У Кремля неожиданно появилась проблема. Предполагалось, что возвращение Владимира Путина, проведшего четыре года на посту премьер-министра, во главу государства пройдет так же гладко как предыдущая рокировка 2008 года, при которой г-н Путин уступил дорогу Дмитрию Медведеву, фактически сохранив при этом власть. Однако на сей раз все пошло не так.

После того, как г-н Путин в сентябре заявил, что он собирается вернуться, настроения в обществе постепенно стали меняться. Сперва в ноябре толпа освистала его на стадионе во время турнира по боевым искусствам. Затем были выборы прошлой недели. Все и так подозревали, что результаты «Единой России» искусственно раздуваются, и что многих из тех, кто за нее голосует, заставляют это делать. Однако на сей раз люди всерьез разозлились. Это были первые общероссийские выборы с тех пор, как российская молодежь начала использовать Facebook и Twitter, благодаря которым доказательства фальсификаций неожиданно оказались доступны для всех.

Кремль отреагировал как обычно. Протесты жестоко подавлялись; протестные сайты взламывались, организаторы подвергались запугиванию. Удивительно, но ничего из этого не сработало. Молодые россияне из среднего класса, годами пользовавшиеся плодами путинского нефтяного бума и игнорировавшие политику, неожиданно заинтересовались происходящим. Власти с ужасом следили за тем, как в течение недели росло число людей, обещавших придти на митинги в субботу.

Тот факт, что протест был «санкционирован», что был выстроен кордон полицейских, чтобы позволить участникам протеста пройти по центру Москвы, и что не было полицейского насилия, подразумевает, что наверху понимают: протест 200 человек можно подавить арестами и запугиванием, протест 30 000 - нельзя.

Г-н Путин все равно практически наверняка победит в марте на президентских выборах. Однако неожиданно возникшие протестные настроения невозможно игнорировать, и, если они не иссякнут, Кремль встанет перед трудным выбором. Сделать ли ему политический процесс более открытым и допустить реальную критику и г-на Путина и его окружения, что может серьезно подорвать его популярность, или подавить протесты и столкнуться с риском радикализации оппозиции? У каждого из этих вариантов есть свои очевидные недостатки. Единственное, о чем можно говорить с уверенностью, это о том, что российская политика вступила в новую фазу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.