностью» - невозможно призвать к ответу государственных чиновников за их противоправные поступки. Кроме того, в сильно милитаризированном российском обществе считается абсолютно нормальным прибегать к силовому решению политических конфликтов интересов.

Об этом свидетельствуют действия армии и спецслужб на Северном Кавказе, обращение с приехавшими из других бывших советских республик мигрантами, убийства журналистов и критиков режима внутри страны и за ее пределами, а также разгоны даже небольших оппозиционных манифестаций с применение силы со стороны полиции.

Российское общество атомизировано. Ему не хватает прочных горизонтальных солидарных связей, которые могли бы пойти на пользу оппозиции и политическим альтернативным движениям, а также обеспечить собственные политические интересы. Равнодушное или даже положительное отношение к насилию соседствует с недооценкой государственного террора в советское время.

Метрополия потребительской лихорадки

Создается впечатление, что расстояние, отделяющее граждан от политической жизни, не стало короче, чем это было в советское время. Разве в этом отношении с тех пор ничего не изменилось?

Современная Москва имеет мало общего с существовавшим ранее центром мирового коммунизма. Она превратилась в метрополию роскоши, развлечений и гламура. Для многих никакая вилла сегодня не представляется слишком большой, никакой автомобиль – слишком шикарным, и никакой магазин – слишком дорогим.

 

Подробности: Новые цари потребления напоказ

 

Эта отдавшаяся в власть потребительской лихорадки метрополия символизирует собой такое положение, при котором то «место», где, собственно, и должна происходить публичная политика, остается пустым. Решения, принимаемые «наверху» и затрагивающие судьбу целой страны, не интересуют людей вообще или мало их беспокоят. Они радуются тому, что есть возможность заняться потреблением «на западном уровне», и считают, что можно обойтись без правового государства, без зрелого общества, без политической ответственности.

Несостоятельность политики на самом высоком уровне имеет далеко идущие последствия для политической культуры и транслирует эффективное символическое послание: персональные рокировки наверху пирамиды власти показывают, что политические элиты России в первую очередь держат в фокусе внимания собственные материальные интересы, а от общества они требуют предельной лояльности.

«Клептократический карнавал»


Тот факт, что даже Медведев, находясь на посту президента, не смог или не захотел ничего сделать против Путина и его режима, подчеркивает собственную политическую беспомощность и недееспособность, а также воспринимается как «приглашение» погрузиться в частную жизнь и оттуда, как сказал один российский журналист, пассивно наблюдать за происходящим «клептократическим карнавалом».

По данные последних опросов, по крайней мере каждый пятый житель России собирается уехать из страны. Причиной этого является собственная политическая недееспособность. Другая причина состоит в том, что Россия движется к общественному и экономическому упадку. «Система Путина», как считают оптимисты среди ее критиков, не является жизнеспособной, и ее коллапс уже не за горами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.