Северная Африка находится под прицелом международного джихадизма со времен терактов в Марокко 2003 года. Но есть страна, которая в этом десятилетии все же оказалась недоступна для проникновения иностранных группировок, в ней находится меньше иностранных боевиков, чем в других государствах.

В Северной Африке есть страна, которая, в отличие от своих соседей, сумела изолировать себя в эти годы от джихадистского терроризма. Эта страна — Алжир, которую возглавляет президент Абдель Азиз Бутефлика.

В прошлом Алжир сталкивался с насилием от рук террористов во время гражданской войны (1991 — 1999), которая велась между сторонниками «Исламского фронта спасения» (ИФС) и националистами «Фронта национального освобождения» (ФНО). После проведения президентских выборов в 1991 году, когда правительство отказалось признать неожиданную победу лидера радикалов Абасси Мадани, под предводительством Мансура Мелиани и Абдельхака была сформирована «Вооруженная исламская группа» (ВИГ) — террористическая организация, в которую вступали ветераны Афганской войны и боевики, прошедшие подготовку в лагерях на границе с Пакистаном (многие из этих лагерей были созданы американцами в антисоветских целях). Объединившись с ИФС для борьбы против алжирских националистов, ВИГ организовывала многочисленные теракты как внутри страны, так и за ее пределами до тех пор, пока обе группировки не были окончательно истреблены во время братоубийственной войны, которая длилась восемь лет и унесла жизни 60 тысяч человек.

После избрания в 1999 году президента Абдель Азиза Бутефлика, Алжиру удалось положить конец конфликту и начать непрерывную борьбу против радикального исламизма джихадистского толка при помощи милитаризации всей территории страны.

Таким образом, пока соседние страны — Марокко, Тунис и Ливия — в течение десятилетия подвергались насилию от рук террористов-смертников и от взрывов заминированных автомобилей (последний теракт в Тунисе произошел 24 ноября — был взорван автобус, перевозивший сотрудников охраны президента страны, при взрыве погибли 20 человек), Алжиру удалось предотвратить эту угрозу. Об агрессивной, но эффективной стратегии борьбы с терроризмом рассказал на национальном радио представитель министерства внутренних дел Алжира Мохамед Талби (Mohamed Talbi). «По сравнению с другими странами региона у нас меньше распространено такое явление, как вербовка молодежи в международные террористические организации», — объясняет он. По словам Талби, число молодых алжирцев, вступивших в террористические организации за рубежом, не превышает сотни человек. Этого удалось достичь благодаря тому, что «в министерстве обороны был создан механизм обмена информацией между организациями, участвующими в борьбе с терроризмом, который позволяет предотвращать идеологическую обработку молодежи».

«Этот механизм, с помощью которого выявляются каналы передачи информации, показал положительные и весьма обнадеживающие результаты», — заверил чиновник. Он также добавил, что вербовка молодых людей, которые, по его словам, являются «жертвами» и нуждаются в защите, «происходит в основном через социальные сети и представляет опасность для всего общества, именно поэтому в Алжире недавно усилили систему мониторинга в режиме онлайн». В виду «позитивных и обнадеживающих результатов, достигнутых благодаря контролю за обменом информацией между вербовщиками, живущими за рубежом» были выдвинуты предложения о внесении изменений в уголовно-процессуальный кодекс, которые позволили бы соответствующим органам добиться еще большей эффективности в борьбе против вербовки молодежи в сети. «Что касается сбора денежных средств в мечетях, где удается собрать довольно крупные суммы (с конца 2013 по начало 2014 года было собрано около 51 миллиона евро), возникает необходимость отслеживать использование этих средств», — сказал Талби, заверив, что этот вопрос находится «под контролем». Он подчеркнул, что алжирские власти передали мечетям «строгие инструкции по сбору денежных средств».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.