Еще в феврале The Intercept стал первым изданием, разоблачившим связи между ИГИЛ и Украиной. В статье Марцин Мамон (Marcin Mamon) рассказывалось, как лидер подпольной ячейки «Исламского государства» в Стамбуле направился на Украину, чтобы присоединиться к другим членам своей организации, сражающимся на Восточной Украине против сторонников автономии от Киева и политического союза с Москвой.

Тут мы сходу сталкиваемся с некоторыми затруднениями. Вряд ли на Западе найдется много обычных граждан, знающих, что ИГИЛ сражается на стороне украинских националистов. Если бы западная публика об этом знала, общественное мнение могло бы сильно измениться и начать поддерживать Россию — как нам, в общем-то, и следовало бы сделать. Лучше уж Украина будет российской марионеткой, чем очередной частью формирующегося глобального халифата.

Поверить, что ИГИЛ помогает украинским националистам по доброте душевной, а после победы соберет вещи и уберется с Украины, крайне трудно. Если русские сепаратисты Восточной Украины будут разбиты, Украина вполне может оказаться под частичным контролем «Исламского государства», что означает появление ИГИЛ на границах сразу нескольких стран НАТО. В таком случае, возможно, Запад все-таки неправильно выбрал, на какую ему лошадь ставить на Украине? Может быть, нам стоило сделать выбор в пользу Россию?

Для террористов ИГИЛ Киев превратился в удобный плацдарм для доступа в Европу: «Украина становится важным перевалочным пунктом для „братьев“ вроде Руслана. Здесь можно купить новый паспорт — и новую личность. За 15 000 долларов боевик может получить новое имя и документы, подтверждающие украинское гражданство. Украина не состоит в Европейском Союзе, но из нее легко эмигрировать на Запад. Украинцы без всяких проблем получают визы в Польшу, где они работают на стройках и в ресторанах, занимая места, освободившиеся из-за отъезда миллионов поляков на заработки в Британию и Германию».

Характерно, что Джастин Раймондо (Justin Raimondo) еще в начале марта этого года писал на сайте Antiwar. com, какие проблемы могут из-за этого возникнуть: «Нам говорят, что ИГИЛ планирует теракты в Европе и что спецслужбы охотятся за подозреваемыми по всему континенту. При этом мы видим, что в обороне Запада зияет дыра, сквозь которую втихомолку, незаметно для западной прессы просачиваются „братья“. Исламисты с украинскими паспортами при пособничестве ультранационалистических организаций вроде „Правого сектора“, у которого есть свои полуавтономные боевые формирования, открыли себе легкий путь на Запад… Сейчас на Украину течет американская помощь, но кто знает, какая ее часть достанется союзникам ИГИЛ — и как они воспользуются полученным? Если Джон Маккейн (John McCain) и Линдси Грэм (Lindsey Graham) добьются своего, американское оружие вскоре попадет в руки к этим террористам, которые, безусловно, в дальнейшем перейдут от джихада против русских к джихаду против Запада — и ударят по европейским столицам.

В итоге мы получим свое воздание с лихвой: мы сами создаем собственных врагов, даем им оружие, а потом требуем создать систему тотальной слежки для борьбы с ними. Безумные ученые, разрабатывающие американскую внешнюю политику, создают армию монстров Франкенштейна, которые, наверняка, рано или поздно придут за своими запутавшимися создателями».

И точно — через восемь месяцев, как по часам, мы получили парижские теракты.

В июле New York Times сообщила, что на Восточной Украине воюют три полноценных исламских батальона. Примерно тогда же Элиот Фридланд (Elliot Friedland) предостерегал в The Jewish Voice, что проникновение исламистов на Украину может иметь множество негативных последствий: «В союзе с украинскими силами сражаются мусульманские формирования, связанные с „Исламским государством“ и с чеченскими исламистами. Если США будут наращивать военную помощь Украине, армия которой прискорбным образом коррумпирована, наше оружие может достаться исламистским батальонам, получающими сейчас деньги одновременно от украинских олигархов, из стран Персидского залива и от преступной деятельности (включая рэкет). Сайт „Русская Блатина“ (так в тексте, — прим. перев.) пишет, что несколько отрядов боевиков из ИГИЛ присоединились к боям с русскими солдатами на Украине при поддержке американских властей, которые дали украинскому правительству определенные рекомендации в отношении „Исламского государства“… Союзники „Исламского государства“ также используют Украину как места, где можно дешево и просто купить оружие, которое потом контрабандой уходит в Ирак, Сирию и Чечню».

За последние месяцы связи между Украиной и ИГИЛ вышли на новый уровень: недавно в поддержку «Исламского государства» высказался высокопоставленный украинский чиновник. Только на прошлой неделе в руках у ИГИЛ непонятным образом оказались украинские вооружения (в том числе — зенитно-ракетный комплекс FN-6). Предполагалось, что они «должны будут контрабандным путем попасть в Сирию через Турцию».

Немного позднее российская хакерская группа «КиберБеркут» заявила, что она добыла ряд документов, «доказывающих, что представители украинского государственного оборонного конгломерата Укроборонпром обсуждали в сентябре с представителями катарских властей вопрос о поставках ракет „земля-воздух“ [С-125-2Д „Печора-2Д“. (SA-3 Goa по классификации НАТО)]». Это оружие почти наверняка было предназначено для ИГИЛ. Согласно документам, сделку также одобрило посольство США в Дохе.

До чего же скверная ситуация! Для Запада сейчас вопрос заключается в том, кого он в ближайшем будущем предпочтет видеть в качестве силы, контролирующей украинскую территорию, — ИГИЛ или Россию. Вполне очевидно, что второй вариант намного лучше. Если Запад хочет создать нормальную коалицию против «Исламского государства», ему стоило бы выгнать из НАТО турецких исламистов, отдать Украину России, а затем пригласить Россию в Североатлантический альянс (или в альянс, которые придет ему на смену). Это позволило бы нам объединить усилия в борьбе против глобального джихада. Но «видно, тот, кто начал лгать, не обойдется ложью малой» (сэр Вальтер Скотт, «Мармион», песнь 6, стих 17 (перев. В. Бетаки)).

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.