Россия заявила, что у резолюции, которая в ближайшие дни должна быть вынесена на голосование в Совбезе ООН в отношении нарастающего внутреннего конфликта в Сирии, нет «шанса» быть принятой.

Жесткая позиция Москвы в данном вопросе столкнула не только Запад, но также многие арабские страны, которые поддерживают резолюцию, представленную Марокко, которая требует от сирийского президента Башара Асада уйти в отставку и передать власть своему вице-президенту, что стало бы первым шагом на пути к демократическим реформам. Согласно данным ООН, с момента начала продемократических протестов почти год назад более 5,4 тысяч человек пострадали в ходе нарастающих действий против активистов.

Сирийское правительство винит в насилии вооруженных «террористов», относящихся к «Аль-Каиде», которые по данным правительства с начала конфликта убили более двух тысяч военнослужащих.

«У резолюции нет главного: четкого положения, исключающего возможность использования данной резолюции в оправдание силового вмешательства в сирийские дела извне», - заявил, по информации российских СМИ, постоянный представитель России при Европейском Союзе Владимир Чижов. «Поэтому я у этого проекта не вижу шансов быть принятым», - добавил он.

Россия является одной из пяти стран Совета Безопасности, обладающей правом вето. Потому, если Россию не убедят хотя бы воздержаться от голосования, то кажется шанса выжить нет ни у одного предложения, которое предполагает любое внешнее политическое вмешательство, санкции, бесполетную зону в духе Ливии, или даже гуманитарный коридор под охраной международных сил, направленный на то, чтобы помочь мирному сирийскому населению.

Сирия с 1971 года является политическим партнером и ключевым клиентом Москвы в регионе, и остается последним крупным закупщиком российского оружия на Ближнем Востоке. За прошедший год Россия пожертвовала контрактами на поставку оружия в Ливию на сумму в 4,5 миллиарда долларов, и, по оценкам экспертов, примерно 13 миллиардов долларов в свете санкций ООН против Ирана.

«Москва боится, что события в Сирии выйдут из-под контроля, - считает Александр Коновалов, президент независимого московского Института стратегических исследований. - У нас множество экономических интересов, которые мы можем потерять, но не это самое главное. Потеря политического влияния гораздо важнее, потому что Сирия является последним регионом на Ближнем Востоке, где Россия играет важную роль. Россия опасается, что США занялись  сменой режимов в стратегическом регионе, и Россия не собирается играть с тем, чтобы дать этому какой-либо ход».

Традиционная оппозиция внешним интервенциям

Кремль всегда традиционно сопротивлялся внешним вмешательствам (за исключением случаев, когда это касалось стран-спутников СССР), что в прошлом приравнивалось в контексте идеологии к западному колонизаторству и империализму. Постсоветская Россия иногда сотрудничала с Западом, как, например, в 1990-х годах в бывшей Югославии, но зачастую оставалась с ощущением, что ее интересы игнорировались или забывались ликующим Западом.

Год назад Москву убедили воздержаться во время голосования по резолюции 1973 Совбеза ООН, которая разрешала введение безполетной зоны над Ливией с тем, чтобы «защитить жизни мирного населения», что, по мнению России, было интерпретировано западными странами как разрешение предоставлять военную поддержку оппозиции режима, что привело к отстранению от власти и убийству ливийского лидера Муаммара Каддафи.

«Сирия расположена не так далеко от наших собственных границ, и никто не может предсказать, к чему приведут силовые решения, - заявил заместитель председателя комитета по внешней политике Госдумы Андрей Климов. - Легко призывать и готовить подобные вещи в безопасности Вашингтона, но мы помним хаос, который начался после вторжения США в Ирак. Перспектива подобного развития событий в Сирии огромна».

Во вторник госсекретарь США Хиллари Клинтон предположила, что Россия придает слишком много значения своим страхам  повторения «ливийского сценария»  в Сирии. «Это ложная аналогия», - заявила Клинтон на встрече ООН, согласно данным РИА Новости.

«Никто в Москве не воспринимает доводы Запада всерьез. После всего, что произошло, мы честно верим, что они не знают, что делают, - считает Евгений Сатановский, президент московского независимого Института ближневосточных исследований. - То, что происходит в Сирии, называется гражданская война, которая рискует превратиться в масштабное кровопролитие, во много раз хуже ливийского. Есть ли у США планы по разбирательству с этим? А что насчет российских интересов? Кто будет их защищать? Должно быть предельно очевидно, почему Москва больше не будет поддерживать западные мероприятия на Ближнем Востоке».

Российские официальные лица настаивают на том, что они не поддерживают Асада, несмотря на тот факт, что Москва продолжает доставлять в Сирию оружие, а настаивают на принципе суверенитета и праве стран самим разбираться со своими внутренними проблемами без внешнего вмешательства.

«Мы предложили резолюцию, основанную на законе и принципе невмешательства, но нам говорят, что это неприемлемо», - заявил Климов.

Поддерживаемый Россией вариант резолюции осуждает насилие с обеих сторон во все более напоминающем гражданскую войну конфликте, и призывает вести мирные переговоры между оппозицией и правительством. Но в ней отсутствуют любые виды возможной внешней поддержке протестующих против Асада.

«Российская политика не предполагает просьбы кого-то уйти в отставку; смена режимов не наша профессия», - заявил во вторник министр иностранных дел Сергей Лавров, согласно агентству «Интерфакс».

«Мы не друзья или союзники президента Асада. Мы никогда не говорили, что Асад во главе страны является условием для налаживания ситуации. У нас другая позиция: мы сказали, что решение должно быть принято сирийским народом».

Лавров также настоял на том, что российские поставки оружия в Сирию не предназначены для оказания помощи режиму в преодолении внутренней оппозиции. «Мы подписали контракты, и они должны быть выполнены, - добавил он. - Мы поставляем оружие конституционному правительству: мы не одобряем то, что оно делает, используя силу против протестующих, но мы не выбираем чью-то стороны, мы выполняем наши обязательства по контрактам».