Во вторник — и это нетрудно предположить — в центре внимания в Москве, Анкаре, Вашингтоне, штаб-квартире НАТО в Брюсселе и, вероятно, также в Париже и Тель-Авиве оказались новости о российском бомбардировщике, сбитом турецкой ракетой класса «земля-воздух». По имеющимся сообщениям, один пилот погиб, второй, возможно, попал в плен повстанцев, воюющих с правительственными войсками.


Известно следующее — гнев российской стороны в отношении страны-члена НАТО, Турции, а также высказывания турецкого правительства о том, что российские силы с начала операции в Сирии неоднократно нарушали воздушное пространство Турции, будь то из-за чрезмерной храбрости или из-за желания проверить собственную оборону. В техническом плане этот случай мог бы коснуться НАТО, но в политическом — вряд ли.

Остальные моменты требуют технического анализа: что, когда, где и почему. Кроме того, потребуются значительные дипломатические усилия, в том числе на самом высоком уровне, чтобы сохранить политическое равновесие и собственное лицо.


По шкале уровня напряженности, связанного с ближневосточным кошмаром, нынешний кризис находится у самой верхней отметки — при том, что стороны уделяют большое внимание собственному престижу. Сейчас или никогда — такова динамика сирийского кризиса. Перекраиваются зоны влияния, закрепляются новые линии.


Нужен кризисный менеджмент

Необходим кризисный менеджмент самого высокого уровня. США в большой игре за Ближний Восток не останутся в стороне. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что из-за возросшей террористической угрозы в Турции принято решение об отмене запланированной встречи с министром иностранных дел Турции Феридуном Синирлиоглу (Feridun Sinirlioglu) в Стамбуле. И это именно сейчас, когда потребность в интенсивном анализе и взвешенной дипломатии велика, как никогда.

Решающую роль в дальнейшем развитии ситуации играет недопущение роста противоречий, эскалации политики и военных операций. Между Россией и Францией, которые задействуют свои ВВС на территории Сирии, существуют договоренности — Путин дал указание рассматривать французские военные самолеты как дружественные.

Между правительством Израиля и русскими, по всей видимости, есть понимание, что не следует приближаться друг к другу в сирийском воздушном пространстве и необходимо уважать буферные зоны. Подобные договоренности, видимо, отсутствовали между российскими и турецкими ВВС, а если они и были, то не работали.

Военные эксперты предостерегали: рано или поздно из-за высоких скоростей и сложной техники потеря контроля неминуема. Подобное не должно повториться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.