Спустя двадцать лет после распада Советского Союза Россия снова оказалась в политическом кризисе. 60 000 человек, вышедшие в этом месяце на митинг протеста, подали сигнал о возрождении в стране политической оппозиции. Режим Путина не падет мгновенно. Однако он ослаблен и уязвим, и успех стремящемуся стать пожизненным президентом Путину уже не гарантирован.

Непосредственной причиной демонстрации 10 декабря, а также той, что прошла в субботу накануне Рождества, стали свидетельства фальсификаций на выборах в парламент. Анализ голосования, проведенный российской группой по наблюдению за выборами «Гражданин наблюдатель» (она основывалась на данных с участков, где проводила наблюдение, и где нарушений не было зафиксировано), говорит о том, что путинская партия «Единая Россия» получила 30% голосов, а не 49%, как она утверждает.

Результаты сфальсифицированных выборов и тактика их проведения – подкуп, вброс бюллетеней, многократное голосование и подделка протоколов – это для России не новость. Но на сей раз отличие заключается в  том, что эти свидетельства появились спустя всего 10 недель после объявления Путина о решении снова баллотироваться в президенты, отодвинув в сторону выразившего готовность уйти Дмитрия Медведева.

 

Еще по теме: Невеселые размышления и вопросы без ответов

 

Это убедило многих россиян в том, что президентство Медведева, на которое они возлагали большие надежды, это не более чем маскарад, и что Путин намерен оставаться у власти до 2024 года. Единственная серьезная реформа, осуществленная Медведевым на президентском посту, это продление срока полномочий главы государства с четырех до шести лет.

По данным недавнего опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения, перспектива пребывания Путина у власти в течение еще 12 лет стала одной из причин, по которой 22% россиян хотят уехать из страны. А среди возрастной группы от 18 до 24 лет это количество  составляет почти 40%.

Еще одна причина это неизбежная жизненная действительность в сегодняшней России: повсеместная коррупция. После хаоса 1990-х годов, когда многие государственные институты почти не функционировали, Путину удалось установить власть государства. Но преступность не снизилась – она просто перешла в органы власти.

В России является  нормой давать взятки чиновникам за обычную подпись и штамп об утверждении. Внутри системы государственных закупок доля откатов составляет 50% стоимости самого заказа. Россияне платят взятки за регистрацию собственности, платят дорожной полиции, чтобы она не регистрировала нарушение ими правил дорожного движения, платят, чтобы избежать призыва в армию, чтобы получить место в школе для своих детей. По данным организации Transparency International, по уровню коррупции Россия занимает 154-е место среди 178 стран, находясь рядом с Камбоджей и Центральноафриканской республикой.



Россиян также неотступно преследует страх перед терроризмом. 24 января в результате  подрыва взрывного устройства террористом-смертником в аэропорту Домодедово, являющемся главным московским узлом воздушного сообщения, погибли 36 человек, и 160 получили ранения. Ответственность за это нападение взял на себя самопровозглашенный эмир «северокавказской исламской республики» Доку Умаров. А за девять месяцев до этого прогремели два взрыва на станциях московского метро. Как сообщали средства массовой информации, правительство в начале января получало анонимные предупреждения о подготовке террористического нападения на один из московских аэропортов, но никаких дополнительных мер предосторожности не приняло. Вместо этого число милиционеров в Домодедово сократили на 50%, а многие из оставшихся занимались вымогательством взяток у прибывающих из Центральной Азии пассажиров.

Смотрите еще: Россия и ее соседи глазами британской газеты The Times

После терактов в московском метро Путин пообещал настигнуть террористов в «их канализационных трубах». Но ни это обещание, ни предыдущие его угрозы ситуацию не улучшили. Результатом его действий по уничтожению чеченского сепаратизма и установлению силового господства на Северном Кавказе стало расширение подпольного партизанского движения, подпитываемого идеями сепаратизма и исламского экстремизма. С 2000 по 2009 год число террористических нападений увеличилось в шесть раз со 135 до 738, а Москва является  единственной в Европе столицей, где террористы регулярно наносят свои удары.

