На следующий день после того, как Slate опубликовал мою статью о том, почему США нужна более боеспособная и дорогая армия, группа террористов провела серию согласованных атак в Париже, в результате которых десятки ни в чем не повинных людей погибли и получили ранения. Увеличение расходов на американскую армию не положит конец терактам с большим количеством жертв, и любой, кто будет настаивать на ином, совершенно неправ. Но было бы глупо считать, что такие атаки прекратятся, если США и их союзники уйдут с международной арены.

Те угрозы, которые возникают в одном регионе мира, могут быстро распространиться на другой. Мы не можем вернуться в тот мир, где у нас была возможность отгородиться от внешних опасностей (хотя сомнительно даже то, что такой мир вообще существовал). Нравится нам это или нет, мы заинтересованы в успехе в Ливии и Йемене, оказавшихся в пучине кровавых гражданских войн, которые сегодня затмил сирийский конфликт. Группировки джихадистов живут за счет хаоса и беспорядка, вызванного этими конфликтами, а возникающее в результате насилие обычно получает распространение, перетекая в западные общества. Когда происходит крах государств в Западной Африке, возрастают шансы на возникновение страшных эпидемий типы вспышки Эболы в 2014 году, и одновременно возрастает вероятность распространения этих болезней на западные города типа Лондона и Нью-Йорка. Когда разрушительное землетрясение наносит удар по Гаити, когда цунами вызывает гибель десятков тысяч людей на побережье Индийского океана, семьи снимаются с насиженных мест, покидая дома. Некоторые из них становятся мигрантами, ищущими новый дом. Если разразится ядерная война между Пакистаном и Индией, последствия для всего мира и для нашей общей окружающей среды будут ужасными. Вот почему Соединенные Штаты должны думать не только о защите страны от вторжения и о мести за американцев, погибших в результате терактов. Мы должны быть кровно заинтересованы в укреплении оборонного потенциала и системы государственного управления уязвимых стран во всем мире, не допуская перерастания мелких конфликтов в крупные пожарища.

Конечно, США не могут везде успеть и все сделать, да и не должны. Но поскольку Соединенные Штаты — богатая, густонаселенная и динамичная страна, находящаяся вдалеке от конкурирующих с ней держав, она обладает уникальными возможностями для выборочных инвестиций, способных оказать несоразмерное по своим позитивным последствиям воздействие на глобальную безопасность. Никто не призывает США к удвоению военных расходов или даже к выделению на оборону пяти и более процентов от ВВП, как это было во времена холодной войны. Серьезные сторонники увеличения военных расходов преследуют гораздо более скромные цели.

Когда я впервые выступил за увеличение американского военного бюджета, я отметил: США тратят на оборону намного больше всех остальных стран из-за того, что их армия намерена делать гораздо больше, чем армии других государств. Кроме защиты территории США, самая важная задача, которую стремится выполнять американская армия, это сдерживание стран-соперниц, дабы они не оказывали давление и не доминировали над более слабыми государствами, особенно над нашими союзниками. Важно понять, что для сдерживания конкурирующих с нами стран, таких как Россия, Китай и Иран, нужно не только тратить больше денег на армию, чем они. Нужно делать так, чтобы военные ресурсы оказывались в нужном месте и в нужное время.

Возьмем для примера Россию. Соединенные Штаты тратят на свои вооруженные силы намного больше, чем Россия, однако Москва проводит программу военной модернизации, главная цель которой не победа над США на всех фронтах, а достижение временного военного превосходства в ее ближнем зарубежье, после чего она может прекратить начатый ею конфликт на выгодных для себя условиях. В последнем номере журнала Survival военные аналитики Элбридж Колби (Elbridge Colby) и Джонатан Соломон (Jonathan Solomon) оценивают те угрозы, которые Россия создает для членов НАТО в Прибалтике, в Центральной и Восточной Европе, а также для других дружественных государств, таких как Финляндия и Швеция. Хотя Колби и Соломон уверены, что США и их союзники смогут победить Россию в ходе затяжной неядерной войны, они заявляют, что Россия не намерена добиваться победы в конфликте, способном растянуться на месяцы и годы, давая США запас времени для сосредоточения всей своей военной мощи. Нет, скорее всего, Россия будет действовать молниеносно, захватывая стратегически важные территории, возвращать которые Америке и НАТО будет крайне трудно. В этом сценарии важнее всего кратковременное превосходство России над США в ее ближайшем географическом окружении, а не превосходящий глобальный потенциал Америки. Поддерживая локальное кратковременное превосходство, Россия может вынудить западные державы сесть за стол переговоров, а также продемонстрировать, что американские гарантии безопасности не стоят и той бумаги, на которой написаны.

