Часто явления, связанные с гибелью людей, сравнивают с первым рейсом Titanic. Проводя эти параллели, современную Россию можно сравнить с катастрофой парома Estonia, в которой спаслись немногие.

Политические лидеры, создавшие автократическую верхушку власти, верят, что они являются всемогущими и что руководимый ими государственный корабль никогда не потонет.  Путин словно не обращает внимания на постоянно снижающую поддержку как его лично, так и «Единой России».

Читайте также: «Уничтожить натовскую ПРО»


Странный пример, когда власть предержащему все равно, что хочет и о чем думает народ. С таким же равнодушием относятся и к происходящему в мировой экономике. В Кремле до сих пор верят, что Россия останется незатронутой европейским экономическим кризисом и что можно постоянно подогревать себя нефте- и газовыми долларами.

Они верят, что США откажутся от строительства противоракетного щита, если Кремль будет им угрожать, используя свои политические рычаги в Иране или Китае.

Властители Красной каменной аллеи уверены, что если они смогут повысить зарплаты и пенсии учителей, государственных служащих, военнослужащих, пенсионеров, то народ не выйдет на улицы жаловаться на низкий уровень качества жизни. Они убеждены, что у оппозиции нет соответствующего «пряника», с помощью которого можно разбудить народ от спячки равнодушия.   

Кремлевские боссы живут, словно в иллюзорном мире, представляя себе, что они проводят в России модернизацию: создают доморощенную Silicon Valley и надеются на новый союз Советских республик – Евразийский экономический союз.

Казахстан и Белоруссия уже подписали договор, Таджикистан и Кыргызстан обдумывают же самое. Украину Кремль пытается заставить вступить в союз то умащиваниями, то угрозами, но пока, к счастью, безуспешно. Только Азербайджан был достаточно силен, чтобы продолжить самостоятельный путь развития и не стать жертвой созданной Россией иллюзии.

Совершенно комично в связи с Евразийским экономическим союзом звучит идея создать суд прав человека для союзных государств, который бы был противовесом Европейскому суду по правам человека в Страсбурге. Кроме того, хотят создать системы наблюдения за выборами, речь велась и о единой валюте.

Наряду с подобными амбициями еще более непонятным остается план России улучшить реальное положение в своем государстве. В государстве, где большая часть населения живет ниже уровня бедности, где улицы городов по-прежнему украшают десятилетние «лады», а о тамошних гигантских ямах на асфальтовых дорогах и говорить нет смысла.

Поневоле возникает вопрос, куда же делась богатство от нефти-т и газовых долларов? Почему их не инвестируют в развитие своего государства, людей или асфальт?

 


Один из серьезнейших знаков недееспособности России - сверхнизкая рождаемость, а также массовый исход молодежи и образованных людей из государства, образно говоря, бегство с тонущего корабля.  Новых иммигрантов из России во все большем количестве можно найти по всему Европейскому союзу.

 Автократия политически ослепляет, все прежние уроки истории, похоже, забыты или их просто игнорируют.   Неужели Путин и в самом деле думает, что он сможет последующие 12 лет не только руководить Россией, но и даже расширить сферу ее влияния в условиях, когда у людей отнято право на свободные выборы, где при ведении дел в государственных учреждениях нужно пробираться сквозь сети коррупции,  и где никто даже и не мечтает о защите прав и справедливости в судебной системе.

Читайте также: Почему Москва не доверяет Вашингтону в вопросах ПРО?

Что будут делать сами русские в такой ситуации? Позволят ли они кремлевским пиратам спокойно отправить себя на дно, или все-таки гражданское общество сможет собраться для защиты своих прав?  Смогут ли потребовать европейских прав и свобод, с которыми Россия юридически связала себя через Совет Европы и ОБСЕ?

Позволят ли русские кремлевскому тандему выбросить за борт свои собственные свободы и права, записанные в конституции? Россия нуждается в помощи и извне. Как после Хельсинкской встречи в 1975 годов в демократических государствах начались движения гражданских обществ в поддержку демократии в России, так же нужно делать это и сейчас. Считаю, что время настало, чтобы начать общеевропейскую поддержку, схожую с тогдашней системой Хельсинкских комитетов.

Перевод: Хейно Сарап