Бесконечные часы ожидания на платформах и поездок в купе неминуемо заполняются разговорами. А так как в это воскресенье в России должны пройти парламентские выборы, пассажиры, едущие по Транссибу, охотно говорят о политике.

«Страна идет своим путем— все время вниз и вниз», - считает Нина Кузьмина, как и другие попутчики разговаривавшая со мной через переводчика. Эта 35-летняя женщина мерзла на московском Ярославском вокзале в ожидании посадки на поезд, чтобы вернуться в уральский промышленный город Пермь, в котором ее ждали трое детей.



Как и многие россияне, она устала от жизни, в которой за все необходимо давать взятки— за то, чтобы детей приняли в школу получше, за то, чтобы быстрее поменять водительские права, возможно, даже за то, чтобы попасть к врачу-специалисту. «Взятки повсюду, - считает Кузьмина. – Коррупция везде, и ситуация становится все хуже».

В воскресенье она планирует проголосовать за одну из оппозиционных партий.

 

Еще по теме: Выборы: расхождение

 

Слово «коррупция» в эти дни слышится в России все чаще. Сейчас многие считают, что государственные чиновники больше думают о себе, чем о простых людях, и это ощущение, возможно, объясняет, почему правящая партия – «Единая Россия» — выглядит накануне назначенных на воскресенье парламентских выборов более уязвимой, чем обычно.

«Единая Россия» практически наверняка сохранит большинство в российском парламенте – Думе. Однако, судя по опросам, часть мест правящая партия все же потеряет, несмотря на огромные преимущества, которыми она пользуется. Правительство разрешает принимать участие в выборах только некоторым из оппозиционных партий, а освещение новостей на центральных телеканалах зачастую контролируется государством или – по крайней мере – находится под его влиянием.

Хотя могущественного российского премьер-министра Владимира Путина на этих выборах нет в избирательных списках, он считается символическим главой «Единой России», и результаты голосования станут также показателем отношения лично к нему. Путин планирует в марте баллотироваться в президенты. Если не произойдет какого-нибудь политического землетрясения, он снова вернется на президентский пост, который уже занимал с 2000 по 2008 год.

Путин, уже долгое время остающийся самым могущественным и популярным политиком в России, фактически заключил с российским народом сделку, предложив россиянам смириться с ограничением демократии в обмен на стабильность и рост качества жизни. Во время своего путешествия по стране на поезде я спрашиваю своих попутчиков, сохраняется ли еще эта сделка.

Еще по теме: Новая расстановка сил в Госдуме?

Правительство «обещает повысить нам зарплаты к 2013 году – будем надеяться, что они это сделают», говорит 44-летняя Альфина Шерниязова, работающая инспектором в пермской тюрьме.

Она хорошо понимает, что в России нет открытой демократии – такой как в западных странах. «Другие партии существуют, чтобы казалось, что есть какое-то движение, что это не полная диктатура, - говорит она мне. – Есть ощущение, что они искусственные».

Более того, по словам Шерниязовой, ее и других сотрудников тюрьмы начальство подталкивало голосовать в воскресенье за правящую партию. Мы спросили ее, заставляли ли ее голосовать за «Единую Россию». «Немного, - ответила она, с сомнением поворачиваясь в сторону нашего микрофона. – Может быть, не совсем заставляли. Скажем так, объясняли».

Смотрите по теме: Предварительные итоги выборов в Госдуму по данным ЦИК России

Но в настоящее время все это ее не беспокоит.

Пока наш поезд четыре часа ехал из Москвы к нашей первой остановке - Ярославлю, - я сидел в купе с 48-летним Сергеем Иовлевым – одетым в элегантный полосатый костюм сотрудником «Российских железных дорог», возвращавшимся в Ярославль после служебной поездки в столицу.

 

Он слышал о том, что правящая партия пытается обеспечить себе победу на этих выборах с помощью грязных трюков, но считает это «пропагандой». Не будучи большим поклонником Путина или правящей партии «Единая Россия», он признает, что они принесли стране обещанную стабильность.

«Мы не видим хорошей замены [Путину], человека, который мог бы занять его место, - говорит Иовлев. – Может быть, такие люди есть среди молодых, но пока мы их не видим. Сейчас только Путин».

Реалии таковы, что, если Путин в следующем году снова станет президентом, что сейчас выглядит практически неизбежным, он сможет править в течение двух шестилетних сроков. Это будет значить, что он будет сохранять власть – в качестве премьер-министра или в качестве президента —24 года подряд. Я спросил Иовлева, не кажется ли это ему опасным.

«Для России это не опасно, - говорит он. – Для России это традиция. Россия по-другому не может».