Чтобы ответить на российские вызовы, Колби и Соломон предлагают выработать комплексную стратегию, требующую от прифронтовых государств вкладывать деньги в военный потенциал, а также в силы и средства, помогающие сдерживать российских интервентов. Наряду с этим они предлагают разместить в Польше и других странах Центральной и Восточной Европы небольшое количество американских и прочих союзнических войск — не только для того, чтобы продемонстрировать решимость США защищать этот регион, но и чтобы военные авантюры обходились Москве намного дороже и становились рискованнее. Размещение американских войск в этом регионе не будет стоить запредельно дорого, поскольку союзники США разделят финансовое бремя. Но и бесплатным оно не будет. Сегодня американские политики должны задать себе вопрос: что для них лучше — потратить небольшие деньги на сдерживание российской агрессии сегодня, или израсходовать гораздо больше завтра, когда им придется вести войну в Восточной Европе.

Россия показывает, почему глупо сравнивать военные расходы США с военными расходами других стран. А она далеко не единственная страна, модернизирующая свои вооруженные силы так, что это создает угрозу глобальной безопасности. Китай проводит похожую стратегию в Восточной Азии, бросающую вызов США и их союзникам из тихоокеанского региона. Американские вооруженные силы должны обладать способностью преодолевать угрозы не только в своем непосредственной географическом окружении, но и в удаленных от США регионах. Но есть еще одна, не менее серьезная причина, по которой военные расходы у США гораздо выше, чем у их потенциальных противников. Дело в том, что стоимость рабочей силы в Америке гораздо выше, чем в более бедных странах, таких как Россия, Китай и Иран. Дайна Уокер (Dinah Walker) из Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) сказала об этом так: «На один миллион долларов в США можно набрать меньше солдат, чем в России или Китае». Она отмечает, что «если сравнивать военные бюджеты с указанием расходов на личный состав, то военное превосходство США будет меньше, чем при обычных сравнениях, основанных на рыночных обменных курсах».

Одна из главных причин, по которой многие американцы не желают увеличивать расходы на армию, это ощущение того, что Пентагон работает до неприличия расточительно. Проблема в том, что существуют большие разногласия относительно того, что считать расточительством. Расходы на личный состав это хороший пример того, где начинаются серьезные трудности. Эти траты составляют примерно четверть от общей суммы военных расходов США; а компенсационные выплаты военнослужащим, находящимся на действительной военной службе и вышедшим в отставку, в последние годы растут очень быстро, в основном из-за пенсий и медицинских льгот. Один из ведущих экспертов по американской армии Роберт Уорк (Robert O. Work), ныне занимающий должность заместителя министра обороны, считает, что даже если рост расходов на содержание личного состава в предстоящие годы резко замедлится, они к 2021 году все равно составят 46% от военного бюджета США

Американские вооруженные силы по-разному приспосабливаются к высоким расходам на содержание личного состава. Политолог из Северо-Западного университета Джонатан Кэверли (Jonathan Caverley) отмечает, что из-за больших затрат на содержание личного состава американская армия склоняется к военной стратегии, где основной упор делается на огневую мощь с соответствующим выделением средств на эти цели, а не к стратегии, требующей больших трудозатрат. Мы исходим из того, что вооруженные силы США отчаянно пытаются избегать потерь личного состава из-за политических последствий, хотя здесь присутствуют и экономические издержки. Стремление не допустить потерь объясняется еще и тем, что личный состав в американских вооруженных силах дорого обходится в содержании и обучении. Если есть выбор между угрозой для жизни американских военнослужащих и неэкономным расходованием боеприпасов, топлива и современного оружия самых разных типов при выполнении поставленных задач, Пентагон всегда выберет второе. У стран победнее и у негосударственных актеров нет возможности для применения военной стратегии, где основной упор делается на огневую мощь с соответствующими затратами, и поэтому они жертвуют жизнями своих солдат и последователей.

