Журналист из турецкой газеты проворчал: «Совсем другая цена жизни!» Это произошло, когда 16 ноября в Анталии главы стран G20 опубликовали особое заявление. Заявление начиналось так: «Мы в самых решительных выражениях осуждаем гнусные террористические нападения, совершенные в Париже 13 ноября и в Анкаре 10 октября».

Все мои мысли были заняты терактами, которые произошли три дня назад, поэтому когда я увидел текст заявления, я очень удивился. Несмотря на то, что теракт в Анкаре унес жизни более 100 человек, газеты и телевидение стран G7 очень по-разному освещают трагедии в Париже и Анкаре.

Разница в стоимости жизни выражается и в таких нюансах. Сразу же после парижских терактов госсекретарь США Джон Керри написал в твиттере: «Мы продолжим поддерживать свободу, равенство и человеколюбие плечом к плечу с французами». Турция является военным союзником США: она входит в НАТО. Несмотря на это, с 10 октября в микроблоге Керри не было ни одной записи, посвященной Турции. Это говорит о существовании противоречий между странами G7 и быстроразвивающимися странами. Кстати, премьер-министр Японии Синдзо Абэ, находящийся в Стамбуле, заявил сопровождавшим его журналистам, что японцы солидарны с французами, только на следующий день после парижских терактов в полдевятого утра. Это не то послание, которое необходимо обдумывать всю ночь.

Специальное заявление G20 коснулось терактов в Анкаре только потому, что саммит проходил под председательством президента Турции Эрдогана. Стоит отметить, что саммит впервые прошел в исламской стране. При этом все внимание участников переключилось с выработки мер для стратегии роста, что изначально являлось основной темой обсуждения, на террористические атаки.

Камеры запечатлели беседу между лидерами России и США, которая шла 40 минут и с участием переводчиков. Также в определенный момент вместе срочно собрались лидеры США, Великобритании, Германии, Франции и Италии. Темой этих обсуждений стало «Исламское государство», которое укрепляет позиции между Ираком и Сирией.

Если вернуться к истокам возникновения хаоса на Ближнем Востоке, то мы дойдем до периода, когда примерно век назад произошло крушение Османской империи, и Великобритания, а также Франция провели границы в этом регионе, проигнорировав геополитические, религиозные и расовые аспекты. Сегодня тоже происходят эпохальные события, только в этот раз они расшатывают позиции премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и президента Франции Франсуа Олланда. Рождение ИГИЛ — это своего рода антитеза.

Утром 23 ноября главы этих стран провели встречу в Елисейском дворце. Премьер предложил президенту, чтобы французские самолеты дозаправлялись в воздухе в районе британской базы ВВС на Кипре. Кипр — это опорный пункт, который расположен ближе всего к территориям, которые находятся под контролем ИГИЛ. Тем самым британский лидер подчеркнул, что является союзником президента Олланда, который намерен любыми средствами уничтожить ИГИЛ и который через три дня после парижских терактов заявил, что Франция находится на военном положении.

Теракты в Лондоне произошли в июле 2005 года. Взрывы в метро и двухэтажных автобусах организовали пособники «Аль-Каиды». Погибло 52 человека. В тот момент в Скотленд-Ярде проходил саммит G7 при участии России. С тех пор прошло десять лет. В июле этого года премьер Кэмерон в очередной раз заявил: «мы не сдадимся перед лицом террористической угрозы». То есть он выразил намерение вырвать ростки терроризма с корнем.

После парижских терактов британский лидер сообщил BBC, что за этот год в стране было ликвидировано семь террористических угроз. По его словам, их предотвратила британская разведка. Сразу же после крушения российского авиалайнера в Египте именно министр иностранных дел Великобритании указал на то, что на борту могла быть бомба. Пока Великобритания побеждает в информационной войне с терроризмом.

Тем не менее глава британской контрразведки МИ-5 Эндрю Паркер (Andrew Parker) заявил, что у него нет уверенности, что его служба сможет предотвратить все без исключения теракты. Это говорит о том, что возможности информационной войны достигли своих переделов. Администрация Кэмерона намерена увеличить контртеррористический бюджет на 30%, а также расширить штат сотрудников.

При этом с учетом стрельбы в офисе журнала Charlie Hebdo можно сказать, что меры, которые предприняла администрация Олланда, были недостаточными. Бельгии, где готовились парижские теракты, и другим европейским странам необходимо пересмотреть политику по сбору информации. По всей видимости им, как и Великобритании, не удастся избежать увеличения соответствующих расходов.

Комментируя влияние парижских терактов на мировую экономику, британская Financial Times отметила, что в сравнении с экономическим кризисом 2008 года и землетрясением на северо-востоке Японии 2011 года ущерб не столь велик. Тем не менее люди не могут находиться в постоянном ожидании последующих терактов. Если появятся предложения ограничить свободу передвижений внутри ЕС, все может измениться. Произойдет крушение самой идеи единства европейских стран, что окажет пагубное влияние на экономику. Это то, чего и добиваются террористы.

Олланд объявил войну, но не подвергнет ли это его страну еще большей опасности? Французский лидер положил проблемы обеспечения антитеррористической безопасности на стол и при этом призывает к военному взаимодействию не только с Великобританией, США и Германией, но и с Россией. Все — чтобы обеспечить собственную безопасность.

Террористические акты происходят не только в Париже. Во время крупных происшествий, которые влияют на ход истории, политические руководители должны проявить свои способности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.