Если вы случайно видели Медведева и Путина в прямом эфире, комментирующих представителям печати результаты недавних парламентских выборов, то вы заметили, что их лица были мрачны и слегка обескуражены. Вам, наверно, пришло в голову, что потеря их партией 15% голосов избирателей имела под собой причину. В действительности оба осознают реальное положение вещей и имеют все основания, чтобы быть озабоченными. 50% голосов, набранных «Единой Россией, действительно в какой-то части чисто виртуальные.

Я должен поблагодарить одного моего русского знакомого, который некоторое время тому назад прекрасно разъяснил мне, как организуются подтасовки во время выборов, и как их можно неопровержимо выявить благодаря математике. Он мне объяснил, что на практике реально поданные голоса  действительно подсчитываются, но правительство увеличивает голоса в свою пользу двумя обманными способами. Первый способ заключается в плюральном голосовании благодаря возможности, предусмотренной для некоторого числа избирателей получить открепительный талон и голосовать не на своем избирательном участке. Таким образом, некоторое количество людей голосует не только по месту жительства, но также и на другом избирательном участке.

 

Еще по теме: Россия: полезное поражение Владимира Путина

 

Но гораздо больший результат достигается простым вбрасыванием заранее заполненных бюллетеней в пользу «Единой России» вдобавок к тем, что были заполнены реально проголосовавшими людьми. Эта система имеет небольшой дефект: она повышает число участников голосования пропорционально более или менее высокому уровню манипуляций. В этом случае математика с помощью простого подсчета в состоянии выявить наличие подтасовок, сравнивая результаты выборов с притоком голосующих к избирательным урнам.

В Москве во время последних административных выборов достаточно было сравнить среднее количество голосов, полученных путинской партией на десяти избирательных участках с меньшим притоком участников голосования, и среднее количество голосов на десяти участках с большим притоком проголосовавших, чтобы оценить уровень мошенничества и получить реальный результат. Если память мне не изменяет, в этом случае «были подарены» 15% голосов, и Москву при этом не называют столицей выборного обмана. Зная эти вещи, я развлекся до начала этих выборов и проанализировал данные парламентских выборов 2007 года. Я разделил избирательные участки по группам на основе притока голосующих (более 50, 60, 70, 80 и 90%) и подсчитал среднюю величину числа избирателей, поддержавших правительственную партию в каждой группе.

Действительно, наблюдается прямое математическое соответствие: чем выше приток избирателей, тем более высокий процент голосов получает Путин и его партия. Какой регион характеризуется низким числом участников голосования? Санкт-Петербург (51,58%). Это тот самый, где «Единая Россия» получила наименьшую поддержку? Вы угадали...Санкт-Петербург (50,33%). А какой регион с притоком избирателей в советском стиле? Чечня (99,46%). Если вы подумали, что именно там правящая партия получила наибольшую поддержку, то вы опять угадали! (99,36%). Не удивительно, что в России в некоторых округах обнаружено больше бюллетеней в урнах, чем число избирателей, принадлежащих к данному избирательному участку. На глазок даю оценку, что на этот раз реальное число проголосовавших за правительственную партию, достигло процентов тридцати, и искусственным образом было доведено почти до 50%. Более того, значительное число граждан вовсе не участвовало в голосовании, считая выборы гигантским фарсом. А если бы и они проголосовали, то согласно моим эмпирическим и очень критическим подсчетам, добрый Путин получил бы только 20-21% голосов.


Еще по теме: Хитрая тактика Путина на российских выборах

 

Многие могут сказать, что проводились выборочные опросы общественного мнения, которые предсказывали результат, близкий к официальному. Как вы думаете, кто проводил эти опросы? Государственные аналитические организации, чьи руководители поставлены Путиным на основе их политической лояльности. Им достаточно добавить к реальному результату (с учетом плюрального голосования) данные в предвидении манипуляций и, пожалуйста, игра закончена! Другое дело, что были опросы, которые предсказывали лучший результат по сравнению с тем, который бы достигнут. Для понимания этого явления  приходит на помощь опрос, проведенный некоторое время тому назад во всех бывших советских республиках американским институтом общественного мнения Гэллапа. У опрошенных интересовались, что они думают о правительстве и политическом классе своей страны, и результаты были обескураживающие. В странах, которые мы считаем демократическими или близкими к таковым, суждения были негативные  и очень негативные. А  жители стран, где демократией и не пахло, заявляли, что они счастливы и довольны.

России по степени довольства властью предшествовали только несколько симпатичных стран, название которых заканчивается на «стан».  В целом, это была классификация распространенности чувства страха. Если некто звонит тебе по телефону и спрашивает, что ты думаешь о правительстве, в некоторых странах что-то заставляет тебя немедленно заявить, что ты его обожаешь. Именно поэтому, также и в России, удовлетворение деятельностью правительства, заявленное во время опроса, проведенного теми, кто командует, раздуто страхом, что на другом конце провода находится агент ФСБ или же служащий, который потом передаст ответы с именами, фамилиями и адресами властям. Именно поэтому опросы всегда недостоверны и в пользу тех, кто у власти.