Москва - Когда российское протестное движение пробудилось в прошлом месяце, и десятки тысяч людей вышли на улицу, надо было иметь всего лишь подключение к интернету для того, чтобы убедиться в том, что самые важные его колесики и винтики действовали в онлайновом режиме. Скорее всего, их были сотни, если не тысячи, и они были подобны виртуальным рабочим муравьям, выполняющим черновую работу революции в 21-ом веке. Кто-то должен был облегчить работу групп, связанных между собой в сети Facebook, вставлять видеоклипы на портале YouTube, а также размещать пропагандистские материалы в сервисе Twitter и в блогах. Именно так все и происходило на самом деле. Снежной декабрьской ночью десятки этих людей собрались в баре под названием «Мастерская», расположенном недалеко от Кремля, и превратили его в бурлящую своей активностью революционную мастерскую.

В этот момент до следующей крупной акции протеста против Владимира Путина оставалось всего два дня, и сам премьер-министр (он как-то сказал, что редко пользуется интернетом) сделал протестующим адреналиновую инъекцию, сравнив их с бандерлогами – своенравными обезьянами из книги Редьярда Киплинга «Книга джунглей». Встреча в баре «Мастерская» (удачное название, так как по-русски это слово и означает «мастерская») была организована в том числе и для того, чтобы доказать ошибочность его мнения.

Читайте еще: Путин в застое, блогосфера в брожении

Активисты движения были организованы не намного лучше, чем многие российские чиновники, но они были в значительно большей мере преданы своему делу. «Я не спал три дня», - похвалился 42-летний небрежно одетый Рустем Давыдов, напяливший на себя три хлопчатобумажных спортивных свитера с капюшонами. Днем, как рассказал Давыдов корреспонденту журнала Time, он носит костюм и галстук, а ночью надевает свитер с капюшоном и погружается в Facebook для того, чтобы руководить оппозиционными группами. В результате двух недель подобного рода шизофренической нагрузки он стал выглядеть как человек, которому следует выпить, но он отказался это сделать. «Слишком много работы», - признался он.

На столе рядом с барной стойкой группа студентов занималась нарезанием белых ленточек – символа движения. Они разматывали небольшие пластиковые бобины, разрезали ленту и подравнивали обрезанные концы для того, чтобы ленточки выглядели более красиво. (Путин за неделю до этого сделал в прямом телеэфире еще одно язвительное замечание – он сказал, что эти ленточки напоминают «болтающиеся презервативы»).  Рядом со входом художники, работающие в стиле граффити, рисовали при помощи баллончиков с красками портрет Путина с бараньими рогами. Вверху был заголовок: «Уезжай в другую страну». Здесь же раздавали пачки стикеров, на которых был изображен Путин с перечеркнутым широкой красной линией лицом – как знак, запрещающий курение. (Кстати, почти все собравшиеся активисты курили, и тускло освещенное помещение бара было заполнено клубами вредного для здоровья дыма).



В какой-то момент продюсер из компании BBC подошел к химику Марии Бароновой, добровольно взявшей на себя роль пресс-секретаря протестного движения, и спросил ее о том, кто отвечает за организацию флешмобов. Баронова – стройная блондинка – тут же громко повторила вопрос: «У кого флешмобы?», после чего восемь человек – мужчины и женщины,  - напоминавшие по виду битников, отвлеклись от общения между собой и подняли руки. За каждым столом размещалась отдельная группа активистов, и это было похоже на непрерывно работающий организм, отдельные клетки которого выполняли свою собственную функцию, но были подчинены одной главной цели – переменам.

Один из обсуждавшихся в тот вечер проектов был намного более амбициозным, чем стикеры или флешмобы. Его задача состояла в том, чтобы создать своего рода виртуальную демократию в России, позволяющую  людям регистрироваться на вновь созданном вебсайте, проверять свои личные данные и затем высказывать свое мнение относительно целей революционного движения и его лидерах. Блогер Алексей Навальный, входящий в число лидеров протестующих, представляет себе этот сайт как «измененный вариант ресурса Facebook». Вместе с тем он не согласен с мнением тех, кто считает, что подобная онлайновая политика (chatroom politic) оказывает незначительное воздействие на реальный мир. Сегодня, «разрыв между виртуальным и реальным миром больше не имеет значения», подчеркнул Навальный. В декабре оппозиция организовала самые крупные акции протеста в России со времени развала Советского Союза, и это было сделано при помощи виртуальных средств, в первую очередь за счет использования социальной сети Facebook. «Тем не менее я считаю, что (протесты) были достаточно реальными», - отмечает Навальный в интервью журналу Time.

Еще по теме: Блог - зона свободы слова

После второго митинга, когда на Болотной площади в Москве собрались 50 000 человек, Кремль пошел на серьезные уступки и предложил законопроект, согласно которому  оппозиционным партиям будет облегчен доступ к реальным выборам, а не к виртуальным. Однако быстро возникла новая проблема: кого можно назвать лидерами  оппозиционного движения? Навальный утверждает, что таковых нет. «Ни у кого сейчас нет мандата на то, чтобы представлять оппозицию, - утверждает он. – Если кто-то заявляет, что он говорит от ее имени, то это просто бахвал или выдумщик - это относится в том числе и ко мне». Единственный способ получить такой мандат состоит в том, чтобы создать параллельную онлайновую демократию, в рамках которой протестующие смогли бы выбрать группу лидеров.


