"Щина" - это одна из замечательных отличительных особенностей русской истории и языка. Эта словообразовательная форма в буквальном смысле превращает имя или слово в  явление, но по сути дела, она означает "плохие времена", связанные с кем-то или с чем-то. В двадцатом веке дополнительное значение этой словоформы имело прямое отношение к чисткам и репрессиям. В 1937-1938 годах это была "ежовщина", когда НКВД под руководством Ежова проник в КПСС, начал расстреливать людей и отправлять их в лагеря ГУЛАГа. В 1946-1952 годах была "ждановщина", которая загнала советскую культуру в жесткие манихейские рамки. Была и продолжает существовать "дедовщина" - основанная на старшинстве культура запугивания и издевательств над младшими в армейских рядах. И так далее.

Я ни в коей мере не жду начала массовых чисток и колонн несчастных заключенных, направляющихся на великие стройки принудительного труда (кто в Сколколаг? - шутка). Но вместе с тем, я не могу не думать о том, сколько осталось времени, прежде чем у нас появятся мысли о силе бастрыкинщины.

Александр  Бастрыкин, возглавляющий Следственный комитет, это, несомненно, путинский человек. Они вместе учились на юридическом факультете Ленинградского государственного университета в начале 1970-х годов. Потом Бастрыкин уверенно поднимался по служебной лестнице, заслужив репутацию жесткого и проницательного руководителя. Вот факты из его биографии, любезно предоставленные Moscow Times.

Читайте также: Силовики в панике

Александр Иванович Бастрыкин - родился 27 августа 1953 года в Пскове.

Образование: юридический факультет Ленинградского государственного университета, окончил в 1975 году (учился в одной группе с Владимиром Путиным). Доктор юридических наук, 1987 год.

1983 год: секретарь Ленинградского горкома комсомола.

1985 год: старший преподаватель юридического факультета ЛГУ.

1988 год: руководитель Ленинградского института усовершенствования следственных работников при прокуратуре СССР.

1992 год: ректор Санкт-Петербургского юридического института.

2001 год: начальник управления Министерства юстиции по Северо-Западному федеральному округу.

2006 год: начальник главного управления МВД по Центральному федеральному округу.

2007 год: первый заместитель генерального прокурора.

2007 год: начальник вновь созданного Следственного комитета при Генеральной прокуратуре.

2009 год: получил ранение во время взрыва бомбы при расследовании теракта в поезде "Невский экспресс".

С января 2011 года по настоящее время: глава Следственного комитета, который сегодня действует независимо от Генеральной прокуратуры.


Также по теме: Недовольство в стане силовиков

Эти факты говорят о том, что на протяжении почти всей своей карьеры Бастрыкин был связан с прокуратурой и полицией. О чем эти факты не говорят, так это о том, что он также является доверенным лицом грозного силовика Игоря Сечина, которого называют Дарт Вейдером при императоре Путине. Бастрыкин использовал свое служебное положение для ведения злобной и жестокой межведомственной и межклановой борьбы, которая вспыхивает в рядах элиты силовиков во времена неопределенности и переходов (он также устранял потенциальные угрозы, исходившие, например, от его бывшего подчиненного Дмитрия Довгия). Так, в 2006-2007 годах он сыграл ключевую роль в скандале вокруг магазина "Три кита", работая вначале в главном управлении МВД по Центральному федеральному округу, а затем в Генеральной прокуратуре. Этот скандал, как и многое остальное, был связан с внутренними конфликтами. Следственный комитет создавался в рамках Генпрокуратуры, но он всегда был полуавтономным органом, а Бастрыкин никогда по-настоящему не подчинялся генеральному прокурору Юрию Чайке. Это неудивительно, поскольку с самого начала было ясно, что СК это явно политизированное ведомство. (Как писали в 2008 и 2010 годах Этан Холланд (Ethan Holland) и Мэри Бергер (Mary Burger) (так в тексте, авторов на самом деле зовут Этан Бергер и Мэри Холланд – прим. перев.), эта политическая функция Следственного комитета и подлинная самостоятельность Бастрыкина нашли свое признание и были узаконены, когда Медведев вывел СК из подчинения Генпрокуратуры, подчинив его непосредственно президенту (я писал об этом на страницах "Радио Свободная Европа / Радио Свобода").



