Сначала было объявлено о запланированных поездках Рухани в Италию и Францию — первом за последнее десятилетие визите иранского президента в Европу. Затем — приглашение принять участие в венских переговорах по Сирии. А теперь присутствие представителей Shell, BP, Total и Statoil (помимо китайской Sinopec) на проходящей в Тегеране конференции по новым правилам для нефтяных контрактов.

С момента подписания договоренностей о приостановлении ядерной программы прошло четыре месяца, а Иран все накапливает дипломатические успехи. И это несмотря на то, что теракты 13 ноября в Париже заставили Рухани отменить свой визит в столицу Франции и в Рим. После снятия санкций многие страны, а главным образом крупные компании, заинтересовались в том, чтобы первыми оказаться среди партнеров иранцев по бизнесу.


Разумеется, главную роль здесь играет энергетика: страна занимает второе место после Саудовской Аравии по запасам нефти на Ближнем Востоке и четвертое в мире — и это учитывая экономическую жизнеспособность эксплуатации битуминозных песков в Венесуэле и Канаде. Согласно BBC, цель властей заключается в привлечении 30 миллиардов долларов иностранных инвестиций с расчетом на то, что европейских гигантов (американские компании на конференции отсутствовали) привлекут новые условия. По словам министра нефти, новые контракты будут иметь долгосрочный характер и, что главное, окажутся более выгодными для инвесторов.

Имея 80 миллионов жителей и средний класс, который, несмотря на 36 лет режима аятолл, не утратил вкуса к западной продукции (во времена шаха Соединенные Штаты и Германия были двумя крупнейшими партнерами), Иран, освободившись от санкций, также превращается в эльдорадо для компаний, стремящихся выйти на рынки. Некоторое время назад Reuters уже сообщало о том, что Германия намеревается в четыре раза повысить свои продажи: с 2,4 миллиардов в 2014 году до 10 миллиардов. Перспективы американских компаний не столь радужны, учитывая отсутствие дипломатических связей, но, начиная с айпадов и заканчивая бельем Victoria´s Secret, продукты «Великого Сатаны», безусловно, будут иметь в Иране успех.

Находясь как никогда близко к нормализации отношений с Соединенными Штатами (даже если Обама и не обещал ничего подобного тому, что произошло с Кубой), Исламская Республика, с другой стороны, укрепляет сотрудничество с Россией: Тегеран и Москва сходятся в поддержке сирийского режима. А ввиду вставшей перед Западом острой необходимости борьбы с «Исламским государством», шиитский гигант являет собой очевидного союзника против джихадистов.

Между тем, популярность Ирана по душе далеко не всем. Ни Израиль, ни суннитские монархии Персидского залива не торопятся поверить в окончательное сворачивание Ираном своих амбициозных ядерных планов. И несколько дней назад через Haaretz стало известно, что у Израиля будет собственный представитель в ОАЭ, официально аккредитованный агентством ООН в области возобновляемых источников энергии, а историческим этот шаг является потому, что еврейское государство имеет послов лишь в двух арабских странах, Египте и Иордании.

Ближний Восток продолжает свои внутренние перемещения. А аятоллы, не меняясь по сути, множат выгоды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.