Могут ли вооруженные силы США сократить расходы на содержание личного состава? Да, это возможно. Если Уорк прав насчет перспектив по затратам на личный состав, то у Пентагона не останется особого выбора, даже если США существенно увеличат свой военный бюджет. Но урезать расходы на личный состав будет гораздо труднее, чем вы думаете. Один из вариантов это взять пример с частного сектора и прибегнуть к внешнему подряду. Если расходы на содержание личного состава в США не позволяют набирать достаточное количество военнослужащих на действительную военную службу, американская армия может последовать примеру Объединенных Арабских Эмиратов, беря к себе иностранных наемников. Хотите верьте, хотите нет, но США уже идут этим путем, как рассказал недавно на страницах New York Times автор книги The Modern Mercenary (Современный наемник) Шон Макфейт (Sean McFate). В Ираке и Афганистане Соединенные Штаты активно использовали частных военных подрядчиков, чтобы снизить нагрузку на военнослужащих, испытывавших большое напряжение. Надо сказать, что чрезмерное использование наемников не дает ничего хорошего. Легко себе представить, что настанет время, когда армия США будет тратить гораздо больше времени и сил на обучение иностранных военнослужащих, которые станут выполнять задачи, непосильные для американских военных. Но обучением все равно придется заниматься хорошо подготовленным и хорошо оплачиваемым американским военным.

Есть и другие, менее привлекательные способы оптимизировать расходы на личный состав. Администрация Обамы предложила немного сократить затраты на пенсии и медицинские льготы, но даже эти скромные сокращения вызвали большой скандал. Причина здесь проста и понятна. Американцы считают, что мы не должны экономить на льготах и денежном довольствии для тех, кто добровольно идет защищать свою родину. Я думаю, президент Обама прав, призывая провести реформу в вопросах пенсий и льгот для военнослужащих, и мы можем еще немного сократить компенсационные расходы. В своей новой книге The Future of Land Warfare (Будущее наземной войны) Майкл О’Хэнлон (Michael O’Hanlon) из Института Брукингса отмечает: «Военнослужащие определенного возраста и с определенным опытом составляют более 90% всех государственных служащих с такими же характеристиками». Далее он говорит, что если учесть пенсионные и медицинские льготы, эта цифра будет еще больше. Но опасность заключается в том, что если военные слишком сильно сократят компенсационные расходы, им будет труднее набирать в армию и продлевать сроки службы опытным и квалифицированным людям, в которых она нуждается больше всего.

Безусловно, расходы на личный состав это не единственная проблема для американского военного бюджета. В 2014 году Центр новой американской безопасности (Center for a New American Security) опубликовал доклад под названием «Готовясь к войне в эпоху роботизации», в котором его авторы Уорк и Шон Бримли (Shawn Brimley) проанализировали технологические достижения, изменившие облик армии и войны, а также инвестиции в технологии, которые должен будет вложить Пентагон, дабы не отстать от других. Долгие годы вооруженные силы США владели едва ли не монополией на управляемые боеприпасы, технологии «стелс» и беспилотники. Теперь ситуация изменилась, а это значит, что Америке нужны более совершенные боевые платформы, дабы одерживать верх над противником, научившимся использовать недостатки в ее устаревшем вооружении. В этих целях американцы разработали множество современных образцов боевой техники, среди которых самолеты F-22 Raptor и F-35 Lightning II, эскадренные миноносцы типа «Арли Берк» третьей серии с крылатыми ракетами и так далее. Но, как отмечают Уорк и Бримли, проблема состоит в том, что расходы на эксплуатацию и обслуживание этих современных боевых платформ зачастую выше, чем у их предшественников. Более того, их нельзя использовать круглосуточно, о чем с тревогой пишут Брайан Кларк (Bryan Clark) и Джесси Слоумэн (Jesse Sloman) в новом докладе Центра стратегических и бюджетных оценок (Center for Strategic and Budgetary Assessments), который они озаглавили «Силы не по средствам». Обычно корабли ВМС находились в море от шести до семи месяцев в течение двух-трех лет, в зависимости от класса корабля. Но в последние годы они используются гораздо активнее. Это значит, что остается меньше времени на обслуживание и ремонт, а следовательно, эти ценные средства ведения боя гораздо быстрее заканчивают свой срок службы. То же самое можно сказать и о моряках, служащих на этих кораблях, ведь для поддержания эффективности экипажам и летчикам палубной авиации нужно время на подготовку и на отдых.