Мне кажется, между Бастрыкиным и Медведевым налицо явное совпадение мнений и согласие, поскольку оба они юристы-законники, и видят будущее России в рамках правового государства. (Путин, в отличие от  них, считает, что закон надо использовать, когда это выгодно, а когда нет, его следует игнорировать.) Но это ни в коем случае не означает разрыв более тесных и практичных связей Бастрыкина с Путиным, который ему покровительствует. Приверженность букве закона не говорит о том, что он демократичный, а также белый и пушистый. Бастрыкин был жестким прокурором, перенесшим в Следственный комитет свои методы работы по принципу "пленных не брать". У него также присутствует чекистское в своей основе страстное желание создать суперведомство по охране порядка и контролю. Он выражал надежду, что когда-нибудь "все следственные органы правоохранительного ведомства, уполномоченные проводить предварительное расследование, будут объединены в единый комитет".

Читайте также: Навальный обвиняет МВД Чечни в коррупции

Он подходит все ближе к осуществлению своего заветного желания. В рамках Следственного комитета уже действует Главное военное следственное управление, работающее независимо и параллельно с Главной военной прокуратурой при расследовании тяжких преступлений в армии. Сейчас СК создает новое управление по расследованию преступлений в полиции и прокуратуре. С одной стороны, такие действия вполне понятны, потому что внутреннее подразделение самого МВД (Главное управление собственной  безопасности) пока не доказало свою эффективность.

Однако все это отнюдь не означает, что СК сегодня является  привилегированным ведомством, находящимся под патронажем президента, только ему подотчетным и обладающим обширными полномочиями по расследованию и возбуждению дел по преступлениям не только в обществе в целом, но и (я бы сказал, в особенности) в органах безопасности, которые обладают значительным иммунитетом от уголовного преследования МВД и Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Единственное исключение может составлять еще один оплот личной власти Путина - ФСБ. Я уже отмечал одну интересную деталь. Хотя СК это весьма масштабное ведомство, имеющее целую сеть региональных отделений, ФСБ предоставляет своих агентов для проведения оперативной следственной работы при расследовании преступлений в полиции. Нет нужды говорить о том, что ФСБ давно уже ведет закулисную борьбу за главенство над МВД, и такие меры способны помочь ей добиться преимуществ.

В переходные периоды обычно усиливается соперничество между силовиками, поскольку люди борются за выживание или повышение, возобновляются старые междоусобицы, а группировки начинают маневрировать в борьбе за территорию и ресурсы. Поскольку Путин готовится вновь занять пост президента, и происходит это в период невиданных ранее политических вызовов, у меня возникает подозрение, что он хочет укрепить свою власть над аппаратом безопасности. В конце концов, это такой человек, который в моменты напряженности обращается за помощью и поддержкой к тем, кого он знает и кому доверяет. СК в своем нынешнем виде это идеальная структура контроля, ответ на извечный вопрос quis custodiet ipsos custodes - "кто устережет самих сторожей". Тщательной проверке со стороны этого "кремлевского сторожевого пса" может в конечном итоге подвергнуться и сама ФСБ.


Читайте также: ФСБ - главный политический субъект

Это может получить свое подтверждение в виде своего рода чистки рядов, хотя бы в незначительных масштабах. Мы можем стать свидетелями того, как в новое правительство не войдут некоторые важные фигуры (так, будущее Нургалиева в МВД до сих пор под вопросом). Но власть может также использовать  Следственный комитет для поиска самых грязных, нечистоплотных, ненадежных или просто оказавшихся в немилости представителей иерархии силовиков - особенно в регионах, которые в будущем превратятся в важный центр борьбы за власть и влияние. Окружение нового президента может посчитать, что немного осмотрительной бастрыкинщины в новой ситуации - это весьма удачный способ создать видимость борьбы с коррупцией и злоупотреблениями, а также напомнить элите, что хозяин вернулся.

(Заключительная историческая ремарка. Давайте не будем злоупотреблять аналогиями, хотя бы, потому что  Путин это далеко не дядюшка Джо. Однако стоит заметить, что к моменту своей смерти Сталин, скорее всего, готовил новую серию чисток, в том числе,  в рядах своей собственной  политической полиции - как раз для того, чтобы напомнить всем, кто в доме хозяин. Было это как раз в тот момент, когда Великие и Ужасные в рядах его администрации вели свою собственную борьбу за власть.)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.