Дефицит безопасности в России также объясняется отсутствием власти закона. Ярким тому примером стал второй обвинительный приговор бывшему владельцу нефтяной компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому, вынесенный в 2010 году. Его осудили за кражу у дочерних компаний ЮКОСа 200 миллионов тонн нефти. За несколько  лет до этого, во время первого суда над Ходорковским его обвинили в уклонении от уплаты налогов на продажу нефти – той самой, которую он, оказывается, украл. В ходе обоих судебных процессов Ходорковский стал очевидной жертвой избирательного уголовного преследования, возмездия Кремля за свою политическую независимость и за попытку превратить ЮКОС в предприятие, работающее по западным стандартам корпоративного управления.

Но несправедливость правовой системы в России затрагивает и простых граждан. Количество оправдательных приговоров в России составляет менее 1% (для сравнения: в федеральных судах США оно равно 15%, а в судах штатов от 15 до 40%). Зачастую признание виновности обеспечивается за счет избиений обвиняемых, запугиваний и шантажа. По этой и по другим причинам россияне подают больше исковых заявлений в Европейский суд по правам человека, чем граждане любой другой из 46 стран-членов Совета Европы.

Президентство Путина вызывает много мрачных вопросов. Среди них арест в 1999 году агентов Федеральной службы безопасности (ФСБ), пытавшихся установить взрывное устройство в жилом доме в Рязани. Объяснения данного инцидента так и не последовало. Кроме того, государство неоднократно принимало решения о применении силы для освобождения заложников – первый раз в московском театре в 2002 году, а затем в школе города Беслана в 2004-м, когда погибли 332 человека, в том числе,  186 детей. В Лондоне радиоактивным веществом был отравлен бывший агент ФСБ Александр  Литвиненко. Были и нераскрытые до сих пор убийства российских журналистов, среди которых Анна Политковская.

 

Долгое время казалось, что все это не оказывает серьезного воздействия на общественное мнение. Россияне знали о коррупции и злоупотреблениях, но Путин продолжал пользоваться поддержкой, потому что  во время двух его президентских сроков экономика развивалась со среднегодовыми темпами в 7% (в основном  благодаря высоким нефтяным ценам), а официальные показатели бедности сократились наполовину – с 30% в 2000 году до 14% в 2008-м. Путин также укрепил свои позиции за счет военных успехов (в частности, в результате  исключительно популярной войны 2008 года с Грузией), антизападной пропаганды и ностальгии по Советскому Союзу.

Читайте еще: Ностальгия по советским временам связывает разные страны СНГ

Ностальгия эта стала настоящим парадоксом. Путин восстановил советский гимн, начал прославлять российское государство и проигнорировал попытки увековечить память жертв коммунизма. Но он не усвоил уроки краха Советского Союза. Стабильный режим нуждается в направляющих ценностях. У Советского Союза была идеология, которую он насаждал силой. Пока эта идеология определяла и формировала умонастроения миллионов людей, режим был в безопасности. Но как только он утратил доверие, начали появляться трещины, и тоталитарный режим рухнул.

Слабость сегодняшней России заключается в  том, что на смену коммунистическим ценностям так и не пришли истинно демократические нормы. А без таких норм стремление Путина править вечно не может быть реализовано. Даже эффект относительного благополучия начинает рассеиваться, поскольку население вынуждено жить в условиях вопиющего беззакония. Вот почему волны протеста в России будут продолжаться. Вот почему спустя двадцать лет после распада Советского Союза у россиян появляется новый шанс обрести демократию, которой они добивались, но так и не смогли получить после падения коммунизма.

Дэвид Сэттер — старший научный сотрудник Хадсоновского института (Hudson Institute) и внештатный научный сотрудник Университета имени Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University).  Его последняя книга носит название «It Was a Long Time Ago and It Never Happened Anyway» (Это случилось давно, и в любом случае этого не было).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.