Попытка провести подобное голосование была предпринята в декабре прошлого года. При этому использовался онлайновый сервис SurveyMonkey.com, но она закончился полным провалом. Навальный оказался в результате на первом месте, тогда как второе место занял осужденный в прошлом мошенник Сергей Мавроди, не имеющий никакого отношения к оппозиции. Третье место досталось нетипичному аутсайдеру и лидеру неонацистов Максиму Марцинкевичу по прозвищу Тесак. Возглавляемый Навальным организационный комитет движения постановил, что результаты голосования, по всей вероятности, были подтасованы и признал их недействительными. Один из членов комитета и одновременно признанный гуру в области ИТ 27-летний Александр Горник вскоре после этого взялся за создание специального сайта для того, чтобы избежать в будущем повторения случившегося. В начале января около 50 человек, в том числе несколько специалистов по программированию, на добровольной основе приступили к решению задачи по созданию «электронной демократии», сообщил Горник. В интервью журналу Time он отметил, что главным критерием при создании новой системы «будет простота и скорость реализации, и это необходимо для того, чтобы мы смогли проголосовать уже во время следующей акции протеста», запланированной на 4 февраля.

 



Идея создания электронной демократии не имеет прецедента в России, однако в других частях мира подобного рода проекты известны под названием демократия 2.0, что является «зонтичным» термином, обозначающим возможности оказания простыми людьми влияния на политику через интернет. Самый известный случай ее применения относится к 2009 году, когда президент США Барак Обама сразу после инаугурации создал Книгу рекомендаций граждан (Citizens' Briefing Book). Это было смелой попыткой использования в онлайновом режиме политики краудсорсинга, и в результате было получено 44 000 предложений, за которые в режиме онлайн было подано в общей сложности 1,4 миллиона голосов. Однако результаты вызывали замешательство не столько у Обамы, сколько у тех, кто принял участие в голосовании. «В то время, когда страна ведет две войны, а экономика движется к катастрофе, самый высокий рейтинг получила идея о легализации марихуаны», - написал этой осенью обозреватель газеты The New York Times Ананд Гирихарадас (Anand Giriharadas). – Требование о лишении безналогового статуса церкви сайентологии собрало в три раза больше голосов, чем предложение о сборе средств для борьбы с раковыми заболеваниями у детей».

Читайте еще: Российские блогеры бьются за правду

Поэтому не лишены смысла опасения некоторых лидеров российской оппозиции относительно переключения на онлайновую демократию, результаты которой всегда могут быть искажены из-за обилия ненормальных и мошенников. Некоторые из лидеров оппозиции считают, что победу в онлайновом голосовании одержат люди вроде Ксении Собчак -  знаменитой и хорошо обеспеченной девушки, которую часто называют российской Пэрис Хилтон. В сервисе Twitter у Собчак почти 300 000 сторонников, тогда как у Навального в два раза меньше. «Но я говорю им: «Ребята, это голосование.  Если вы боитесь проиграть Ксении Собчак, то почему вы тогда говорите о том, что собираетесь стать президентом? Если вас пугают результаты голосования, то сидите тогда дома», - подчеркивает Навальный.

В любом случае российская оппозиция не имеет другого выбора, кроме как искать своих сторонников в интернете, поскольку путинская демократия 1.0 успешно перекрыла им все другие варианты. Когда несколько лидеров оппозиции захотели создать свою собственную партию, Министерство юстиции отказало ей в регистрации, и поэтому она не смогла участвовать в выборах. У оппозиционеров нет и физической возможности организовать встречу в верхах, в рамках которой можно было бы провести голосование при помощи бумажных бюллетеней. Для этого надо было бы арендовать помещение, в котором могло бы разместиться достаточное для кворума количество участников движения протеста – это мог бы быть, например, стадион, однако ни один из владельцев не захочет злить правительство и предоставить такого рода объект в распоряжение оппозиции, отмечает Навальный. «Придет полиция и сорвет мероприятие», - добавляет он.

На самом деле обоснованность подобных опасений была подтверждена в тот момент, когда активисты движения протеста собрались в баре «Мастерская» на следующий день. В районе полуночи появились полицейские и задержали небольшую группу активистов, которых доставили в местное отделение, но затем отпустили, не предъявив никаких обвинений. «Это была просто глупая попытка запугивания», - подчеркивает пресс-секретарь движения Баронова. Но в некотором отношении это сработало. Активисты движения были вынуждены искать для себя другое место, тогда как большинство его участников предпочли отступить в безопасное пространство всемирной паутины. Очевидно, что разрыв между реальным и виртуальным миром не так уж незначителен, как утверждает Навальный.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.