20 лет спустя после распада последней великой империи ХХ века Россия готовится испытать новый тип интеграции со своими бывшими провинциями. Маневром руководит будущий президент страны Владимир Путин, который нацелен на создание экономического рынка при поддержке единого оборонного пространства. 

Раз итоги выборов президента России марта 2012 года стали известны заранее, как только Владимир Путин принял решение вернуться обратно в кремлевский кабинет, стоит опустить личностный аспект и вплотную рассмотреть политический. Путин намеревается просидеть в Кремле два срока, то есть еще 12 лет, так как недавно внесенные поправки в Конституцию позволяют ему это сделать. Таким образом, в личности будущего российского лидера сомнений просто не может быть, однако его программа все еще вызывает вопросы.  

Тем не менее, существует проблема, которая может поставить под угрозу политические планы российского правительства, а именно евразийскую интеграцию. В начале октября в прессе появилась статья Путина: в ней он детально описывал свою первую задачу в области внешней политики - создание Евразийского Союза из бывших советских республик. Две недели спустя в Санкт-Петербурге он организовал встречу премьер-министров стран СНГ, по итогам которого восемь из них подписали соглашение о формировании зоны свободной торговли. 1 января 2012 года Белоруссия, Казахстан и Россия, которые в настоящий момент образуют Таможенный Союз, войдут в единое экономическое пространство.

Однако Путин не собирается останавливаться на достигнутом: он стремится к созданию «евразийской шенгенской зоны» (свободное перемещение граждан между странами по модели ЕС) в 2015 году, за которым должны последовать валютный союз и экономическая интеграция. Так Путин хочет укрепить связи России с республиками бывшего СССР, чтобы сформировать не только масштабный рынок, но и экономический и оборонный альянс. 

Как бы то ни было, жизнеспособность этого плана вызывает вопросы. С момента распада Советского Союза 20 лет назад Путин часто говорил о реинтеграции этих республик, однако реальных шагов в этом направлении было сделано крайне мало: по большей части все объясняется нежеланием России оказывать финансовую поддержку другим государствам. Кроме того, страны СНГ уделяли пристальное внимание строительству собственных государственных систем и сохранению независимости от России. Тем не менее, не исключено, что два этих фактора в настоящий момент испытывают некоторые (хотя бы минимальные) изменения. 

Около пяти лет назад Россия внезапно отказалась от энергетических субсидий для Украины, Белоруссии, Молдавии и других стран содружества. Сегодня она проявляет определенный интерес, предлагая поддержать некоторых оказавшихся в трудном положении соседей в обмен на их лучшие активы. В условиях мирового кризиса 2008-2009 годов Москва занялась укреплением своего экономического положения в регионе и выступила за создание Таможенного Союза с Белоруссией и Казахстаном, несмотря на риск осложнения и без того непростого процесса вступления во Всемирную торговую организацию. 

Точно так же, для партнеров России нынешние интеграционные инициативы, такие как Таможенный Союз и будущее единое экономическое пространство, представляют собой отвечающие их интересам прагматические соглашения. В Белоруссии и Казахстане Россия уже получила 25 миллионов потенциальных потребителей, а обе республики в свою очередь были вознаграждены доступом на 140-миллионный российский рынок.

Таким образом, вышеупомянутый рынок привлекателен для немалого числа государств, от крохотной Киргизии до внушительной Украины. Так, например, в ее случае перспективы более тесного сближения с ЕС недавно были омрачены в результате внутренних трудностей в Евросоюзе и начатого украинскими властями политического судебного процесса над бывшим премьер-министром страны Юлией Тимошенко.  

Кроме того, в своей статье Путин отрицает, что его новые планы по интеграции ставят перед собой целью восстановление Советского Союза под другим названием. И такой вывод представляется оправданным по трем основным причинам: российские имперские амбиции практически сошли на нет, Россия отказывается оплачивать счета других стран, которые в свою очередь не собираются уступать большую часть своего суверенитета бывшему гегемону.

Как следствие, Россия поставила жесткие условия для предоставления финансовой помощи Белоруссии, надавив на ее правительство, чтобы заставить его открыть экономику для российских предприятий. Более того, несмотря на интерес к российскому рынку, ни Белоруссия, ни Казахстан так и не откликнулись на призыв России признать независимость Абхазии и Южной Осетии, которые заявили об отделении от Грузии.

Путин - амбициозный, но осторожный человек. Он, без сомнения, прекрасно понял, что главное здесь - обоюдный экономический интерес. То есть создание нового Совета экономической взаимопомощи или Организации Варшавского договора настолько же немыслимо, насколько и возрождение Советского Союза. Для того, чтобы евразийская экономическая интеграция была реализована на деле, потребуется пойти по другому пути. 

Если все заинтересованные стороны добровольно и последовательно займутся реализацией этого проекта, по примеру того, как это было с ЕС или североамериканским соглашением о свободной торговле, евразийская интеграция будет выгодна всем. У России есть реальный шанс стать региональным лидером, если она не будет вести себя как империя, которая тайно пытается вернуть себе былое могущество. Тем не менее, евразийская интеграция обернется провалом, если партнеры России увидят в этом процессе попытку политического доминирования со стороны Москвы.  

Все это повлечет за собой немалые геополитические последствия. В Восточной Европе Россия открыто сближается с Белоруссией и ведет борьбу с ЕС за будущую экономическую ориентацию Украины. В то же время в Средней Азии Россия, которая уже установила прочные экономические связи с Казахстаном, протягивает руку Киргизии, чтобы упрочить свои позиции по отношению к китайскому соседу. Вместо того, чтобы делать выбор между Брюсселем и Пекином, Москва в свою очередь пытается трансформировать постимперскую Россию в сообщество. В долгосрочной перспективе Путин нацеливается на тесное экономическое сотрудничество Евразийского Союза и ЕС в рамках так называемой «Большой Европы».   

На Западе все прекрасно помнят заявление Путина о том, что распад Советского Союза стал «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века». Однако другие, куда менее известные западному читателю комментарии Путина указывают скорее на нежизнеспособность советской системы.

20 лет спустя после распада последней великой империи ХХ века Москва готовится испытать новый тип интеграции со своими бывшими провинциями. Эту инициативу не стоит рассматривать как угрозу: экономическая интеграция станет проверкой, которая покажет, что России удалось узнать об окружающем мире с 1991 года, а также как далеко зашел процесс ее модернизации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.