Уорк и Бримли в итоге приходят к выводу о том, что американским военным придется в большей степени полагаться на беспилотные и автономные боевые системы. Беспилотные летательные аппараты, ставшие очень важной составляющей в американском арсенале, проложили путь новым дронам, которые смогут воевать на земле и под водой. Теоретически эти системы должны помочь военным в выполнении поставленных задач и одновременно сократить расходы на содержание личного состава. Есть и другие способы сдерживания военных расходов при помощи новых технологий. Возможно уменьшение расходов на обслуживание и ремонт, поскольку военные добиваются все новых успехов в аддитивных технологиях и 3D печати, а это со временем даст американским ремонтникам возможность заменять детали и модернизировать боевые системы прямо в процессе применения. Их уже не надо будет отправлять домой на ремонт, или использовать сети снабжения для доставки запчастей. Столь же многообещающим является электрическое оружие, которое в расчете на выстрел будет обходиться намного дешевле, чем управляемые боеприпасы, и которое поможет противостоять угрозе баллистических ракет. Другие аналитики, такие как капитан первого ранга в отставке Джерри Хендрикс (Jerry Hendrix), работающий старшим научным сотрудником в Центре новой американской безопасности, подчеркивают важность использования дешевых систем вооружений. Они более гибкие в применении и менее уязвимы, чем ведущие образцы вооружений, ставшие для военных чем-то вроде священной коровы. Речь здесь главным образом идет об авианосных ударных группах, которые так ценят в ВМС. Хендрикс призывает командование ВМС прекратить строительство новых авианосцев, которые могут обойтись в 14 миллиардов долларов за штуку. На сэкономленные средства вместо одного авианосца можно будет построить «семь эсминцев с ракетами или семь подводных лодок, или 28 фрегатов, или 100 многоцелевых быстроходных десантных кораблей, или некое их сочетание». По словам Хендрикса, для расширения американских возможностей по проецированию силы с одновременным сокращением расходов нужны «„Форды“, а не „Феррари“».

Помогут ли технические достижения и реформы сдержать расходы на личный состав? Не совсем. Если Пентагон будет по-умному расходовать средства, американская армия в будущем сможет выполнять поставленные задачи с гораздо большей экономической эффективностью. Чтобы обеспечить такое низкозатратное будущее, военным сегодня наверняка придется тратить больше. Причина состоит в том, что США должны поддерживать свой основной боевой потенциал на должном уровне, одновременно готовясь к будущему, в котором расходы на личный состав станут намного выше, чем сегодня, а действующие системы вооружений устареют и станут бесполезны.

Кое-кто опасается, что бюрократическая инерция является едва ли не гарантией того, что в случае увеличения военного бюджета американские военные будут просто вкладывать деньги в затратные старые образцы боевой техники и вооружений, не думая об инвестициях в боевые системы завтрашнего дня. Но эти опасения могут оказаться необоснованными. Для этого нам нужны политические руководители, готовые расставлять приоритеты, принимать трудные решения и отказывать военным, когда те настаивают на покупке «Феррари». Но вместо них у нас сегодня такое руководство, которое навязывает стране жесткие, непродуманные, всеобъемлющие сокращения военных расходов, лишая военных сил и средств, необходимых для выполнения современных задач. Это руководство также ставит под угрозу способность армии защищать американские интересы в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.